Наверное, у каждого из нас есть или, во всяком случае, была своя Мечта. Настоящая, глубокая. Вспомните: кто не мечтал в детстве стать космонавтами, отважными моряками или разведчиками? А потом, когда мы стали постарше, разве не влекли нас романтика геологов или суровые будни полярников?
    Но потом ... Что с нами происходит, когда мы становимся старше? Почему наступает тот момент, когда все наши устремления, мечты куда-то уходят, отступают в тень? И почему мы начинаем оправдываться сами перед собой тем, что повзрослели, тем, что у нас уже нет времени на "эту романтику"?
    Зачастую мы выбираем институт, работу по принципам престижа, денежности, комфорта и безопасности. На самом деле - по пути наименьшего сопротивления.     И как часто при этом мы или попадаем в замкнутый круг "деньги - работа - машина - дача" или бросаемся из стороны в сторону, пытаясь найти то, чего не знаем, или, на самом деле, то, что когда-то потеряли.
    А может быть тогда, когда мы были моложе, мы знали ответы на те вопросы, которые мучают нас сейчас? Может быть тогда, в минуты порывов и устремлений наша душа была гораздо ближе к нам, и наш разум лучше понимал, что говорит наше сердце?



--------

    Серый мартовский снег падал на лобовое стекло машины, задавая дворникам непосильную работу. Нам наконец-то удалось договориться о встрече с одним из тех удивительных людей, которые хранят в душе чистоту и энтузиазм.     По дороге пытались представить себе, какой будет эта встреча, о чем думают, чем живут эти люди. Спасатели. У нас, правда, было какое-то представление о них. Мы видели их работу, например, в горах. И во многом, именно пример этих людей, людей, которые живут своей работой, навел нас на этот разговор.
    Но все-таки, что такое Спасательная Служба в городе, мы представляли себе плохо. В голове всплывали образы, приходящие к нам с телеэкрана: джипы с мигалками, крутые ребята, которые "и в огне не горят, и в воде не тонут". Как мы узнали, в Москве существует несколько Спасательных Служб. Мы договорились об интервью в одной из них. Едем в 6-ой Поисково-Спасательный отряд Спасательной Службы Российского Общества Красного Креста.
    Подъезжаем. За современным зданием немецкого посольства база 6-го ПСО как-то не бросается в глаза. Старый забор со слегка покосившимися воротами, флаг Красного Креста. За забором небольшой полузасыпанный снегом автопарк. Машина реанимации, две патрульных машины с мигалками и эмблемами Красного Креста и МЧС. Под лобовым стеклом одной из патрульных машин - загадочная надпись         ( "СПАСАТЕЛЬ" - выполненная зеркально. Как мы потом узнали, надпись специально выполнена таким образом, чтобы легко читалась водителем идущей впереди машины в зеркало заднего вида).
    Ангар и не отличающееся особым шиком, но аккуратное двухэтажное здание базы 6-го ПСО,
    Заходим внутрь. Внутри - возникает ассоциация с кораблем или подводной лодкой. "Рубка" - место дежурного, звонит телефон, несмолкаемо говорит о чем-то радиостанция. "Медблок", "Кубрик N1", "Кубрик N2", ... - комнаты, где отдыхает дежурный экипаж. На втором этаже - административный блок, "кают-компания" - кухня + столовая. Наш собеседник – заместитель директора Спасательной Службы Российского Общества Красного Креста Александр Панормов - сразу же предлагает чай, и мы начинаем.

