Каста — это оригинальная цивилизационная модель,
построенная на собственных сознательных принципах.
Л. Дюмон «Homo Нierarchicus»

Социальная структура современного индийского государства является во многом уникальной, в первую очередь в силу того, что она по¬прежнему, как и несколько тысячелетий назад, зиждется на существовании кастовой системы, являющейся одним из ее основных компонентов.

Само слово «каста» появилось позднее, чем началось социальное расслоение древнеиндийского общества. Изначально использовался термин «варна». Слово «варна» индийского происхождения и означает цвет, способ, сущность. В более поздних законах Ману вместо слова «варна» иногда применялось слово «джати», означавшее рождение, род, положение. Впоследствии, в процессе экономического и социального развития, каждая варна разделилась на большое число каст, в современной Индии их насчитывают тысячи. Вопреки расхожему мнению, кастовая система в Индии не отменена, а существует до сих пор; законом отменена только дискриминация по кастовому признаку.



Варны

В древней Индии существовали четыре основных варны (чатурварнья), или сословия. Высшая варна — брахманы — это жрецы, священнослужители; в их обязанности входило изучение священных текстов, обучение людей и совершение религиозных обрядов, поскольку именно они, как считалось, обладали надлежащей святостью и чистотой.

Следующая варна — кшатрии; это воины и правители, у которых были необходимые качества (например, мужество и сила) для управления и защиты государства.

За ними следуют вайшьи (торговцы и земледельцы) и шудры (слуги и чернорабочие). Об отношении к последней, четвертой варне повествует древняя легенда о сотворении мира, где говорится, что вначале богом были созданы три варны — брахманов, кшатриев и вайшьев, а позже были рождены народ (праджа) и скот.

Первые три варны считались высшими, а их представители были «дважды рожденными». Физическое, «первое» рождение являлось лишь дверью в этот земной мир, однако для внутреннего роста и духовного развития человек должен был родиться второй раз — заново. Это означало, что представители привилегированных варн проходили специальный обряд — инициацию (упанаяна), после которого они становились полноправными членами общества и могли обучаться профессии, которую наследовали от представителей своего рода. Во время обряда на шею представителю данной варны надевался шнурок определенного цвета и материала, предписанный в соответствии с традицией этой варне.

Считалось, что все варны были созданы из тела первочеловека — Пуруши: брахманы — из его рта (цвет этой варны белый), кшатрии — из его рук (цвет красный), вайшьи — из бедер (цвет варны желтый), шудры — из его стоп (цвет черный).

«Прагматизм» подобного сословного деления заключался в том, что изначально, как это предполагается, отнесение человека к определенной варне происходило вследствие его природных склонностей и задатков. Например, брахманом становился тот, кто умел думать головой (поэтому символ — рот Пуруши), сам обладал способностью к обучению и мог учить других. Кшатрий же — человек с воинственной натурой, больше склонный работать руками (то есть сражаться, поэтому символ — руки Пуруши) и т. д.

Шудры являлись низшей варной, они не могли участвовать в религиозных ритуалах и изучать священные тексты индуизма (Веды, упанишады, брахманы и араньяки), у них зачастую не было своего хозяйства, и занимались они наиболее тяжелыми видами труда. Их обязанностью было безоговорочное повиновение представителям высших варн. Шудры оставались «единожды рожденными», то есть не обладали привилегией возрождения к новой, духовной жизни (вероятно потому, что их уровень сознания не был к этому готов).



Варны были абсолютно автономны, браки могли совершаться только внутри варны, смешение варн, согласно древним законам Ману, не разрешалось, так же как и переход из одной варны в другую — высшую или низшую. Такая жесткая иерархическая структура находилась не только под охраной законов и традиции, но была непосредственно связана с ключевой идеей индийской религии — идеей реинкарнации: «Словно детство, юность и старость к воплощенному здесь приходят, так приходит и новое тело: мудреца этим не озадачить» (Бхагавадгита).

Считалось, что пребывание в определенной варне является следствием кармы, то есть совокупным результатом его действий и поступков в прошлых жизнях. Чем лучше вел себя человек в прошлых жизнях, тем больше шансов у него было в следующей жизни воплотиться в более высокой варне. Ведь варновая принадлежность была дана по рождению и не могла измениться в течение всей жизни человека. Для современного западного человека это может показаться странным, но подобная концепция, полностью господствующая в Индии на протяжении нескольких тысячелетий вплоть до сегодняшнего дня, создавала, с одной стороны, основу для политической стабильности общества, с другой — являлась нравственным кодексом для огромных слоев населения.

Поэтому то, что варновая структура незримо присутствует в жизни современной Индии (кастовая же система официально закреплена в главном законе страны), скорее всего, напрямую связано с силой религиозных убеждений и верований, прошедших проверку временем и сохранившихся практически в неизменном виде до наших дней.

