Крепость, мы вернулись! Мы снова здесь, в твоих старых, изрезанных трещинами-морщинами стенах. И мы вернулись с подмогой — уже не 26, а 80 твоих защитников заняли свои места.
К встрече мы готовились весь этот год — читали, писали, исследовали, составляли списки работ, покупали инструмент, копили деньги, мечтали и сочиняли песни.


И вот снова мы под руководством директора музея Геннадия Александровича закладываем опасные и разрушающиеся проемы, перекладываем дорожки, красим, смываем и затираем дурацкие надписи, собираем мусор... Но на этот раз главной оказалась не наша собственная работа. Мы-то уедем в свои города — в Москву, Питер, Тверь, Новгород, — а ты останешься здесь. И сложно будет в одиночку противостоять — нет, не времени и не ветрам, а человеческому невежеству и безразличию, варварству и бессмысленному разрушению.
И в один из августовских дней ты распахнула свои ворота для гостей. Мы назвали праздник «День Крепости», и это действительно был твой день.
Мы очень волновались: «А если никто не придет? А если придет слишком много людей и мы не справимся? А если будет дождь? А вдруг не будет ветра и воздушные змеи не полетят?..»
Но все получилось. Тучи, меняя траекторию, обходили нас стороной, ветер рвал змеев из рук, а гости... Из самого Ивангорода, из соседней, но уже заграничной Нарвы, из райцентра Кингисеппа, из Санкт-Петербурга, и даже из Томска и Афганистана — около четырехсот человек стали в этот день твоими жителями. И хоть на несколько часов, но ты ожила. Мы говорили о твоей истории, рисовали и лепили из глины твои башни, пели и танцевали, сражались в шахматы и попадали копьем в цель, смеялись и запускали змеев...
И дети! Вот кто оказался твоими самыми преданными и искренними друзьями! Мало того, что несколько ребят стали полноправными членами нашей экспедиции, каждый день участвуя в работах наравне со взрослыми. Потом приходили сто десять мальчишек и девчонок из местного летнего лагеря, чтобы в трудных испытаниях завоевать звание «защитник крепости». А еще приезжали люди — сами, просто услышав по телевизору о том, что есть такая крепость, что ей тяжело и что есть возможность помочь. Помочь руками, сердцем, безвозмездно, добровольно — доброй волей.
И что-то изменилось. Когда мы уезжали, позади оставалась не только сделанная работа — большая и важная, не спорю. Оставалась надежда, которая светилась в твоих бойницах лучом восходящего солнца.
Крепость, мы вернемся!
      

      
P.S. Уже в Москве мы узнали, что и после нашего отъезда в Ивангородской крепости продолжали работать местные ребята.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s