*

1. ИСТОРИЯ 6-го ПСО

Вопрос: Мало кто знает, что такое «поисково-спасательный отряд». Чтобы наши читатели поняли, о чем идет речь, можно в двух словах рассказать историю его создания?
Ответ: Ну, в двух словах, наверное, не получится. Потому что мы сейчас будем говорить о спасательной службе Красного Креста. Спасательная служба Красного Креста создавалась после армянского землетрясения в декабре 1988 года. Многие уже не помнят, что было такое землетрясение. 7 декабря 1988 года в Спитаке было землетрясение, очень сильное, в результате которого Спитак был уничтожен полностью, Ленинакан, ближайший к нему город, подвергся очень сильным разрушениям, город Кировокан, а также масса сел. Сила землетрясения - по-моему, ее так и никто толком не вычислил. Потому что сейсмостанции, которые были непосредственно в центре землетрясения, получили очень сильные повреждения и многие приборы просто зашкалили. Они были отрегулированы на более нежные измерения, а сила толчков была такова, что шкалы не хватило, А те сейсмостанции, которые по всему миру стоят, они давали, по-моему, от 8 до 9 баллов. Это очень сильное землетрясение.
    И тогда очень много добровольцев поехало туда помогать. Разгребать эти завалы, спасать людей, оказывать помощь тем, кто в живых остался. Тогда даже с экранов телевизоров прозвучал этот призыв, хотя тогда, это 1988 год, мы жили еще в таком закрытом обществе, необычно это было. И вот тогда очень много ребят прошли весь этот ад, который там был. А там действительно, вот у меня я помню такая мысль, штамп в голове родился: "Конец света в натуральную величину", когда я все это видел там.
    И когда вернулись обратно, очень многие ребята не захотели расстаться. Их поразила мысль, что вот когда приезжали иностранные специалисты, - они были экипированы, они умели спасать, у них было оборудование хорошее. У нас не было ничего, никто толком не знал, как это делать. Как-то пытались создать нечто, подобное тому, что мы видели у тех же самых иностранцев. И один из таких коллективов объединился вокруг Красного Креста. Так как нужен же флаг какой-то, нужна эмблема, нужен символ. И вот эмблема Красного Креста, идеи, которые в него заложены, отвечали духу тех людей, которые собрались под ним.
    Тогда же начала создаваться группа, которая потом получила название «Российский Корпус Спасателей». Это тоже были энтузиасты, такие энергичные ребята и грамотные ребята, и там были спасатели с хорошим опытом. Хотя по-хорошему говоря, опыта борьбы с землетрясениями не было ни у кого, были спасатели, которые искали туристов, альпинистов. Особенно в горных районах, те спасатели, которые работали с альпинистами, - развито тогда было, профсоюзная система тогда была. А вот по части разрушений инженерного плана - у нас специалистов особо не было.
    И вот одна часть объединилась под Красным Крестом, другая часть объединилась - Российский корпус спасателей, на основе которого потом создался Госкомитет по ЧС, а потом и Министерство по ЧС. Там тоже своя история, со своими сложностями. И люди, которые создавали все это, они потом были отодвинуты, пришли к власти совсем другие люди, которых мы видим до сих пор. Какие-то отряды и просто небольшие коллективы пытались создавать какие-то свои абсолютно автономные, независимые организации. У кого-то получилось, у кого-то нет.
Но вот на сегодняшний день мы выжили. Мы остались как действующая, нормальная служба, которая существует автономно от государства. Независимо от государства, как, собственно говоря, и любой Красный Крест должен быть независимым. И вот с 1988 года - уже больше 10 лет работаем. Тогда еще, в те годы, это был небольшой коллектив людей, которые имели свое постоянное место работы где-то в других местах. Просто если где-то происходила большая беда - мы искали где-то деньги и ехали туда оказывать помощь. Тогда еще не было оборудования, не было снаряжения хорошего. Что было главное - был опыт. Потому что когда большая катастрофа, люди, которые находятся на этой территории, которые подверглись этому воздействию, они часто деморализованы. Ну, это понятно. Разрушено жилище, погибли близкие, для них это шок. А выигрыш был наш в том, что мы это уже все видели, для нас уже не являлся шокирующим вид разрушенных зданий, мечущихся в панике людей. У нас уже начинал работать холодный разум, который был направлен на то, чтобы оказать этим людям как можно быстрее помощь. Причем может порой даже чисто организационную. Порой просто сказать, что "не надо делать так, не надо метаться, а надо делать так, так и так. Вот это в первую очередь, а вот это во вторую, а это в третью, а это - потом разберемся, может быть - вообще не понадобится".  И зачастую, как показала практика, это очень действенно получается.
Потом, потихонечку, служба стала "обрастать мясом". Были полеты за границу. Мы в Иран летали в 1990 году. Потом начались войны на нашей территории.  А Красный Крест - это организация, которая первоначально создавалась для военных действий.

*

2. ИСТОРИЯ «КРАСНОГО КРЕСТА»

Вопрос: Александр, извините, что прерываю, – можете немного рассказать о самом Красном Кресте? Я уверен, об этом реально очень мало людей знает.