Но только ли в силе религиозных идей заключается секрет «живучести» варновой системы? Может быть, древней Индии удалось в чем­то предвосхитить структуру современных обществ и не случайно Л. Дюмон называет касты цивилизационной моделью?

Современная интерпретация варнового разделения могла бы выглядеть, например, следующим образом.

Брахманы — это люди знания, те кто получают знания, обучают им и разрабатывают новые знания. Поскольку в современных «знаниевых» обществах (термин, официально принятый ЮНЕСКО), уже пришедшим на смену обществам информационным, не только информация, а именно знание постепенно становится самым ценным капиталом, превосходящим все материальные аналоги, то становится понятной принадлежность людей знания к высшим слоям общества.

Раджпуты - кшатрии (воины) в Северной Индии

Кшатрии — люди долга, управленцы высшего звена, администраторы государственного уровня, военные и представители «силовых структур» — те, кто гарантирует закон и порядок и служат своему народу и своей стране.

Вайшьи — это люди дела, бизнесмены, создатели и организаторы своего дела, главной целью которых является получение прибыли, они создают продукт, востребованный на рынке. Вайшьи сейчас, так же как и в древности, «кормят» другие варны, создавая материальную базу для экономического роста государства.

Шудры — люди по найму, наемные рабочие, которым проще не брать на себя ответственность, а выполнять порученную им работу под контролем руководства.

Жить «в своей варне», с этой точки зрения, означает жить в соответствии со своими природными способностями, врожденной предрасположенностью к определенному виду деятельности и согласно своему призванию в этой жизни. Это может дать ощущение внутренней успокоенности и удовлетворенности тем, что человек проживает свою, а не чужую жизнь и судьбу (дхарму). Недаром о важности следовать именно своей дхарме, или долгу, говорится в одном из священных текстов, входящих в индуистский канон, — Бхагавадгите: «Лучше исполнять свои обязанности даже несовершенно, чем чужие обязанности в совершенстве. Лучше умереть, выполняя свой долг, чужой путь опасен».

В таком «космическом» аспекте варновое разделение выглядит как вполне прагматичная система для реализации своего рода «зова души», или, выражаясь более высоким языком, выполнения своего предназначения (долга, миссии, задачи, призвания, дхармы).

Неприкасаемые

В древней Индии существовала группа людей, не входившая ни в одну из варн, — так называемые неприкасаемые, которые де¬факто существуют в Индии до сих пор. Акцент на фактическом положении дел сделан потому, что ситуация с неприкасаемыми в реальной жизни несколько отличается от юридического оформления кастовой системы в современной Индии.

Неприкасаемые в древней Индии являлись особой группой, которая выполняла работы, связанные с тогдашними представлениями о ритуальной нечистоте, — например, выделку шкур животных, уборку мусора, трупов.

В современной Индии термин неприкасаемые официально не используется, так же как и его аналоги: хариджан — «дети Божьи» (понятие, введенное Махатмой Ганди) или пария («отверженный») и другие. Вместо этого существует понятие далиты, которое не несет в себе, как считается, оттенка кастовой дискриминации, запрещенной в индийской конституции. По данным переписи населения 2001 года далиты составляют 16,2 % от общей численности населения Индии и 79,8 % от общей численности сельского населения.

Махатма Ганди

Хотя конституция Индии отменила понятие неприкасаемый, древние традиции продолжают доминировать в массовом сознании, что приводит даже к убийствам неприкасаемых под самыми разными предлогами. В то же время бывают случаи, когда человек, относящийся к «чистой» касте, подвергается остракизму за то, что посмел выполнить «грязную» работу. Так, Пинки Раджак, 22¬летняя женщина из касты индийских прачек, которые традиционно моют и утюжат одежду, вызвала возмущение среди старейшин ее касты, поскольку она занялась уборкой в местной школе, то есть нарушила строгий кастовый запрет на грязную работу, оскорбив тем самым свое сообщество.

Касты сегодня

Для защиты определенных каст от дискриминации существуют различные привилегии, предоставляемые гражданам низших каст, например, резервирование мест в законодательных органах и на государственной службе, частичная или полная оплата обучения в школах и колледжах, квоты в высших учебных заведениях. Для того чтобы воспользоваться правом на такую льготу, гражданин, принадлежащий к защищаемой государством касте, должен получить и предъявить специальный кастовый сертификат — доказательство его принадлежности к определенной касте, перечисленной в таблице каст, которая является частью Конституции Индии.

Сегодня в Индии принадлежность к высшей касте по рождению отнюдь не означает автоматически высокого уровня материальной обеспеченности. Зачастую дети из бедных семей высших каст, поступающие в колледж или вуз на общих основаниях при большом конкурсе, имеют намного меньше шансов получить образование, чем дети из низших каст.

