Чтобы выделить значительные события или периоды в истории, их обычно называют эрами. Мы уже привыкли к словосочетаниям «индустриальная эра», «атомная эра», «космическая эра» — они указывают на те явления жизни общества, которые нас поразили.
Но под столь сильным впечатлением люди обычно не находятся долго. Любое, даже самое важное открытие в любой области завладевает их вниманием лишь на время, оно обозначает начало новой «эры», но затем поднимается девятый вал очередного новшества в той или иной сфере, стирая это открытие из памяти людей. И уже другое событие, в свою очередь, будет значимым для них до тех пор, пока и его не постигнет та же судьба — забвение.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Книге «Алые паруса» 85 лет. Если сравнивать с человеком, это целая жизнь. И так же как 85-летний человек, книга Александра Грина на своем веку повидала всякое.
В 20-е годы прошлого столетия, когда она вышла, лирико-романтические настроения еще были популярны, и «Алые паруса» быстро стали известны. Но с каждым годом коллективный герой все громче заявлял о себе и слово «мы» звучало все внушительнее. От писателей требовали «правдивого, исторически конкретного изображения действительности в ее революционном развитии». Какие уж тут алые паруса! Грина, которого всегда считали иностранцем и сказочником, принялись ругать за отрыв от жизни. После смерти писателя в Крыму стихийно родилась традиция приносить на его могилу маленькие алые паруса, и все дерево, росшее неподалеку, пламенело от них. А в наше время «Алые паруса» перешли в названия многочисленных кафе, клубов, туристических агентств, став символом сбывающейся мечты.

0
0
0
s2sdefault

Представлять читателю Антона Павловича Чехова нет большой нужды. Так же как и его сочинения, знакомые всем со школьной скамьи. И тем не менее…
Перед нами трилогия, увидевшая свет 110 лет тому назад. Три рассказа, прозвучавшие из уст трех человек: «О любви», «Крыжовник», «Человек в футляре», — неслучайно, наверное, написаны в форме «рассказа в рассказе». Старые знакомые просто делятся историями из жизни, оставившими в них глубокий след. Именно так и стоит их читать — как воспоминания о минувшем людей, с которыми свела нас судьба. И если они рассказали свои истории, то ведь и нам найдется чем поделиться…

0
0
0
s2sdefault

Не каждая книга так быстро завоевывает читателей и сохраняет свой «заряд привлекательности» так долго, уже 80 лет. Немногим литературным персонажам ставят памятники и посвящают фестивали. А какие сняты фильмы, какие спеты в них песни, какие актеры, какие режиссеры! Почему? Чем же притягивает нас эта странная парочка — великий комбинатор и несостоявшийся «отец русской демократии»?

0
0
0
s2sdefault

В середине прошлого века на склоне лет Михаил Бахтин, филолог, философ-мыслитель, как он себя называл, получивший полноценное классическое образование, говорил, что основные знания он все-таки приобрел сам. Только самостоятельно читая новейшую литературу, новейшие книги, человек может стать по-настоящему творческим ученым, а не «чиновником от науки», считал Бахтин.

0
0
0
s2sdefault

Представьте, что было бы, если б не было поэзии...
Наверное, это все равно что вообразить, будто на свете нет музыки: звуки есть, а связи и единства между ними нет... Так и с поэзией, ведь она — из того же «семейства». Она вроде бы и литература, но особая. Не будь ее, да, были бы слова, была бы даже проза, раскрывающая так много душевных переживаний, но не было бы той невидимой связи, которая дает ощущение единства мира.

0
0
0
s2sdefault

В эпоху массовой коммуникации — это один из многих парадоксов нашей жизни — люди испытывают все больше и больше проблем в общении друг с другом.
Сегодня в считанные часы, а порой и минуты мы можем узнать обо всем, что происходит на другом конце Земли. Новости доносятся до нас с небывалой скоростью; радио, телевидение, газеты и журналы приносят известия о важных и незначительных событиях, подавая их по-своему, окрашивая в свои любимые тона. А мы остаемся на месте и все чаще беседуем с экраном телевизора или радиоприемником, ведем диалог с газетой или глянцевым журналом, с обложки которого на нас смотрит очередная знаменитость.
Однако о том, что творится в душе наших друзей и близких, мы знаем мало или не знаем вовсе. Более того, мы не очень уверены, что сами думаем и чувствуем, и, что еще хуже, нам стоит больших усилий по-настоящему общаться с другими людьми.

0
0
0
s2sdefault

Помните ли вы библейскую притчу о человеке, нанимавшем работников в свой виноградник? Первых он привел к себе рано утром и обещал им заплатить по динарию за день работы. Следующих привел после обеда и, наконец, последних — только в вечеру. Когда все работы были закончены, хозяин виноградника заплатил по динарию сначала последним, затем выдал ровно столько же денег и второй группе. Увидев такую щедрость, люди, проработавшие целый день, надеялись на существенную прибавку. Однако получили тот же динарий...
Теперь позвольте, читатель, спросить вас: что вы обо всем этом думаете?
Почти все, кому мне довелось задать этот вопрос, не могли согласиться с хозяином виноградника и даже были возмущены его «несправедливостью». Однако в Евангелии от Матфея говорится, что именно так устроено Царство Небесное, хозяином которого является Бог. В притче хозяин виноградника объяснил своим ропщущим работникам, что дал им именно то, что обещал и на что они согласились, и потому у них нет никаких оснований считать себя обиженными. А уж то, что он кому-то заплатил больше, их вовсе не должно касаться, поскольку он волен изливать свою милость по собственному усмотрению.

0
0
0
s2sdefault

Судьбы книг бывают разными, и определяем эти судьбы мы, читатели. Книга может пройти незамеченной или оказаться на вершине славы, может вызвать жаркие споры современников, но остаться так и не понятой ими. Вспомните, ведь даже близкие друзья не всегда понимали произведения зрелого Пушкина, хотя ранним Пушкиным, Пушкиным-романтиком восторгались.
Показательна в этом смысле и судьба «Дон Кихота». Для современников Сервантеса его книга была пародией на рыцарские романы, средством от заблуждений ума и сердца. Немецкие романтики если и смеялись над произведением великого испанца, то сквозь слезы: они были бесконечно благодарны герою за его преданность идее и величие духа. В Испании конца XIX века, в эпоху духовного и нравственного возрождения, «Дон Кихот» стал национальным мифом.

0
0
0
s2sdefault

Один мудрец однажды заметил: «Читать нужно много, но не многое». А часто ли мы, беря в руки очередную книгу, задумываемся над тем, что и зачем читаем?
Писатель, просветитель и библиограф Николай Александрович Рубакин утверждал, что чтение неразрывно связано с самообразованием. А под самообразованием он понимал не столько усвоение новых знаний, сколько развитие лучших качеств души человека, обогащение его внутреннего мира. Стремясь пробудить в других интерес к чтению, он посвятил свою жизнь изучению психологии читателя, так называемой теории библиопсихологии. Он вел переписку с более чем 20 тысячами человек, многим высылал индивидуальные программы чтения, отвечал на возникавшие вопросы.

0
0
0
s2sdefault