Ответ: Красный Крест - это организация удивительная. Она ведет свою историю с прошлого века. Цифры, наверное, даже и не назову.  У меня все время была на даты плохая память. Но история была такая.
    Была очередная европейская война. И в районе местечка Сольферино, - это в Италии, была битва между австрийцами и итальянцами. Европа в то время была таким "пирогом слоенным", кто-то с кем-то воюет - особо и не поймешь. Но в результате этой битвы погибло очень много народа, было очень много раненых, которые были никому не нужны.
    А в это время недалеко от этого местечка проезжал один бизнесмен швейцарский. Звали его Анри Дюнан. И видя происходящее, он просто пришел в ужас: "Что, эти люди так и умрут что ли на поле? Надо им помогать, спасать их!" И потом он призвал местных жителей, и они стали этих раненых в местную церковь просто стаскивать, укрывать, оказывать им помощь, насколько это возможно было. Впоследствии он написал такую книжку "Воспоминание о битве под Сольферино", где описал весь этот ужас.
    И он в этой книге поднял такой вопрос, что надо бы в цивилизованных странах создавать такие общества, которые предназначены для оказания помощи раненым на поле боя. Чтобы такие общества заранее готовились к тому, что надо будет оказывать помощь на поле боя. Чтобы они имели свои запасы, имели обученный персонал, достаточное количество санитарных повозок и прочее, прочее, прочее.
    Вот эта идея нашла в Европе очень хороший отклик. В Швейцарии был создан такой комитет людей, которые развивали эту идею, развивали ее еще в том ключе, чтобы на поле боя помощь оказывать всем, не разбираться, свой или чужой. Все достойны равного участия. Не смотреть на религию, не смотреть на принадлежность к неприятелю. И была высказана такая идея, что нельзя захватывать, уничтожать санитарные повозки. Есть такие вещи, которые нам сейчас кажутся вполне понятными и обоснованными. Но тогда, вот эти люди, а именно Анри Дюнан, который их возглавил, вокруг себя сплотил, они эти идеи и сформулировали.
    Молниеносно эти идеи завоевали умы и сердца всей Европы. И стали создаваться везде комитеты оказания помощи раненым. Основной комитет в Швейцарии, его через какое-то время переименовали в комитет Красного Креста. Красный Крест - это символ, обратное отображение швейцарского флага, - знак признательности той стране, которая эти идеи подарила миру. Белый крест на красном фоне, а здесь - красный крест на белом фоне. Был создан Международный комитет Красного Креста. Это чисто швейцарская организация, неправительственная, частная.
    В Международный Комитет Красного Креста тогда входили очень богатые люди. Даже в уставе было написано, что в этот комитет может входить человек, который имеет очень хороший достаток. Организация частная, она не зависит ни от каких правительств, ни от политики. Швейцария всегда имела статус нейтральной страны. И эти люди могли выступать как посредники между двумя воюющими правительствами. Так как они богатые - они влиятельные в европейских кругах, и могут предложить и той, и другой стороне посредничество в подборе раненых на поле боя, в оказании помощи военнопленным, в массе вопросов.
    Национальные общества Красного Креста стали создаваться практически по всей Европе, в Америке. И национальные общества исповедуют те же принципы, что и Международный Комитет Красного Креста. Все это превратилось, сейчас есть такое понятие: «Движение Красного Креста». Это Движение состоит из Международного Комитета Красного Креста, который существует с тех пор. Но сейчас, наверное, уже нельзя сказать, что это просто частная организация, это уже достаточно солидная система, с большим бюджетом, там работает очень много людей. Если раньше они все должны были быть швейцарцы, то теперь это не обязательно.
Есть Международная федерация Красного Креста и Красного Полумесяца. В нее входят национальные общества Американский Красный Крест, Японский Красный Крест и пр. Все вопросы решают в рамках Международной федерации Красного Креста. У всех одни и те же принципы, это непременное условие.
И сейчас во всем мире это достаточно мощное движение. Надо сказать, что это движение спасло десятки, сотни, и даже, наверное, миллионы жизней во время различных войн. Первая мировая война и вторая мировая война. К сожалению "вождь народов" товарищ Сталин Красный Крест, как и многое другое у нас, практически удушил. Многие военнопленные, которые сидели в лагерях, пользовались поддержкой своего национального Красного Креста. В Норвегии, в концлагерях американские летчики и прочие, прочие - получали посылки из дома. Одни получали деньги, другие - блага.
Интересна судьба самого Анри Дюнана. Все свои деньги он вложил в Красный Крест, и наступил такой момент, когда человек, который создал эту организацию, уже не мог сам быть членом Комитета Международного Красного Креста. И он из него вышел. Он сам писал, что в уставе должны быть такие требования. Денег у него не осталось, все финансовые проекты потерпели крах, - он ушел из этого комитета. И как-то "выпал из жизни". И никто не знал, где он и что с ним.
Но вот одному журналисту, не помню, откуда, пришла в голову мысль: "а где же тот человек, который создал такую замечательную организацию?" И он попытался найти Дюнана. Его нашли в какой-то альпийской деревушке. Он был просто нищий. Даже носков не было, ему было просто нечего есть. То есть это был человек на грани истощения, на грани смерти.
И свершилось действительно чудо. Журналист написал статью во всех газетах: "Я нашел Анри Дюнана! Он еще жив!" Многие правительства моментально назначили ему персональную пенсию. Российское правительство - золотом. Но Анри Дюнан перешел уже в категорию, так скажем, философского осмысления мира. Даже, несмотря на то, что он получил такой доход, который позволял ему жить безбедно, ему уже все эти деньги были не нужны. Он оставил какую-то сумму для того, чтобы жить, питаться, по крайней мере, по-человечески, купить какой-то минимум из одежды, а все остальное отдал в Красный Крест. Фантастический человек был!
Он похоронен там же в Альпах. Могила его - это очень посещаемое, уважаемое место. Помимо самого Красного Креста, который он создал, существует еще общество имени Анри Дюнана, которое изучает феноменальную жизнь этого человека.

*

3. КРАСНЫЙ КРЕСТ В РОССИИ.