Дискуссия о фактической дискриминации высших каст идет уже много лет. Встречаются мнения о том, что в современной Индии происходит постепенное размывание кастовых границ. Действительно, определить к какой касте относится индиец, сейчас практически невозможно (особенно в крупных городах), причем не только по внешнему виду, но зачастую и по роду его профессиональной деятельности.



Создание национальных элит

Формирование структуры индийского государства в том виде, в каком она представлена сейчас (развитая демократия, парламентская республика), началось в XX веке.

В 1919 году были проведены реформы Монтегю–Челмсфорда, основной целью которых являлось становление и развитие системы местного самоуправления. При английском генерал­губернаторе, который до этого фактически единолично управлял Индийской колонией, был создан двухпалатный законодательный орган. Во всех индийских провинциях была создана система двоевластия (диархия), когда управлением занимались и представители английской администрации, и представители местного индийского населения. Таким образом, в самом начале ХХ столетия впервые на азиатском континенте были введены демократические процедуры. Англичане, сами того не желая, способствовали становлению будущей независимости Индии.

После обретения Индией независимости возникла необходимость в привлечении к руководству страной национальных кадров. Поскольку только образованные слои индийского общества имели реальную возможность «перезапуска» общественных институтов в условиях независимости, ясно, что ведущая роль в управлении страной в основном принадлежала брахманам и кшатриям. Именно поэтому объединение новых элит было практически бесконфликтным, так как брахманы и кшатрии исторически принадлежали к высшим кастам.

С 1920 года начался рост популярности Махатмы Ганди, выступавшего за единую Индию без англичан. Возглавляемый им Индийский национальный конгресс был не столько партией, сколько национальным общественным движением. Ганди сумел осуществить то, что до него не удавалось никому, — пусть временно, но он практически ликвидировал конфликт интересов между высшими и низшими кастами.

Даже далиты голосовали за Ганди и его партию, надеясь на позитивные изменения в своей жизни. В это время началось объединение элит индийского общества, желавших экономической модернизации в условиях независимости.

Что завтра?

В Индии в средние века не было городов, похожих на европейские. Эти города скорее можно было бы назвать большими деревнями, где время как будто бы остановилось. До недавнего времени (особенно интенсивные изменения начали происходить в последние 15–20 лет) туристы, приехавшие с Запада, могли почувствовать себя в средневековой атмосфере. Реальные перемены начались после обретения независимости. Взятый во второй половине ХХ века курс на индустриализацию вызвал увеличение темпов роста экономики, что, в свою очередь, привело к увеличению доли городского населения и появлению новых социальных групп.



За последние 15–20 лет многие города Индии изменились до неузнаваемости. Большинство почти «домашних» кварталов в центре превратились в бетонные джунгли, а нищие кварталы на окраинах трансформировались в спальные районы для среднего класса.

По прогнозам к 2028 году население Индии превысит 1,5 млрд человек, наибольший процент из них будет составлять молодежь и, по сравнению со странами Запада, в стране будут самые большие по численности трудовые ресурсы.

На сегодняшний день во многих странах существует дефицит квалифицированных кадров в сфере медицины, образования и IT¬услуг. Эта ситуация способствовала развитию в Индии такого быстро развивающегося сектора экономики, как предоставление дистанционных услуг, например США и странам Западной Европы. Индийское правительство сейчас вкладывает огромные средства в образование, особенно школьное. Можно воочию наблюдать, как в горных районах Гималаев, где еще 15–20 лет назад были только глухие деревушки, выросли государственные технологические колледжи на больших территориях, с прекрасными зданиями и инфраструктурой, предназначенные для местной детворы из тех же деревушек. Ставка на образование в век «знаниевых» обществ, в особенности на школьное и вузовское образование, — беспроигрышная, и не случайно Индия занимает одно из лидирующих мест в сфере компьютерных технологий.



Такой прогноз роста индийского населения мог бы быть оптимистичным для Индии и привести и к серьезному экономическому росту. Но рост не происходит сам собой. Необходимо создать условия: новые рабочие места, обеспечение производственной занятости и, что не менее важно, обеспечение квалифицированного обучения всей этой огромной массы людских ресурсов. Все это является непростой задачей и скорее вызовом для государства, нежели бонусом. При невыполнении необходимых условий возникнет массовая безработица, резкое снижение жизненного уровня населения и, как следствие, негативные изменения в социальной структуре.

До сих пор существующая кастовая система являлась своего рода «предохранителем» от разного рода социальных потрясений в масштабе всей страны. Однако времена меняются, западные технологии интенсивно проникают не только в экономику Индии, но в сознание и в подсознание масс, особенно в городах, формируя новую, нетрадиционную для многих индийцев модель желаний по принципу «хочу больше и сейчас». Эта модель предназначена в первую очередь для так называемого среднего класса («так называемого», поскольку для Индии его границы размыты, а критерии принадлежности не совсем ясны). Вопрос о том, сможет ли кастовая система по¬прежнему служить предохранителем от социальных катаклизмов в новых условиях, остается пока открытым.


You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s