Далай-ламаВ декабре 2006 года, когда духовному лидеру буддистов был торжественно вручен орден Белого лотоса - высшей награды Республики Калмыкия, Его Святейшество Далай-лама встретился с избранными представителями российской прессы, чтобы побеседовать о Тибете, буддизме и судьбах России. 

Его Святейшество Далай-лама: Добро пожаловать! Похоже, погода тоже вас приветствует – начался снег. Куда бы я ни направлялся, где бы ни встречался с представителями средств массовой информации, а также с широкой публикой, я всегда говорю, что в моей жизни есть три основных обязательства.

 

Первое – пропаганда общечеловеческих ценностей, чтобы мы могли стать счастливыми людьми, построить счастливую семью, счастливое общество и мир, в котором будет больше мира и дружелюбия.

Второе – пропаганда гармонии в отношениях между различными вероисповеданиями.

И, наконец, третье мое обязательство связано с Тибетом.

Я хотел, чтобы вы об этом знали, потому что средства массовой информации также играют весьма важную роль, по меньшей мере, в двух из этих областей – в сфере пропаганды общечеловеческих ценностей и гармонии в отношениях между различными вероисповеданиями.

О России

- Мы впервые у вас в гостях и были удивлены тем, как много россиян мы встретили в тибетских монастырях. С чем это связано? Почему все больше россиян приезжают сюда, почему все больше появляется последователей буддизма?

Об этом лучше спросить россиян. [Смеется.] Наша обязанность заключается в том, чтобы оказывать помощь всем, кто приезжает сюда с намерением учиться. Мы не имеем ни малейшего представления о том, что их сюда приводит.

Конечно, если говорить о жителях буддийских регионов России - Калмыкии, Бурятии и Тувы, то они на протяжении многих столетий приезжали учиться в Тибет, в Лхасу, а также на мою родину, в монастырь Кумбум и Лабран. В монастыре Кумбум, например, выходцы из Монголии и буддийской России составляли большинство обучающихся там монахов.

- Вы следите за новостями из России? Что это сегодня за страна? Как вы ее воспринимаете?

Здесь, в Дхарамсале, у меня нет возможности смотреть программы российского телевидения.

Но как бы то ни было, когда речь заходит о России, мне всегда хочется применить эпитет «великая» - великая Россия.

Россия вызывает во мне особые чувства, ведь у моего предшественника 13-того Далай-ламы были контакты с российскими царями. Помню, в Лхасе у меня хранились карманные золотые часы, подаренные 13-тому Далай-ламе русским царем. На них был герб с двухголовым орлом.

Кроме того, на протяжении многих столетий у Далай-лам были очень тесные связи с буддийскими регионами России. Поэтому вполне естественно, Россия вызывает во мне самый живой интерес.

В Советское время на долю буддистов России и Монголии выпали чудовищные страдания. В 30-х годах - много смертей, колоссальные разрушения. Мы очень внимательно следили за развитием этих событий.

Затем, в конце 70-х, я, к своему большому удивлению, получил приглашение посетить Монголию, что едва ли было возможно без благословения Кремля. Так мне представилась возможность посетить коммунистический мир - Советский Союз, Москву и Монголию. Это была все та же тоталитарная система, уже знакомая мне по Китаю, очень жесткая. Но в то же время я получил возможность узнать на собственном опыте, кто такие русские, живущие в СССР.

Затем наступила эпоха Горбачева, и постепенно эта великая держава стала открытым обществом, демократической страной. Замечательно!

У России огромный потенциал – колоссальные природные ресурсы и, кроме того, люди… Знаете, люди, на долю которых выпало много трудностей, обычно становятся закаленными. В прошлом среди россиян было немало выдающихся ученых, поэтов, изобретателей. К сожалению, в Советское время страна делала слишком большой упор на гонку вооружений. Если бы не это, у нее огромный потенциал являть миру поистине блестящих, выдающихся людей. Я всегда восхищаюсь такими людьми, как Сахаров.

По своему географическому положению Россия служит мостом между Востоком и Западом. В силу этого она способна сыграть весьма важную роль, способствуя подлинному миру и гармонии.

Мой интерес к России, к Советскому Союзу, был отчасти спровоцирован одним моим другом, уйгуром из Восточного Туркестана, еще в 1954 году. Он свободно говорил по-русски. Под его руководством я выучил несколько русских слов – «хорошо», «очень хорошо», «спасибо», «как ваше здоровье?» и еще «до свидания». В то время я также начал учить русский алфавит.