Вадим: А как развивался Красный Крест у нас, в России?
Панормов: Красный Крест имел в царской России колоссальный авторитет. Императрица всегда была покровителем Красного Креста. И ее дочки все всегда в госпиталях работали. В России Красный Крест выполнял порой даже контролирующие функции на фронте. Представители Красного Креста смотрели, как организовано санитарное и медицинское обеспечение раненых. Вплоть до того, что представители Красного Креста устраивали жуткие скандалы. Писали доклады императору, что "так нельзя делать, это невозможно". И по этим докладам принимались соответствующие меры. Красный Крест имел свои госпиталя, передвижные санитарные поезда, и они работали лучше, чем государственные. И Скорая помощь в Москве - она то же была Красного Креста. И до сих пор красный крест - он с тех времен и остался.
    А потом, Совет народных комиссаров все это экспроприировал, все это было забрано. И теперь мы имеем ту Скорую помощь, которую мы имеем. А тогда это была одна из лучших организаций Скорой помощи в мире.
Вопрос: И она при этом оставалась частной?
Ответ: Ну, как она частная. Сейчас уже, наверное, нельзя так говорить. Лучше сказать - общественная организация.
Вадим: Но это же огромные расходы.
Панормов: Да. Но тогда и бюджет у Красного Креста был очень мощный. Потому что тогда и государство вкладывало деньги в Красный Крест, и частные пожертвования были очень мощными.
    Только у нас в стране, Красный Крест влачит жалкое существование. После того как коммунисты прибрали его к рукам. Ведь американский Красный Крест - это богатейшая организация. Японский Красный Крест - это феноменально богатая организация. Немецкий Красный Крест, который нам сильно помог и с которым мы очень дружим, - это тоже очень богатая организация.
    Красный Крест - это организация, которая при всех режимах, кто бы ни был у власти, пользуется режимом наибольшего благоприятствования. Все прекрасно понимают, что когда будет совсем некуда деваться - единственная организация, - это Красный Крест. Потому что, во-первых - ее не волнует никакая политика и, во-вторых, в Красном Кресте работают люди, которые работают очень сильно за идею. То есть, у них там нет сильно больших зарплат, там превалирует идея. И, по-моему, в тех же Штатах не каждая фирма может оказать помощь Красному Кресту. Там очень сильно проверяется, чтобы это не были грязные деньги. Чтобы деньги были обязательно чистые.
Красный Крест и в России был очень богатой организацией. Было  очень много добровольцев. Я даже видел плакат тех времен, и там была надпись, что на передовых позициях работает только Красный Крест. Первой мировой войны плакат, который призывает делать пожертвования. Подчеркивалось, что непосредственно в траншеях очень много работало добровольцев, сестер милосердия, которые были направлены туда именно Красным Крестом. Такая вот, народная организация была.

*

4. КАК ПРИХОДЯТ ЛЮДИ

Вопрос: А как люди приходили здесь у нас, в России? Если я правильно понял, все началось с землетрясения в Спитаке. А потом?
Ответ: Да, это стимул был. А дальше люди просто так, по зову души приходили. По чуть-чуть, потихонечку.
Вадим: Значит, узнавали каким-то образом?
Панормов: Да. Очень большой приток был после путча 1993 года. Тогда работали непосредственно возле Белого Дома. Было место сбора погибших, было место сбора раненых, куда ребята (у нас такие жилеточки были) под этим шквальным огнем вытаскивали раненых. Даже с первого этажа Белого Дома, когда еще бой шел. И это все было видно. Там же тысячи людей были, этих зевак несчастных, в кого пули-то как раз и попадали. И тогда пришло достаточное количество людей, из которых девяносто – девяносто пять процентов отсеялось. Но зато остался очень хороший, мощный коллектив.
    Здесь есть некая альтернатива. У нас - что насаждается нам с телевизора? Образ супермена такой: накаченный товарищ, обвешанный железками, ту-ту-ту - всех победил. Здесь у нас образ супермена - он кардинально другой. И к нам приходили тоже часто ради образа супермена: мигалки, каски, боевки. А здесь вот эта сверкающая часть - она очень небольшая. В основном идет такая нудная работа. Вот Олег пришел - мы с ним склад этот тягали. Я тут еще перетягал, посмотрел - сколько же еще тут возни. А сама эта вспышка адреналина - она очень невелика. Как у десантников: "десять минут в небе, а все остальное - как лошади ". Так и тут. Но это в тоже время и хорошо. Шлифуется народ. Те, кто пришел по ошибке, - они очень быстро уходят. И у нас текучка очень и очень невелика.
    Сейчас у нас есть две части. Первая часть - это непосредственно Красный Крест в чистом виде, как он был. Вот сейчас у нас работают ребята в Ингушетии в лагерях, лечат там несчастных. В Дагестане работают. Сейчас еще пытаемся сформировать такой ресурс для оказания помощи. Так в Турцию летали наши ребята, а на Тайвань уже не смогли лететь, потому что были исчерпаны ресурсы. Их теперь надо как-то опять восполнить.
    И второе - чисто для города, так как это наш город, так как было бы странно существовать и не оказывать для горожан никакой помощи, - был создан отдельный поисково-спасательный отряд. Был создан усилиями префектуры округа. Мы вот взяли для себя небольшой кусочек - Западный административный округ. Мы создали такой отряд, который занимается округом, городом, так скажем.
    Отряд этот влил живую струю в московскую "спасалку". А если копнуть, то мы были первыми, кто попробовал понять, что такое городская спасательная служба. Потому что как спасать в горах, как спасать в тундре - это было понятно. А вот что такое спасательная служба в городе, - никто толком не понимал. Чем она должна заниматься и как она должна заниматься. И эта концепция была определена в 1994 году, наверное, нами. Мы ею поделились и с широко рекламируемой Службой Спасения. Мы эту концепцию фактически навязали, в хорошем понимании этого слова, другим структурам спасательным. Ну и вроде бы как это правильная концепция и на ее основе мы сейчас работаем. Вот так вот в двух словах краткий экскурс в историю.



5. КАЧЕСТВА СПАСАТЕЛЯ.

