У людей много разногласий в восприятии мира, понимании тех или иных вещей и разновсяких правил. Поэтому мы часто спорим, считаем себя правыми или признаем свою ошибку. И, надеюсь, потихоньку продвигаемся в науке понимания друг друга и самих себя.

Сегодня я открыла для себя очень простые признаки, позволяющие узнать, что я не права. Думаю, с некоторыми вариациями они действенны для многих. Так что может быть, они помогут еще кому-то. Поэтому вот:

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Раскаяние — это сожаление по поводу совершенного поступка и чувство вины за содеянное. Разные культуры по-разному относятся необходимости раскаяния. Насколько оно действительно нужно? Давайте разберемся.

Необходимость раскаяния утверждается сразу в нескольких религиозных, философских и психологических учениях.

 

В христианстве покаяние обязательно. Грешник должен осознать, в чем он виновен перед Богом. Осознать не абстрактно, не в целом, а очень и очень конкретно увидеть, что именно он делает не так. Смысл и результат покаяния в данном случае — внутреннее решение об отказе от греха. Христос в своей проповеди подчеркивал, что спасение будет даровано только кающемуся.

0
0
0
s2sdefault

Некоторые видимые и невидимые явления в нашей жизни мы называем светом. Свет Солнца, свет Разума, свет Любви… Видимый свет относится к разряду привычных, повседневных явлений. Он позволяет нам видеть все разнообразие творений Природы. Даже очень слабый свет, не позволяющий различать цвета, может показать нам направление движения. Свет Разума невидим, но ощутим. Он проясняет нам природу вещей. Свет Любви тоже невидим, но он может осветить всю нашу жизнь.

Но как рождается свет? Откуда он берется? Есть ли универсальный закон для возникновения света любой природы?

0
0
0
s2sdefault

Сомнение — это неотъемлемое свойство человеческого ума. Бывает, человек знает что-то, в чем-то уверен, имеет на этот счет свое определенное мнение… и вдруг — еще одно мнение, а может быть, и больше. Со-мнение. Принесенное «со стороны» или возникшее в собственном уме.

Вот небольшое исследование мира сомнений.

Сомнение начинает в человеке внутренний разговор. Обычно со слов «а вдруг».

0
0
0
s2sdefault

Мы говорим эти слова или слышим их в свой адрес, когда беспокоимся о чем-то. Успокойся, мол, и не думай. Редко когда удается словами убрать это беспокойство. И я задумалась о природе наших переживаний и о том, как можно облегчить эту внутреннюю ношу, иногда становящуюся очень тяжелой.

Само слово — переживание — означает возвращение вновь и вновь мыслей о том, что мы сделали не так, и о том, что может случиться. Еще — о том, что может произойти или уже происходит с дорогими нам людьми.

0
0
0
s2sdefault

Лето, жара, тополиный пух, плавятся мозги, не хочется двигаться… Скорее бы зима: морозец, свежесть, бодрость!

Зима, мороз-колотун, каждый выход на улицу — превращение в многослойную капусту… Скорее бы лето: тепло, нега, фрукты!

Живу в маленьком городке: скучно, никаких возможностей, каждый день одно и то же… Вот бы в Москву: драйв, культура, новые горизонты!

Живу в Москве: уффф, сколько можно тратить на дорогу по три часа в день, да еще загазованность, агрессивность вокруг!.. Вот бы жить в маленьком городке: зелень, все друг друга знают, покой и уют…

0
0
0
s2sdefault

Старая как мир, добрая и многим знакомая притча попалась мне в гадание на Ночь Музеев. Одна из самых простых и понятных — на первый взгляд. На второй взгляд стало немного тревожно. А на третий взгляд появилось несколько вопросов, которые потребовали труда души.

Сама история звучит так:

Когда-то давно старый индеец открыл своему внуку одну жизненную истину.
— В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло — зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь...
Другой волк представляет добро — мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность...

0
0
0
s2sdefault

Как и все в этой жизни, страх одновременно полезен и вреден. Страх уберегает нас от опасностей, предупреждает о возможных страданиях. И страх не дает нам сделать новый шаг, мешает развиваться и, чего уже там, порой просто мешает нормально жить. В самом страхе нет ничего хорошего или плохого; проблемы появляются тогда, когда мы не можем с ним справиться.

0
0
0
s2sdefault

Есть на свете вещи, которым не получается дать определение, не выходит объяснить их словами. Начинаешь говорить и понимаешь с каждым следующим словом: не то. Уходит настоящее внутреннее ощущение. Может быть, поэтому часто говорят: «Мысль изреченная есть ложь».

У меня это относится в основном к чувствам. К ощущению мира. К тому, что незримо присутствует в видимых предметах, дорогих сердцу, в любимой музыке, в отношении к людям, которых люблю и ценю. Иногда нужно просто молчать. Не давать имя чувствам. Или попробовать выразить их действием, осторожным, как прикосновение легкого ветра. От него свежо и тепло, и хочется откликнуться, повернув к нему лицо.

Мир людей часто требует слов. То, что хочешь сказать другим, то, что говорят тебе, должно быть понятно уму. А слова, относящиеся не к видимым предметам, а к движениям души, для каждого из нас имеют свое собственное значение. Наверное, поэтому мы часто не понимаем друг друга и чувствуем одиночество там, где его нет, вторжение там, где просто вопрос, укор там, где просто упоминание.

Оставить сокровенное безымянным, следовать велению души, слушать другого человека, самому внутренне молча, внимать знакам, данным Природой и жизнью, без назойливого голоса ума... и замолчать сразу, как почувствуешь, что слова твои не имеют внутренней силы.

0
0
0
s2sdefault

Много ли у нас того, что целиком и полностью принадлежит нам? Можно ответить: у кого как. Но если задуматься, все, что «наше», находится с нами какое-то время, а потом — меняется, исчезает, теряется… Даже наше время — казалось бы, мы его безраздельные хозяева — штука временная. Оно проходит.

Наше тело смертно. Наши дома не вечны. Наши знания эфемерны. У нас реально ничего нет…

Сейчас я могу сказать, что человек — это опыт. Человек — это глубокие следы на его душе. Сохранить их, не потерять и не стереть. Когда умрем — ничего, кроме этих следов, с собой взять не сможем. Вот это — наше навсегда.

А все, что так или иначе приходит к нам в жизни — останется здесь. Мы можем лишь наилучшим образом поступать с тем, что является к нам в процессе жизни. В каком-то смысле мы — временные хранители всего этого. И людей, которые рядом с нами — тоже.

0
0
0
s2sdefault