С самых юных лет я проявляю самый живой интерес к России, к этой великой державе. Однако в последнее время большие трудности сопряжены с моим посещением вашей страны.

- В июле этого года в Москве прошел саммит лидеров мировых религий. Получали ли вы официальное приглашение принять в нем участие?

Накануне саммита некоторые заинтересованные люди выражали пожелание относительно моего участия в этой встрече, однако официального приглашения я не получал. И, конечно, причина здесь совершенно очевидна. Она известна всем.

- В 2004 году все же удалось организовать ваш краткий визит в Калмыкию. Каковы ваши впечатления об этом регионе?

Этот визит был третьим по счету. Я уже знал о том, насколько сильна буддийская вера среди калмыков, знал об их дружеских чувствах по отношению к Тибету и ко мне лично - чувствах, которые связывали нас на протяжении многих столетий.

Этими теплыми чувствами был пронизан мой последний визит в Калмыкию, несмотря на то, что было очень холодно, шел снег.

И мне, и калмыцкому народу было очень холодно, но нас согревало тепло наших сердец.

- Сейчас многие политики обвиняют Россию в возвращении к тоталитарному режиму. Когда вы посещали Россию в 2004, не сложилось ли у вас впечатление, что существует такая возможность возвращения в прошлое?

Нет, это был слишком короткий визит, чтобы почувствовать что-то подобное. Но в целом международные средства массовой информации высказывают критические замечания такого рода.

Но с моей точки зрения, Россия как демократическое государство еще слишком молодо. Я считаю нереалистичным ожидать, что Россия после такой коренной смены системы вдруг станет таким же демократическим государством, как страны Запада. Это беспочвенное ожидание.

Недавно я посещал Чехию, и один чешский политик поделился со мной своими соображениями, сказав, что демократия в Чехии – довольно новое явление. Людям, которые выросли в атмосфере страха и лжи, трудно приспособиться к новым реалиям. Это требует времени. Я думаю, это верно.

Один из позитивных аспектов демократической системы в том, что, обретя свободу слова и свободу мысли, люди получают более объективную картину мира. Тоталитарная система вынуждает вас смотреть на вещи через призму проповедуемой ею политики, вы не способны адекватно воспринимать действительность. И в этом я усматриваю большой недостаток, больший риск и опасность.

Я говорю своим друзьям в Индии – хотя вы добились независимости более 60 лет назад, Индии по-прежнему необходимо бесстрашие, способность думать об общих интересах и говорить в полный голос. Тот дух, которым Индии была исполнена в дни борьбы за свободу, он нужен и теперь.

Это верно и для России. Вы сумели переломить политическую систему - великолепно, что это изменение произошло по воле народа. Однако новое открытое общество, свобода, не смогут незамедлительно удовлетворить нужды всех и каждого. Вам нужно поддерживать в себе дух борьбы, решимость и применять свои знания и опыт, опираясь на мудрость. Вам необходимо больше решимости и терпения. Это важно.

Что касается представителей средств массовой информации, то у вас совершенно особая роль в демократическом обществе.

У меня есть любимое изречение из Черчилля, который сказал, что самый сильный аргумент против демократии – это пятиминутная беседа со средним избирателем. Мне кажется, что сегодня в России очень многим нравится это изречение Черчилля.

У любой системы, включая религиозные, есть свои недостатки. Но здесь все зависит от индивидуальной личности, которая действует в рамках данной системы. Возьмем религию. Если человек использует религию в своих собственных целях, тогда религия становится грязной. Если политик использует ту или иную политическую систему не в интересах широких слоев общества, а в иных целях, тогда политика становится грязной.

Одно из преимуществ демократии в том, что демократическая система предоставляет индивидууму возможность выдвигать собственные инициативы, раскрывать свой потенциал.

Кроме того, демократическая система предоставляет людям, и в особенности прессе, возможность самовыражения. Это очень важно.

Еще один аспект – возможность для некоторых политиков переходить из одной партии в другую. Я считаю, что это довольно полезно.

И, конечно, правовое государство. Перед законом все равны, и это большое достижение.

Однако в рамках демократической системы очень важную роль играет образование. Если у людей нет опыта, нет образования, то в этих условиях демократическая система может привести к хаосу.

- Все больше китайцев заселяет Сибирь, местное население начинает выражать недовольство. Что можно сделать, чтобы разрешить этот конфликт?

Не знаю. Наверное, лучше спросить Москву.

- Каким вы видите будущее России?

Будущее России, как и будущее любой другой страны, зависит от вашей решимости, стремлений и надежд. Не делайте такой большой акцент на водке. Прилагайте усилия, основываясь на упорстве, надежде и внутреннем стремлении. Не ленитесь и не пейте алкоголь.