Вопрос: Вы говорите, что много людей приходило после Белого Дома, много людей потом ушло, понятно, почему. Но те люди, которые оставались, какими качествами должны были обладать? Можно ли представить себе своего рода идеальный образ человека, который работает в спасательной службе? Каким он должен быть?
Ответ: Скажем так, ... Вот такие основные черты. Первое - сострадание должно быть к человеку. То есть всегда надо помнить о том, что ты имеешь дело с живым или погибшим, - но человеком. К сожалению, это в нашем обществе как-то утеряно. Масса примеров тому. И наша "доблестная" Скорая помощь, и ... - просто масса примеров. Вот сострадание - это обязательно. Здравый смысл - обязательно. Ну, дальше сильно желательна - хорошая физическая подготовка. Честность - обязательно должна быть. Честность перед собой, перед пострадавшим, перед коллегами. Потому что сейчас чуть-чуть обманул, а дальше, если судьба занесет в зону военных действий - это может привести к непредсказуемым последствиям. А все остальное - это просто прилагательное к этому.
    Видите: нет здесь ничего от этого Рембо накаченного. Совершенно это все второстепенно. Заняться физкультурой, накачать мышцы - это несложно. Но когда у тебя есть вот эти первые вещи, - сострадание, желание помочь, есть здравый смысл, тогда ты поймешь, что тебе нужно какими-то еще вещами заняться, чтобы вот эти первые вещи смогли проявиться. Мое мнение оно именно такое.

*

6. НА ГРАНИ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Вопрос: Я сейчас вспомнил одну из тем разговора при нашей первой встрече, когда только познакомились. Ваша работа связана с моментами несчастий, с моментами, когда люди погибают. И те сотрудники, которые принимают участие в работе спасательной службы, постоянно находятся на грани человеческой жизни. Причем, насколько я понимаю, и своей тоже. Есть ли какая-то своя философия, что вообще помогает выдерживать в таких ситуациях? Начиная с того, что просто может "крыша поехать", а надо же еще и работать?
Ответ: А вот ответ в первом вопросе был: " Как должен выглядеть идеальный спасатель, что главное?" Главное - это сострадание. Если ты хочешь помочь этому человеку, но у тебя есть здравый смысл, - тогда у тебя "крыша не поедет". Ты будешь делать все для того, чтобы вытащить несчастного, для того, чтобы не бросить его в беде. Но когда обстоятельства сильнее нас и когда человек все-таки погибает, то вот здесь включается здравый смысл, чтобы не давать воли эмоциям, не расклеиваться, чтобы "крыша не ехала". Потому, что если уйти в эмоции, уйти в метафизику, можно самому себе так нервную систему расшатать, что будет ой-ой-ой. А когда ты понимаешь, что так получилось, потому что так получилось, потому что судьба, роковое стечение обстоятельств, либо еще что-то. Ты объективно был бессилен, хотя твое сострадание диктовало тебе, что ты должен полностью выложиться, чтобы спасти этого человека, но ты не смог этого сделать – тогда… вот тут вот наступает баланс.
    Хотя конечно есть защитные реакции. Скажем, самые ужасные ситуации, например, взрывы вот этих домов на Гурьянова и на Каширке, - было жесточайшее психологическое испытание для всех спасателей. Мы были при таких ситуациях. Но когда ты видишь, что война пришла к тебе домой, когда погибают люди, с которыми ты каждый день в метро ездишь - вот это был сильнейший шок. Для меня и для других моих коллег.
    То есть ситуация чисто объективно, так скажем, обыденная. Разрушившийся дом, опять  в завале люди, тела обезображены. Это видено уже тысячу раз. Но теперь это произошло уже в душе у каждого, в доме у каждого. Вот тут да. Это было очень сильное моральное испытание. На втором доме многие ребята в какой-то момент времени ... - было очень тяжело им.
    Но все равно все это переживается и вот основной баланс, дух вот этих основных составляющих - здравый смысл, объективный взгляд на вещи и сострадание помогают удержаться в норме.
    Когда говорят, что чтобы "крыша не уехала" какие-то разгрузочные дела, водки выпить, еще что-то там, - почему-то ни у меня, ни у моих друзей не замечал стремления к такого рода разгрузке. Это, наверное, не то. Это, наверное, на других видах опасных работ можно так разгружаться. Здесь это не помогает. Здесь надо всегда помнить, где ты, для чего ты пришел в это ремесло и тогда вот здесь будет разгрузка, тогда ты просто знаешь, что "я не мог по-другому сделать". Но если я чувствую, что я уже больше не могу, что у меня нервы начинают расшатываться - тогда надо уходить.
    И это же помогает идти на риск, когда ты не избегаешь опасности. Когда ты знаешь, что "я здоровый, сильный мужчина, что я не первый раз в такой ситуации, я знаю, я умею, а там человек, который погибает, просто потому, что-то так случилось". И я иду, рискую, потому что может быть благороднее в риске своей жизнью, чем спасти другого человека?! И многие не страшатся погибнуть, потому что это действительно человеческое бытие, - спасти ближнего своего. И никто не боится, что "крыша съедет".

