Шамиль Гимбатович Алиев – доктор технических наук по военной технике и вооружению, почетный академик Академии Космонавтики, Генеральный конструктор  САПР противолодочного оружия, Лауреат государственной премии Российского комитета оборонных отраслей промышленности, кавалер ордена Петра Великого, его именем названа одна из малых планет Солнечной системы.

Нехронологическая биография

В свои шесть лет мальчик Шамиль пас овец в горном дагестанском ауле. В шестнадцать,  почти не зная русского языка, приехал на учебу в питерскую Корабелку (нынешний Санкт-Петербургский государственный морской технический университет). Он был уверен, что мир понимает аварский. Русский же давался так тяжело, что сначала приходилось заучивать наизусть, а потом понимать. Для сокурсников Шамиля Алиева самыми интересными были лекции, на которые ходил сам Шамиль, так как у него было кредо: «не писать конспекты, а задавать вопросы». Яркие ощущения от событий детства — скачек и боев волкодавов — сформировали метод мышления Алиева: метод восхождения от простых вещей к идеям, которые кроются за чувствами и переживаниями. Бег коня — не только страсть, это и осанка, и благородство. Он завораживал маленького Шамиля, будил мысль, что позже повлияло на развитие идей в биомеханике. Волкодавы, которые в боях не издают ни звука, а только сражаются, для дагестанцев существа особые. В горах говорят, что если волкодав не борется год, то он ложится на землю и умирает. И эту потребность сражаться несет в себе каждый дагестанец. Знаменитая алиевская двухструнка — аварский народный инструмент — объездила с академиком весь мир. И дело не в том, что он владеет этим инструментом в совершенстве. Он уверен, что невозможно построить теорию струн без музыкального сопровождения и невозможно понять, как повысить тон звучания барабана, не экспериментируя с натянутой на него шкурой. Человек никогда не поймет, как подковывать лошадь, если когда-то это событие не произвело на него впечатления. По Алиеву, понять можно только то, что оставляет след в душе.

Об учителях

Своими учителями он считает всё, что дает пищу для ума и сердца, и всех, кто вызывает уважение. Когда Шамиль Гимбатович говорит об отце, его и так тихий голос становится практически шепотом, а о советском физике Тамме он вспоминает как о единице порядочности в шкале человеческих достоинств. Среди особых учителей академик Алиев выделяет синяки и ошибки, промахи и заблуждения. Каждая научная проблема для него больше, чем просто математическая задача. Поэтому среди его учителей — академики Зельдович и Бармин, философы Пифагор и Платон.

О бабушке, легендах и шансах

В легендах, которые рассказывала Шамилю в детстве бабушка, жили отважные и благородные люди. Они не считали покорность людским достоинством. Шамиль Гимбатович уверен, что легенды пробуждают дух человека. В детстве он открыл, что внутри у человека есть некий двойник, который формируется не из плоти, а из духа. Именно этот духовный двойник помогает человеку идти, когда уже трудно, когда невыносимо, но ты идешь навстречу судьбе, преодолевая себя. И тогда обязательно появится Шанс.

Об Истине

В пропорции Шамиля Гимбатовича влюбила тоже бабушка. Она открывала ему эту тайну в разговоре, рассказе, в общении: когда какая-то часть беседы у тебя, а какая-то — у другого человека. Критерием истинности академик Алиев считает Красоту — правильные пропорции. Поэтому и обычный карандаш должен быть красиво заточен, иначе что же ты некрасивым карандашом красивого напишешь?

О детях

У Шамиля Гимбатовича есть те, кто пользуется особыми привилегиями. В первую очередь, это дети. Для него общение с детьми — это равносторонняя радость. Где бы и с кем бы он ни встречался, в школах или уже университетах, его главная задача — отдать себя без остатка. Как это? — спрашиваешь его? А он отвечает — «просто любить». И когда они не слушаются и делают все по-своему? «Тогда любить еще сильнее», — был его ответ. Однажды внуки пожаловались, что их ругали за рисунки на стенах. Шамиль Гимбатович очень удивился… и разрешил на стене писать и рисовать. А на вопросительный взгляд детей отреагировал самым естественным образом: подошел к стене и крупно, размашисто написал: «Свободу детям».

О здоровом неуважении к авторитетам и заслуженном одиночестве

Никогда не принимать ничего на веру — еще одно кредо академика Алиева. Если тебе говорят: «Это вот так-то…», задай себе вопрос: «Почему именно так?... Или зачем мне это нужно знать? Что мне это дает?» Академик Алиев знает как никто другой: чтобы на грамм поумнеть, надо «полтонны перелопатить». Не советует он и учиться всему подряд, вроде как потом пригодится: «Но я же не прихватываю по пути все, что может когда-то пригодится!?»  Есть чувство, которым Шамиль Гимбатович особо дорожит. Он назвал его  чувством заслуженного одиночества. Это тоска по великим Идеям, на которую каждый человек имеет право. И если ты испытываешь это — ты живой.

Елена Белега

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s