О развитии тибетского буддизма

- Для вас как лидера буддистов приоритетным направлением является развитие буддизма в традиционных буддийских регионах, таких как Индия, Монголия, буддийские республики России – Калмыкия, Бурятия и Тува, или же в странах, где буддизм только набирает обороты?

В Монголии и буддийских регионах России люди традиционно являлись последователями буддизма. При этом они придерживались именно той формы буддизма, которая преподавалась в древнеиндийском университете Наланда. Этот монастырский университет в основном опирался на санскритскую традицию. Они использовали и пали, но все же в большинстве своем учения давались именно в соответствии с санскритской традицией.

Для этих регионов, которые на протяжении многих столетий исповедовали буддийское учение, возрождение этой религии имеет большое значение, и я готов без колебаний оказывать им поддержку, помогать в углубленном изучении буддизма и разъяснять суть буддийской практики. Я вижу в этом свою главную задачу.

При этом я часто говорю, в том числе и тибетскому народу, что сегодня мы живем в XXI веке. Современная наука, современные технологии достигли высокого уровня развития. Мы должны быть буддистами XXI века, а значит, нам необходимы, с одной стороны, современные научные знания, а с другой - традиционные знания о внутренних, духовных ценностях, которые предлагает буддизм.

Ведь не секрет, что мы, традиционные буддисты, порой слишком полагаемся на веру, ритуалы, молитвы. Но этого не достаточно. Буддизм в своем развитии должен опираться на мудрость, а не на одну только веру. В этом направлении я прилагаю большие усилия.

Если говорить о жителях небуддийских стран – европейских стран, США – то для них правильнее было бы сохранять свои исконные традиции. Если вы традиционно являлись христианами или мусульманами, то лучше продолжать придерживаться именно этих религий.

Но, конечно, среди миллионов не-буддистов могут найтись единицы, кто в силу особого склада ума, не проявляет интереса к религии своих предков. Такие люди начинают обращаться к другим традициям, в том числе к древнеиндийским школам философской мысли, включая буддизм. Я обычно говорю им – вам нужно хорошенько подумать. Переход в другую веру – непростой вопрос. Изучайте различные религии, анализируйте, проводите сравнения.

Однако если в результате анализа окажется, что буддийская философия более эффективна для вас, в большей степени отвечает вашим внутренним потребностям, тогда у вас есть полное право взять ее за основу своего развития.

- Многие воспринимают растущее увлечение тибетским буддизмом как некую дань моде. Обычно приводят в пример голливудских актеров – Ричарда Гира, Стивена Сигала. Как, с вашей точки зрения, тибетский буддизм развивается в мире и можно ли говорить о том, что это лишь модная тенденция?

В середине 60-х – начале 70-х годов многие выходцы с Запада приезжали в Индию, на Восток, и принимали ту или иную восточную веру. На тот момент, скорее всего, это было данью моде. Но этот период постепенно подошел к концу.

Наступили 80-тые, 90-тые годы, и вот теперь мы уже в 2000-ных годах. Сегодня западные люди – европейцы, американцы, австралийцы - проявляют достаточно серьезный интерес к буддизму. Среди них есть весьма образованные люди, а также ученые.

Порой те иностранцы, которые интересуются буддизмом, оказываются более серьезными в своих намерениях, нежели наш собственный народ - тибетские, китайские или монгольские буддисты. Мы зачастую воспринимаем буддизм как дань древней традиции. У нас есть вера, но не слишком большой интерес к ученым занятиям. Иностранцы же самым искренним образом стремятся к постижению смысла буддийского учения, его философских обоснований, и мне это нравится.

- Ваше Святейшество, вчера мы посетили женский монастырь Долмалинг и видели, как тибетские монахини упражняются в философском диспуте. Как нам объяснили, в Тибете в женских монастырях не было такого предмета. Чем вы руководствовались в своем решении расширить программу обучения для монахинь?

Во-первых, в изучении буддийской философии диспут является одним из наиболее действенных инструментов, позволяющий углубить знания и обрести безошибочное понимание изучаемой темы. Во-вторых, сам Будда говорил о равноправии монахов и монахинь.

На протяжении нескольких столетий в женских монастырях Тибета не было серьезной учебной программы. В начале 60-х годов я выступил с предложением разработать новую программу обучения для женских монастырей, взяв за основу программу крупнейших монастырских университетов Тибета, где обучались монахи. Это предложение было встречено с большим энтузиазмом, и теперь подобная расширенная учебная программа действует в целом ряде женских монастырей в изгнании. Я весьма доволен результатом.