*

7. САМОЕ СЛОЖНОЕ

Вопрос: Александр, что было самым сложным?
Панормов: Самым сложным.… Самое тяжелое - это когда действительно человек умирает на глазах, и ты уже ничего не можешь поделать. И потом начинается взвешивание, мучительная, скрупулезная оценка своих действий. "Вот тут я, может быть, чуть-чуть не доиграл, тут - чуть-чуть не доработал". Лейтмотив всего существования в этом нашем спасательном мире - это спасение человека, спасение чужой жизни. И когда это удается, - правда это очень редко бывает, но у меня пару раз было - когда потом встречаешь того человека, которого ты спас. Это удивительное ощущение. Порой даже и не узнаешь этого человека, потому что он был,… это была истерзанная плоть, кровь, страдание, что-то такое мрачное, черное. Потом наступает солнечный день. Этот человек веселый, смеется: " Ребят, а вы помните?" - "Да ну?" - "Да, это я был!" Оказывается, уже из больницы выписывается. Такие чудеса бывают.
    Наверное, это противопоставление. Вот мужчина, он всегда самовыражения требует, в чем-то таком экстремальном, да? И вот спасалка - это противопоставление многим видам экстремальности. Ты должен уметь делать добро, самое высочайшее добро тогда, когда никто не сможет этого сделать. Или побоятся или не умеют. Ты должен уметь сделать. Но ситуация сложится так, что это будет не бравада. Это будет действительно для тебя тяжелейшее испытание, когда нужно будет все свои силы, все свое желание, все свое умение, все эмоциональное, что ты прошел до того, все те книжки, как пишет Высоцкий, все включается. Какой-то момент истины.

*

8. САМОЕ ЯРКОЕ

Вадим: А есть какой-либо случай из Вашей работы, который запомнился больше других? Самый яркий?
Панормов: Затруднюсь сказать, какой самый яркий. Это не значит, что все представляется как череда таких серых будней. Наверное, это, быть может, не только у меня есть такой эффект, что все оно как-то вот выстроилось в одну линию. И все эти моменты, нет среди них самого яркого.
Вадим: Может быть, какой-то момент, который больше отражает суть работы. Что-то, что «запало».
Ответ: Наверное, вот какой случай был, который запал, просто в силу того, что он показательный, как сознание людей срабатывает в той или иной ситуации.
    Это было в 1995 году в Чечне. Там есть такое печально известное селение Самашки. В 1995 году в этом селении была проведена операция по, как сейчас говорят, "зачистке". По уничтожению боевиков и прочее. Потом очень много было скандалов, потому что селение подверглось жесткому очень удару, а все это замалчивалось. Была даже некая комиссия Говорухина, которая утверждала: "Да нет, ничего там страшного". Господин Говорухин утверждал, что ингушские деревни не бомбились, а мы сами там под бомбами находились.
    Так после того, как был этот бой в Самашках, туда не пускали ни нас, ни врачей, не пускали никого. Наверное, два или три дня мы стояли перед Самашками, буквально прямо перед блокпостом. Потому что знали, что там много раненых. Причем мирные жители, женщины, старики. Но пройти туда было невозможно. Собиралась толпа людей, которые все были напряжены. А у нас прямо возле блокпоста стояли машины, причем они в развернутом были положении, чтобы любому, кто оттуда выберется, прямо здесь можно было бы оказать помощь, положить в санитарную машину и везти в больницу в Ингушетию.
    Ребята из краснодарского ОМОНа держали этот блокпост. Им пришлось, в общем-то, несладко, потому что во всем местные жители обвиняли их. Но дело в том, что они даже не знали, что там происходило. У них был блокпост, им нужно было держать дорогу и все. Но они были для людей олицетворением зла.
    И вот, я не помню, кто взял на себя ответственность разрешить вывезти оттуда раненых в прицепе. Трактор был, прицеп. Там собрали в селе местные жители раненых, выходили женщины, дети. И вот это «олицетворение зла», парни из краснодарского ОМОНа, они через блокпост переносили детей, выводили женщин.
Там был какой-то подполковник, который готов был всех убить, и он дал команду проверить этот прицеп. Если там раненое мужское население, то его нужно снять с прицепа, куда-то утащить. Мы с тремя ребятами пошли проверять. Просто туда залезли, смотрим - весь прицеп завален ранеными. Мало того, когда он выезжал из села и шел до этого блокпоста, кто-то выстрелил, какой-то снайпер с гор. Я не знаю, кто это был. Может быть, это и чеченец был, потому что наших не было в том месте, откуда был выстрел. Пуля попала одному бедолаге раненому, мало того, что раненый был осколком посеченный, но еще эта пуля ногу перебила сквозь прицеп.
И я видел, что эти ребята краснодарские, они настолько стали участниками всего происходящего, что они глянули, посмотрели, что там, и уже не смотрели, кто там: мужчины, женщины. Они просто сказали: "Никаких разговоров".
Я не думаю, что они нарушили какой-то приказ. Потому что там уже не было тех боевиков. Из этого селения вообще боевики ушли сразу, когда ультиматум был селу предъявлен. Это были мирные жители, но им просто не повезло, что они оказались в этом месте, в это время.
И эти ребята, они тех же раненых перетаскивали через блокпост под градом оскорблений, угроз, всего этого населения напряженного, которое рядом. И потом их то же самое население очень сильно уважало. Потому что они видели, что это не те болванчики, абсолютно "безбашенные", как говорится нынче. А тоже люди и готовы к состраданию, готовы помочь другим людям.
В тот момент в этом месте просто была одна большая беда, которая коснулась абсолютно всех. Поэтому такой очень яркий эпизод для меня, наверное. Кого-то лечили, кого-то отправили в Назрань, кого-то еще куда-то, но вот тех парней из краснодарского ОМОНа я очень хорошо помню. Это классные ребята были. Дай бог им всего самого хорошего. Если они живы, если какая-нибудь бандитская пуля их не достала....
И помню, когда они все-таки получили разрешение нас пропускать, мы по этой дороге неоднократно потом ездили. Вывозили больных.
Был случай. Валерик селение. Лермонтов о нем писал. Приехал сын к отцу. Сын приехал из Германии. А у отца пасека. Отец поехал в Грозный (тогда уже Грозный был освобожден), а сыну сказал сделать на пасеке то-то и то-то.
Сын начал с пчелами возиться. Одна пчела залетела ему в рукав. Он начал отмахиваться, кричать. И другая пчела залетает ему прямо в рот и жалит в трахею. А мы в Очхой Мартан возили медикаменты: там только открылась больница.
Вот случилось так, что мы стоим возле заправки и тут же вот беда с этим человеком происходит. Ему Аллах, наверное, помог, потому что он попал в наши руки. Он у нас «уходил» буквально на глазах. Мы его вытащили. Интенсивная терапия на месте была проведена. Повезли быстро, быстро, быстро в Ингушетию. И поджимало время  - уже после 18.00 был комендантский час. Мы были напряжены, уже можно было ожидать стрельбы по любому движущемуся предмету. Но вот те ребята с самашкинского блокпоста издалека уже знали и видели нашу машину. И вот как мы работали. Не было никакого обмана друг перед другом, все были честны. Если они видели, что мы идем с мигалкой, со страшной скоростью, с завыванием, - то значит действительно кому-то плохо, и нашу машину даже не проверяли. Откатывался бронетранспортер, и мы на полном ходу мимо них проскакивали.
Мы этого горе-пчеловода все-таки спасли. Он остался жить, и через какое-то время мы его в больнице посещали. Он говорил: "Ребята, вот будете в Гамбурге (или где у него там был бар в Германии), вы оттуда живыми не уедете". Что теперь с этим человеком и где он теперь, я, конечно, не знаю.
И, несмотря на все эти ужасы войны - человеческое в людях все-таки целым остается. Вроде бы как они имеют дело с противником, но тем не менее

