Полуразрушенный сарай на улице Ламон в Париже. Мария Кюри, выполняя работу целого завода, таскает тяжелые мешки, по несколько часов мешает кипящие жидкости в чугунном котле, переливает едкие растворы из одного огромного сосуда в другой, перерабатывая в день по 20 килограмм урановой руды. А все для того, чтобы извлечь из нее новый радиоактивный химический элемент. Спустя 4 года наконец получен 1 дециграмм чистой соли радия. Мария Кюри мечтала, чтобы у радия был красивый цвет, а он превзошел ее ожидания: он светится.

Когда выяснилось, что радий может лечить рак, интерес к работе Марии и Пьера Кюри вырос. Перед ними встал выбор: запатентовать технологию получения радия, обеспечив себя и детей средствами до конца жизни, — или бескорыстно опубликовать итоги своей многолетней работы. Мария и Пьер выбирают второе. Можно было бы создать свою отличную лабораторию, нанять штат работников, заслуженно больше не тратить время и силы на обычный заработок — но они принимают другое решение, открывая возможность широкого производства и изучения лечебных свойств радия.

 Мария Кюри в Лаборатории

***

Первая мировая война. Мария Кюри делает выбор остаться в Париже (она только вывозит в Бордо драгоценный радий и возвращается). Можно было бы уехать, можно было бы, с трудом, но продолжать исследования… Но она запирает лабораторию на ключ и идет помогать раненым. Госпитали на передовой линии лишены рентгеновских установок, а ведь с их помощью можно точно определить местонахождение пули в ране или осколка снаряда. На средства Союза женщин Франции Кюри размещает на обыкновенном автомобиле рентгеновскую установку и генератор тока. Этот «радиологический автомобиль» с августа 1914 года объезжает госпиталь за госпиталем. Когда война затягивается, Мария оборудует еще 20 таких передвижных рентгеновских установок, прозванных на фронте «кюричками».

 «Радиологический автомобиль»

***

Институт радия в Париже. У нашей героини остается не так много времени на собственные исследования: она руководит лабораторией, каждое утро отвечая на вопросы пятидесяти научных сотрудников, перепроверяя и направляя каждую научную работу. «Не знаю, смогу ли жить без лаборатории…» — пишет она в письме, между тем все больше внимания и заботы проявляя к молодым ученикам и оставляя все меньше времени на собственные исследования. Важно, чтобы вырастали новые ученые, способные продолжить дело, которое начала Мария с Пьером и Анри Беккерелем.

 Мария Кюри читает лекцию в Сорбонне

***

В каждом из этих случаев был выбор: поступить «как можно» (и все вроде бы будет правильно, и никто не осудит) — или поступить «как должно», не для своей выгоды, безопасности или удовольствия, а чтобы как можно больше помочь другим.

Так бывает. Начинаешь читать биографию ученого, просто чтобы вдохновиться примером и дотянуть до конца университета, — и вместе с рассказом о преодолении трудностей и о верности своему призванию открываешь историю о необыкновенной человечности и любви к людям. «Делай, что должно, и будь, что будет» — не знаю, была ли эта фраза девизом Марии Кюри, но в любом случае она показала, что жить «как должно» — это возможно.

Литература:

Ева Кюри. «Мария Кюри»

Николай Алов. «Мария Кюри. Подвиг длиною в жизнь»

Мария Кюри. «Пьер Кюри»

Ирен и Фредерик Жолио-Кюри. «О Марии и Пьере Кюри»

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s