— Нет, ну ты только подумай, — Ленка в своей неизменной манере влетает в комнату и начинает усиленно жестикулировать, дабы добавить больше веса своим словам.

— ... и я им говорю, нет, так не пойдет, мы эту возможность больше полугода ждали, а они все равно упираются! В общем, я устала. Все, баста, я ухожу из проекта!

Джон Рональд Руэл Толкин

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Ох уж и тяжела дорога домой, особенно по сугробам. Снегу в лесу навалило, все тропинки засыпало, все деревья укутало. Ушастик, хоть и изрядно запыхался, но был все равно счастлив. Ведь в лапках у него уютно устроилась самая настоящая морковка. А знаете, как трудно достать морковку зимой? Очень трудно. Нужно идти на самую опушку леса к домику лесничего. Потом, трясясь от страха, пробираться мимо огромного пса, сделать маленький подкоп к кладовке, а там в темноте, только по запаху найти нужный мешок. Мешок с ароматной и сочной морковкой. Непростая была задача, но Ушастик справился и радостно скакал к своей норке.

0
0
0
s2sdefault

Яркая вспышка. Небесная комета сгорела, оставив после себя след в зимнем декабрьском небе.

- Успела загадать желание?

- Ага. Я всегда желаю одно и то же, поэтому всегда наготове.

- Я тоже успел, - с благодарностью глядя на небо, сказал брат.

0
0
0
s2sdefault

На фоне красивой картины, изображающей голубое небо и ярко-зелёные ели, нарисована маленькая девочка, надувающая мыльные пузыри. Красивое изображение нанесено поверх стены подземной парковки и радует своими яркими красками каждого, кто выходит из подъезда напротив.

Мечтай...

От изображения веет умиротворением и теплом, несмотря на морозный день.

Мечтай...

0
0
0
s2sdefault

- Всё! Я больше не могу! - изобразив страдальческое лицо, я откинулась на спинку стула. При этом гора учебников и конспектов незамедлительно рухнула на пол с диким грохотом.

- Ну, вот что за день такой сегодня! - в сердцах воскликнула я, перегнувшись вперёд и поднимая с пола тетради, чтобы восстановить на столе рухнувший Вавилон.

0
0
0
s2sdefault
Должно хватить. Если на каждого по пять, то в самый раз. Сняв последний блин, Вера привычным жестом вытерла руки о край передника. Воды горячей сегодня не предвиделось, а значит придется битый час полоскать в холодной воде жирную сковородку и тарелки. Потом еще будет время наскоро протереть пол. В магазин сегодня обязательно. Картошки килограммов пять, не меньше, хлеба и мяса. Дешевле взять замороженного, но как же тяжело его тащить. Ладно, с обедом управится. Но вот что со стиркой делать, не понятно. Машинка три дня уже как сломалась. До зарплаты еще две недели. А стирать-то ведь надо. Петька, как назло, всю кровать печеньем извазюкал. Младшего в два часа забрать нужно. С ним на рынок идти, ой как не просто, ведь не уследишь. Так, сначала срочное. Нужно хоть как-то вещи разложить. А то ведь, что не день, так в квартире погром. Как им это удается?!
0
0
0
s2sdefault

- Скорее! Ешь быстрее! Из-за тебя всё пропустим.

- А какие они? - спросил Мишутка, запихивая в рот огромный кусок бутерброда.

Сережа был на целых три года старше и, значит, знал практически всё.

- Сам увидишь, если поторопишься, - отрезал Сережа. Но, решив покрасоваться и добавить весу событию, добавил, - Да разбойники они настоящие. Украсть могут всё что угодно, даже детей.

0
0
0
s2sdefault

В далёком 2010 году я работала преподавателем английского языка в ЮУрГУ на Архитектурно-Строительном факультете. И вот была у меня там одна проблемная группа, и в этой проблемной группе была своя проблемная «банда», в которой был свой «проблемный» лидер. Одногруппники реагировали на него как сухая солома на неосторожно брошенную спичку — одно меткое слово, и взрыв хохота напрочь лишал педагога надежды закончить пару без лишних потерь. В общем, вот так мы и жили примерно полгода. А потом, в феврале принимается решение закрыть ЮУрГУ на карантин из-за эпидемии гриппа. И узнаем мы об этом аккурат в 8 утра, потому что охрана университета разворачивает всех студентов обратно домой. Наша кафедра тоже постепенно пустеет, преподаватели начинают расходиться по домам. Я сижу и нервно постукиваю носком ботинка по ножке соседнего стула. Не выдерживаю, встаю: «Пойду все-таки проверю, неспокойно как-то внутри. От АС-118 всего можно ожидать». Алёна скептически выгибает бровь: «Да ладно! 8 утра. Первая пара. Да ещё и английского! Никого там нет. Халявные каникулы у детей! Угомонись и пойдём домой». Но я уже поднимаюсь со стула, торопливое «Я сейчас», и вот я уже иду по коридору в сторону 8 этажа.

0
0
0
s2sdefault

Речь зайдет об оркестре…  А он — удивительный организм, состоящий из своих клеток-музыкантов, что являются частью оркестра. Клетки составляют ткани, музыкальные группы — скрипки, виолончели, гобои… А ткани складываются в органы — инструменты разных типов — струнные, духовые, ударные…

Как и любой организм, оркестр рождается, живет и умирает. Ведь не может оркестр появиться на сцене из пустоты. Он должен сформироваться, пройти свой путь, он должен воплотиться. Оркестр может расти, меняться, может чувствовать. Оркестр живой, в нем целая вселенная. Он — творение не одного столетия, в каждую эпоху оркестр менялся, в нем появлялись все новые и новые части.

0
0
0
s2sdefault

Всю ночь Егорка ворочался. Как же тут уснёшь? Ведь накануне мама сказала, что утром привезут! Еще неделю назад, как только он услышал в разговоре родителей, что отец купил мотоцикл и скоро его должны привести, Егорка не мог думать ни о чем другом. Это же настоящий мотоцикл! Каждую ночь перед сном он задавал маме тысячи вопросов: А ручки у него блестящие? А сколько зеркал? А сиденье из чего сделано?

- Подожди, нетерпёныш, всё сам увидишь.

0
0
0
s2sdefault