*

9. СОВЕТ

Вопрос: Такой вот вопрос, вопрос – просьба о совете. Не секрет, что сейчас люди, особенно молодые люди, которые растут, одно-два поколения, воспитываются на внешних формах. На фильмах о Рембо, о мигалках, на внешнем. Могли бы вы что-нибудь посоветовать, что помогло бы увидеть суть. Увидеть не показной, а истинный героизм. Постараться увидеть то, на что стоит по-настоящему обращать внимание.
Ответ: Просто так думать человека не заставишь. А надо думать. Надо вот как-то учиться доброте, наверное. Даже не знаю, как сказать, затрудняюсь сказать. Наверное, на все нужно смотреть через призму любви к ближнему своему. Любви к людям, любви к стране своей. И тогда вот эта вот шелуха будет либо смотреться по-другому, либо, может быть, будет виден тот смысл, который есть в этой шелухе и который есть, но его не видно. Скажем, разные мировоззрения тех людей, которые создавали эту шелуху. Или подтекст этой шелухи - он слишком глубоко запрятан.
    Но когда есть чувство ответственности людей друг перед другом и чувство доброты друг перед другом, меньше вот этой злобы. То тогда вся эта шелуха будет наполняться хоть каким-то смыслом. А на самом деле, сознание будет перестраиваться в сторону каких-то других ценностей.
    То есть доброта, перефразируя известную фразу, - "Доброта спасет мир". И доброта должна воспитываться в человеке с самого раннего возраста. Я себя поймал на той мысли, что наши-то мультики - они добрее были. И что "замечательные" мультфильмы, хитовые Уолта Диснея - это какие-то детские фильмы ужасов. Это просто кошмар. Это один из примеров.
    Надо доброте учиться. Когда будет доброта, - тогда будешь читать правильные книжки. Если будешь читать правильные книжки, - тогда сознание в тинэйджерском возрасте будет формироваться по-другому.
    В общем-то, что там говорить, ведь это рецепты, которые дедами нашими были записаны. Воспитание силы духа и силы воли. Крепость духа и крепость тела. Но, прежде всего - это мораль, это доброта, а мышцы всегда можно накачать. И тогда будет смысл, зачем накачивать эти мышцы.
    И какая-то целеустремленность должна быть. Нужна какая-то сверхидея. Мне кажется, сейчас в обществе сверхидеи нет. Потеряна. Она обязательно должна быть. У нас была, не будем сейчас говорить ложная или неложная, построение коммунизма или что-то еще, - но у нас была сверхидея. Сейчас ее нет.
    Сейчас должна быть сверхидея, должна быть доброта. Вот это главное.
    Как помочь молодежи? Относиться друг к другу внимательнее, отсюда все остальное пойдет. А сейчас относиться внимательнее особенно к тем людям, которые придут с войны. Потому что они придут обозленные, их этот мир сразу с ходу может быть и не примет. Но эта война должна дать для молодежи очень много примеров настоящего. Там же воюют ребята молодые зачастую. И они показывают действительно образцы героизма. Вот эти 86 десантников - действительно те самые 300 спартанцев наших дней, которые вот зло не пропустили. Полегли все, но в горах задержали эти темные силы.
    Это примеры, которые из нашей жизни, и эти примеры надо раскручивать. Действительно, по всем законам шоу их надо раскручивать, потому что для молодежи - это их современники. Такие же ребята, которые пошли служить в десант, которые сделали то, о чем надо помнить веками.
    Сейчас вот эта война она должна дать примеры вот этого мужества для молодежи, и все это опять основывается на доброте. Доброта - она позволяет человеку положить свою жизнь за другого человека. Доброта и все, что на платформе этой доброты выстроено, она позволяет защитить свою землю, свою Родину. Защитить людей, которые порой даже не понимают, что они нуждаются в этой защите.

