В последней четверти каждого века упомянутыми мною ранее Учителями предпринимается попытка помочь духовному прогрессу Человечества. В завершение любого столетия вы неизбежно обнаружите присутствие мощной волны всенарастающей духовности — или же, если Вам угодно, назовите мистицизмом. Один или несколько из этих Учителей появляются в мире как проводники этой духовности, оставляя в завет человечеству некую меру оккультного знания или Учения.
Е.П. Блаватская. «Тайная Доктрина»

В 1165 году византийский император Мануил получил загадочное письмо от не менее загадочного автора. «Пресвитер Иоанн, всемогуществом Божиим и властью Господина нашего Иисуса Христа царь царей, повелитель повелителей, желает другу своему Мануилу, князю Константинопольскому, здравствовать и благоденствовать по милости Божией» — такими словами начиналось то письмо. Далее в нем следовало описание расположенного где-то на Востоке необыкновенного государства, управляемого христианином и во многом превосходящего остальной христианский мир по, как бы мы сейчас сказали, уровню жизни. В стране, пользующейся почетом и уважением королей 72 стран, водятся слоны, верблюды, рогатые люди, кентавры, сатиры, великаны и легендарная птица феникс, а в самом центре владений пресвитера Иоанна находится фонтан вечной юности: тот, кто трижды выпьет из него, никогда не станет старше 30 лет. Своим королевством Иоанн управляет с помощью волшебного зеркала, в котором видно все, что происходит даже в самых отдаленных уголках его обширных владений. Армия короля насчитывает 10 тысяч всадников и 100 тысяч пехотинцев, и впереди 14 воинов несут золотые кресты, искусно инкрустированные прекрасными драгоценными камнями.


В своем письме пресвитер Иоанн укоряет императора за его гордыню: «Мы хотим знать и спрашиваем, есть ли у тебя общая с нами истинная вера и придерживаешься ли ты во всех делах Иисуса Христа? Ибо, в то время как мы знаем, что мы люди, твои легионы считают тебя богом, между тем нам известно, что ты смертен и подвержен человеческой бренности». Сам факт подобного обращения к императору далеко выходил за рамки дозволенного. А даже теоретическая возможность существования ранее неизвестного могущественного государства, где люди живут счастливо благодаря справедливому царю-первосвященнику, вносила существенные коррективы в политические приоритеты государств и духовные устремления их граждан. Письмо пресвитера Иоанна положило начало целой эпохе поисков таинственного восточного государства. Ответа на письмо не могло не быть, и 27 сентября 1177 года папа Александр III пишет «Возлюбленному во Христе пребывающему Иоанну, прославленному и благородному царю Индийскому, епископу преосвященному» ответное письмо, доставить которое поручает своему верному врачу Филиппу. О дальнейшей судьбе экспедиции, снаряженной Филиппом, ничего не известно, но вера в существование на Востоке некоего благословенного края еще долго жила в сердцах людей и заставляла их искать его. Как намекает Вольфрам фон Эшенбах в своем «Парцифале»,

