«Symbola et Emblemata»В 1705 году по указанию Петра 1 в типографии Амстердама издается большая (в 306 страниц!) иллюстрированная книга «Symbola et Emblemata» (Символы и эмблемы). Книга загадочная, какой еще не знали в России. Небывалый по тем временам тираж 800 экземпляров был привезен в деревянных ящиках в Москву.

Что заставило Петра помимо самых первых, очевидно нужных изданий (учебник по навигации «Книга, учащая морского плавания», «Руковедение в грамматику во словенороссийскую»…) печатать сборник символов? К тому же специально для нее пришлось отливать «славянский шрифт» (светский).

Петр лично отбирает для этой книги 840 рисунков-эмблем символического значения с подписями на восьми языках: русском, латинском, французском, итальянском, испанском, голландском, английском и немецком. Она содержит античные мифы и алхимические символы, исторические персонажи и сюжеты из средневековых бестиариев.

 

***

Но корни этой истории уходят гораздо глубже, еще в 1531 год, когда миланец Андреа Альчиато, гуманист, ученый, юрист, знаток античной истории и философии, издал небольшую книжку латинских афоризмов, снабженных гравюрами и истолковывающих их эпиграммами. Его труд увенчался неожиданным успехом. Книга во времена Возрождения стала востребована и к 1620 году выдержала более ста изданий в Италии, Франции, Германии... Обращение к ней даже стало культурной модой, охватившей всю Европу.

Книга Альчиато содержала аллегорические гравюры на нравственные темы. Изображение (symbolon) предварялось максимой, девизом (motto), как правило, содержавшим не более пяти слов, а под ним помещались латинские стихи (subscriptio), разъяснявшие мораль изображения. Эмблемы, таким образом, давали возможность каждому читателю, подобно ученику древних философских школ, познавать универсальные истины, размышляя логически и созерцая изображение. Сам Альчато называл эмблему «украшением истины иероглифической отделкой».

 Существовали даже книги в традиции emblemata, где присутствовали только symbolon (гравюра, изображение) и motto (максима, девиз), тогда как для subscriptio (мораль) были оставлены в поле листа специальные рамки, которые читатель мог заполнить сам.

Нидерландский художник и гравер Карел ван Мандер как-то заметил, что для понимания эмблематических образов «надобны смекалка, воображение и тонкое чутье, но не робкая нерешительность <…> всякий человек наделен правом разрешать сии сюжеты своим собственным умом и интеллектом». Сохранилась алхимическая «Mutus Liber» (1677) — «Немая книга», где знание о путях получения философского камня передано исключительно в рисунках.

 

***

Напечатанная по указу Петра книга «Symbola et Emblemata» получила в России широкое распространение. Эмблемы заимствовались для изображений на триумфальных арках и транспарантах во время фейерверков, использовались при составлении гербов, инкрустаций мебели, служили образцами для резчиков кости и были настольной книгой у первых русских граверов. Эти символы вошли в «культурный код» России, но, правда, чтение их требует знаний, усилий и… желания.

В сборнике петровского времени приведены только максимы (motto) и картинка (symbolon). Толкование остается за читателем. Хотите попробовать сами?

 

161. «Терпение все преодолеет»

(букв. «Терпением всем делам окончание увидишь»).

Лат. Festina lente «Торопись медленно».

Англ. With patience men fees the event of all things.

 

Символ «черепаха под парусом» вдохновлял и направлял в делах знаменитого Козимо Медичи, отца Флорентийского Возрождения. Маленькими каждодневными поступками вершится великая история.

 

95. «Чтобы забыть все мои несчастья»

(букв. «Сие ради забытия всего несчастья моего»).

Лат. Oblivioni «Забвение».

Англ. The is for to forget all my misfortunes.

 

Амур засевает поле жизни. Возможно, что именно взращивая семена любви в своем сердце, человек сможет по-настоящему освободиться от накопленных обид, опыта неудачных попыток, горечи несказанных слов...

 

65. «Зиждется на чести»

(букв. «Подперта честию»)

Лат. Existimatione nixa («Авторитетная поддержка»).

Англ. Trusted upon Reputation.

 

Вертикаль колонны на небольшом постаменте венчается короной. Возможно, здесь рождается вопрос: на что опирается подлинный авторитет человека? Только честь, внутренний кодекс держит «небо» (самое ценное, прекрасное, святое, неуничтожимое в мире души человека), подобно колонне, стержню.

 

***

Символ, эмблема через образ обращаются к читателю, к его таинственной древней памяти, о которой говорил Платон. Познание себя и мира происходит путем «припоминания» вечных ценностей, присущих душе изначально. Эмблема-образ — приглашение к диалогу, размышлению, поиску, а эмблема-девиз — мысль, направляющая выборы и поступки. Именно благодаря этим двум составляющим познания человек становится Человеком.

  

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s