*

10. ЗА ЧТО ЛЮБЛЮ РАБОТУ

Вопрос: Последний, наверное, вопрос. За что Вы любите свою работу?
Панормов: За то, что она отвечает внутренним потребностям. Не знаю, это сложный вопрос. Я пробовал уходить с этой работы, занимался бизнесом. Более-менее успешно. Но потом все равно вернулся в эту работу.
    Трудный вопрос, сразу не скажешь. То есть это моя жизнь, я живу этим и другого себе просто представить не могу. Как в фильме "Обратная тяга" про пожарных, - то же самое о спасателях можно сказать. Спасатель - он и дома спасатель. Всегда, в любой момент могут позвонить. Но, собственно говоря, это касательно любого человека, который любит свою работу. Те же самые военные, и те же самые пожарные, и те же самые врачи, хирурги и прочие. Определенная такая каста людей, для которых рабочий день не нормируется. Не КЗОТом, а просто внутренней потребностью, мироощущением своим, своей жизнью всей. И когда они уходят с этой работы они очень быстро умирают. Или спиваются или просто умирают.
    Это просто образ жизни


ОСНОВОПОЛОГАЮЩИЕ  ПРИНЦИПЫ ДВИЖЕНИЯ КРАСНОГО  КРЕСТА

Движение Красного Креста в своей деятельности руководствуется семью основополагающими принципами:

Гуманность
Международное Движение Красного Креста и Красного Полумесяца, порожденное стремлением оказывать помощь всем раненым на поле боя без исключения или предпочтения, старается при любых обстоятельствах как на международном, так и на национальном уровне предотвращать или облегчать страдания человека. Движение призвано защищать жизнь и здоровье людей и обеспечивать уважение к человеческой личности. Оно способствует достижению взаимопонимания, дружбы, сотрудничества и прочного мира между народами.

Беспристрастность
Движение не проводит никакого различия по признаку расы, религии, класса или политических убеждений. Оно лишь стремиться облегчать страдания людей, и в первую очередь тех, кто больше всего в этом нуждается.

Нейтральность
Чтобы сохранить всеобщее доверие, Движение не может принимать чью-либо сторону в вооруженных конфликтах и вступать в споры политического, расового, религиозного или идеологического характера.

Независимость
Движение независимо. Национальные общества, оказывая своим правительствам помощь в их гуманитарной деятельности и подчиняясь законам своей страны, должны, тем не менее, всегда сохранять автономию, чтобы иметь возможность действовать в соответствии с принципами Красного Креста.

Добровольность
В своей добровольной деятельности по оказанию помощи Движение ни в коей мере не руководствуется стремлением к получению выгоды.

Единство
В стране может быть только одно общество Красного Креста или Красного Полумесяца. Оно должно быть открыто для всех и осуществлять свою гуманитарную деятельность на всей территории страны.

Универсальность
Движение является всемирным. Все Национальные общества пользуются равными правами и обязаны оказывать помощь друг другу.


Хроника участия добровольцев "Красного Креста" в ликвидации чрезвычайных ситуаций:
1989г. – Таджикистан. Землетрясение и крупный оползень. Добровольцы Красного Креста участвуют в спасательных работах и доставляют груз медикаментов и теплых вещей.
1990г. – Казахстан – землетрясение. Практически на следующий день две группы спасателей вылетают в Иран (землетрясение). Работа спасателей высоко оценена местными властями.
1991г. – Грузия и Северная Осетия. Землетрясение. Работы ведутся в условиях вооруженного конфликта. В августе этого же года добровольцы Службы доставляют медикаменты и оказывают медицинскую помощь пострадавшим в Москве у «Белого Дома». Поиск пропавших в Югославии журналистов. Подрыв аварийной высотной трубы в Уфе.
1992г. – Турция – землетрясение. Работа отряд из 26 человек высоко оценена гражданскими и военными властями страны. Помощь пострадавшим в зоне вооруженного конфликта в Приднестровье. Собрано и отправлено авиацией 10 тонн грузов. Доставка медикаментов в Абхазию.
1993г. – Вооруженный конфликт между Северной Осетией и Ингушетией. Российский Красный Крест доставляет в зону конфликта продовольствие и детское питание. Вывод раненых из под огня возле Дома Верховного Совета в Москве.
1994г. и 1995г. – Вооруженный конфлиет на территории Чеченской республики. Операции по оказанию помощи пострадавшим.
1996г. – Начало круглосуточной работы в Москве.
1997г. – Создание оперативного подразделения «Москва – Запад», которое проводит спасательные мороприятия в Западном и других округах столицы. Идет целенаправленная круглосуточная работа по оказанию помощи пострадавшим при пожарах, взрывах, ДТП и других ЧП в рамках деятельности системы городского спасения.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s