От монаха Иоанна пошли
Все христиане-короли,
Что правят на Востоке...
Мы знаем, где истоки...
Насколько известно, письмо пресвитера Иоанна является первым из сохранившихся в истории упоминаний о попытках Братства Учителей Мудрости, о котором в эпиграфе пишет Елена Петровна Блаватская, призвать к добру и справедливости сильных мира сего ради лучшей судьбы вверенных им народов. Первым, но далеко не последним. Вот, например, какой диалог состоялся между Великим магистром Ордена тамплиеров и королем Генрихом III Английским. В 1252 году, желая завладеть имуществом Ордена, король резко бросил: «Вы, тамплиеры, имеете столько свобод и хартий, что ваши безграничные возможности наполняют вас гордыней и наглостью. То, что вам было так неосмотрительно дано, должно быть предусмотрительно взято обратно, и то, что вам было по неосторожности пожаловано, должно быть продуманным образом отобрано». В ответ Генрих III услышал спокойное: «Что говоришь ты, о король! Неуместные слова твои больно слышать. Пока ты будешь справедлив, ты будешь царствовать; но если ты нарушишь справедливость, ты перестанешь быть королем!»
Но далеко не всех правителей было необходимо «призывать к ответу». История хранит замечательные и яркие примеры того, как древняя мудрость и политическая власть находили точки соприкосновения. В книге «Наш флаг» Роберт Кэмпбелл рассказывает о событиях, сопутствовавших учреждению американского колониального флага. В частности, он пишет о таинственном человеке, тесно сотрудничавшем с Джорджем Вашингтоном и Бенджамином Франклином, которые, в свою очередь, с величайшим почтением принимали его советы. Кэмпбелл так описывает его: «Мало что извесно об этом старом джентельмене, за исключением того, что к нему иногда обращались: ЧПрофессор“. Он часто упоминал о событиях, свидетелем которых был и которые произошли сто с лишним лет назад. И тем не менее он был бодр, активен и в здравом уме. Он был высок, тонко сложен, легок, имел благородные манеры, будучи вежлив, грациозен и настойчив. Для времени и нравов колонистов его образ жизни был весьма странен: он не ел рыбы, домашней птицы и мяса, никогда не использовал в пищу никакой зелени или чего-нибудь незрелого, не пил спиртного, но употреблял только зерновые, зрелые фрукты, орехи, слабый чай, мед и сахар.
Он был образован, культурен и осведомлен обо всем. Он проводил много времени, роясь в старых книгах и древних манускриптах, которые пытался дешифровать, перевести или переписать. Эти книги и манускрипты, как и свои собственные сочинения, он никому не показывал и никогда не упоминал о них даже в разговорах с семьей, разве что случайно. Он всегда запирал их тщательно в большой старомодный сундук, когда оставлял свою комнату, даже когда уходил на обед. Он предпринимал долгие прогулки в одиночку, часто сидел на холмах среди травы. Он свободно обращался с деньгами, но не был при этом расточительным, и деньги у него водились. Он был спокойным, очень умным и интересным человеком, семьянином, в разговорах производил впечатление эрудита. Короче, он был таким человеком, которого нельзя не заметить, но с которым весьма трудно свести знакомство и у которого не придет в голову расспрашивать про его прошлое, откуда он пришел, чего он ждет и куда он отправится». Все предложения Профессора относительно американского флага были приняты, после чего он просто исчез, и больше никто о нем ничего не слышал.
Есть в американской истории и еще один таинственный случай, произошедший 4 июля 1776 года — в день принятия Декларации независимости США. В «Эпизодах из американской истории» о событиях этого дня говорится: «В старой ратуше в Филадельфии собралась группа людей, чтобы решить текущую задачу — оборвать последние связи между старой страной и новой. Это был трудный момент, и не один из присутствовавших опасался, что за смелость они могут поплатиться жизнью. В ходе дебатов вдруг зазвучал сильный голос. Диспутирующие замолкли и обернулись на незнакомца. Кто был этот человек, внезапно появившийся среди них и ошеломивший их своей речью? Они никогда раньше его не видели. Никто не знал, когда он вошел, но его высокий рост и бледное лицо наполнило их благоговейным страхом. Своим голосом, звучащим со святым усердием, незнакомец взволновал их до глубины души. Его заключительные слова зазвучали по всему зданию: ЧБог предрешил Америке стать свободной!“ Когда незнакомец, уставший, погрузился в кресло, бурный восторг охватил всех. Подпись за подписью легли на пергамент, и Декларация о Независимости была подписана. Но куда исчез человек, который ускорил завершение этой задачи, который на мгновение поднял завесу с глаз собравшихся и частично открыл им великую цель, для которой новая нация зародилась? Он исчез, и никогда больше не появлялся, и его личность не была установлена».
В XX веке президент Рузвельт откликнулся на предложение помощи со стороны Учителей и вступил в переписку с ними через посредничество нашей выдающейся соотечественницы Елены Ивановны Рерих. В одном из своих первых писем к президенту Елена Ивановна объясняет ему причины, по которым была начата переписка: «История всех времен и всех народов несет свидетельства этой Помощи, которая, скрытая от публичной известности, обычно предлагается на поворотных пунктах истории стран. Принятие или отвергание этой Помощи неизбежно сопровождалось соответствующим процветанием или упадком страны. Эта Помощь проявляется в самых неожиданных и многообразных аспектах через Предупреждения и Советы. Я не буду задерживать Ваше внимание слишком долго перечислением большого числа примеров из далекого прошлого, я лишь напомню коротко несколько ближайших к нашему времени. Так, первый Габсбург получил предупреждение от рыцаря-трубадура; а норвежский король Кнут встретил незнакомца в одеянии пилигрима, который призвал его к осторожности с соседями. И шведский король Карл XII получил строгое предупреждение от одного священника не начинать фатального нападения на Россию, которое положило конец развитию его страны.
Со времен опубликования дневника графини д’Адемар, фрейлины несчастной Марии-Антуанетты, факт частых предупреждений письмами, личными визитами, в которых передавались предупреждения об опасности, грозящей стране, королевскому двору и их друзьям, — теперь хорошо известен. Эти предупреждения неизменно шли из одного Источника — от графа Сен-Жермена, члена Гималайской Общины. Однако все его спасительные предупреждения и советы рассматривались как оскорбления и мошенничество».
Граф Сен-Жермен, упомянутый Еленой Рерих, — одна из самых таинственных фигур в европейской истории. О нем доподлинно известно лишь, что между 1710 и 1822 годами он появлялся под именами маркиза де Монферрата, графа Белламаре или Аймара в Венеции, шевалье Шенинга в Пизе, шевалье Велдона в Милане и Лейпциге, графа Салтыкова в Генуе и Ливорно, графа Тцароги в Трисдорфе, принца Ракоци в Дрездене, графа Сен-Жермена в Париже, Гааге, Лондоне и Санкт-Петербурге. Он свободно говорил практически на всех европейских языках, а события двухтысячелетней давности описывал с такими подробностями, словно сам при них присутствовал. Жюль Дуапель писал о нем: «Когда однажды его спросили, сколько ему лет, он сказал, что был знаком с Иисусом Христом. Можно к этому относиться как к хвастовству, шарлатанству. Однако когда он сказал, что знавал Юлия Цезаря, он привел такие детали, что историки оказались в тупике. Он привел эти детали так, что лишь исследования последних лет смогли это проверить. Он описал внутренние помещения катакомб с большой точностью. Об Индии, тогда совершенно неизвестной, он привел яркие и неожиданные данные, которые были затем подтверждены прекрасными открытиями ученых Анкетиль-Дюперрона и Бюрнуфа. Все это могло быть объяснено либо тем, что он видел все то, о чем говорил с такой непоколебимой уверенностью, либо тем, что он был хранителем непрерываемой и математически точной традиции, во что труднее поверить, чем в возможность делаться невидимым».
О Сен-Жермене ходили слухи, что он способен выращивать драгоценные камни и что он обладает эликсиром жизни. Славу ему принесла потрясающая точность его предсказаний. Как уже говорилось, Марии-Антуанетте он предсказал падение французской монархии. Много написано о возможном сотрудничестве Сен-Жермена с Екатериной II и ее окружением и о влиянии таким образом на события в России. «Граф Сен-Жермен, безусловно, являлся величайшим Восточным Адептом, когда-либо появлявшимся в Европе», — пишет Елена Петровна Блаватская.
Официально Сен-Жермен был похоронен 27 февраля 1784 года. Но графиня д’Адемар писала в своих дневниках, что и после так называемой «смерти» графа Сен-Жермена встречали в самых разных местах. Она вспоминает: «...затем постепенно граф принял торжественный вид. В течение нескольких секунд он был твердым как статуя. Его неизменно живые глаза стали тусклыми, без огня и цвета. Вскоре он снова ожил. Рукой он обозначил свой уход, затем сказал: ЧУхожу. Вы меня увидите еще раз. Завтра ночью я уеду. Я крайне нужен в Константинополе, затем в Англии, чтобы подготовить два открытия, которыми будут пользоваться в будущем, — железные дороги и паровую машину. Они понадобятся Германии. Постепенно времена года будут меняться: сначала весна, затем лето. Именно постепенная остановка времени обозначает конец цикла. Я все это вижу. Поверьте, ни астрологи, ни метеорологи ничего не знают. Нужно учиться в пирамидах, как я это делал. К концу века я исчезну из Европы и уеду в пределы Гималаев. Я буду там отдыхать: мне нужно отдохнуть. Ровно через восемьдесят пять лет люди вновь вспомнят обо мне. Прощайте, я вас люблю...“»

***
Во все перечисленные выше примеры поверить сегодня не легче, чем в далеком XII веке признать существование государства пресвитера Иоанна. Таинственную страну так и не нашли, но является ли это доказательством того, что пресвитера Иоанна никогда не было? Биографию Сен-Жермена невозможно восстановить, но отрицать его существование уже сложнее. А ведь дело совсем не в том, чтобы иметь фотографии и биографии этих и других Посланников! Благодаря пусть и немногочисленным, но свидетельствам их жизни и дел мы учимся искусству читать Историю между строк и постигать ранее скрытые от наших глаз причины многих событий. Зачем? Чтобы лучше понимать день сегодняшний и свою роль в происходящем сейчас. Ведь, как писал Эшенбах,

...высшая из всех побед —
Проживши жизнь, увидеть свет,
Не призрачный, а настоящий,
От чистой Правды исходящий,
Не просто по миру брести,
А Истину вдруг обрести...



You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s