- Как вы оцениваете темпы возрождения буддизма в России?

Поскольку буддийские сообщества России придерживались этой религии на протяжении нескольких поколений, то буддизм является одной из основополагающих характеристик их национальной самобытности. Поэтому буддийская религия, безусловно, достойна сохранения. Однако, помимо этого, в наше время особую роль начинает играть буддийская психология, буддийский метод тренировки ума.

Один из моих друзей, американский ученый проводит эксперимент, обучая буддийской медитации своих избранных учеников. Не с целью обращения их в буддизм. Сам ученый, возможно, также не является буддистом, но он использует буддийский метод для того, чтобы добиться умиротворения и покоя.

Поэтому для людей, которые являются буддистами по рождению, также имеет смысл изучать этот метод и применять его в повседневной жизни. Это поможет построить счастливую семью и счастливое общество.

- В российском педагогическом сообществе сейчас идет оживленная дискуссия относительно преподавания основ религии в общеобразовательных школах. Хотелось бы услышать ваше мнение о преподавании основ буддизма в школах в условиях, когда религия отделена от государства.

Как я говорил ранее, мы должны прививать детям добросердечие. Но я бы предпочел, чтобы это осуществлялось в рамках светского, а не религиозного образования. Если мы живем в обществе, где представлены разные религии, лучше прививать детям ценности на секулярном, светском уровне. А наряду с этим представители буддизма или православия могли бы проводить отдельные занятия, где бы они представляли свое вероучение. Но, конечно, решать вам.

- Каково, на ваш взгляд, будущее буддийского учения?

Некоторые ученые говорят, что буддизм и современная наука могут идти рука об руку…

О гармонии в отношениях между религиями

- Как вы оцениваете состояние взаимоотношений между разными религиями?

Безусловно, дух плюрализма в отношениях между различными вероисповеданиями постепенно растет. Покойный Папа Римский Иоанн Павел II стал инициатором первой встречи лидеров разных религиозных традиций в итальянском городке Ассизи в 1986 году. Я также принимал в ней участие. Эта инициатива положила хорошее начало дальнейшим встречам лидеров разных вероисповеданий, несущих послание мира и любви.

Помимо этого, все чаще проходят встречи между философами и практиками разных религиозных традиций. Совместные молебны представителей разных религий также становятся весьма распространенным явлением в самых разных точках земного шара. Куда бы я ни приезжал, я постоянно принимаю участие в таких молебнах наравне с христианами, иудеями, индуистами. И я усматриваю в этом знак улучшения ситуации.

С другой стороны, конфликты на религиозной почве по-прежнему имеют место. Это значит, что нам нужно прилагать больше усилий.

- Что, с вашей точки зрения, могло бы служить основой для подобного диалога между представителями разных религий?

В философии разных религий есть различия, и некоторые из них – ключевого характера. В целом существует две категории религий. Первая – теистические религии, которые признают существования бога-творца. Вторая – нетеистические, которые это отрицают. Буддизм, джайнизм и некоторые древние течения индуизма относятся именно к этой категории.

С точки зрения теистических религий, представители нетеистических порой попадают в разряд неверующих. Некоторые из них вообще относят буддизм к атеизму. Так что различия велики.

Но взгляните на это с точки зрения религиозной практики. И те, и другие подчеркивают важность любви, сострадания, умения прощать, умения довольствоваться малым и самодисциплины. Кроме того, монашеская традиция в христианстве, буддизме, индуизме – это весьма схожая практика. Однажды мне довелось посетить католический монастырь на юге Франции. Их монастырская система и тибетская монастырская система практически идентичны. Так что с точки зрения религиозной практики, сходство велико.

Конечно, в философии есть большие различия. Но задайте вопрос – в чем цель этих философских учений? И мы увидим, что цель одна – упрочение базовых духовных практик, к числу которых можно отнести взращивание любви и сострадания.

Основное послание теистических религий – любовь и сострадание. Один из аспектов бога – бесконечная любовь. Люди, которые верят в бога, должны взращивать любовь в своих сердцах. Они должны любить живых существ с той же силой, с какой любят бога.

Мусульмане как-то сказали мне, что настоящий последователь ислама питает любовь не только к богу, но также и ко всем его творениям – к людям, деревьям, зверям и птицам.

Нетеистические религии, такие как буддизм, основываются не на концепции бога-творца, но на концепции причинно-следственной связи. Причина порождает результат, гласит закон кармы. Цель этой концепции в том, чтобы направить верующего на путь правильных поступков, ведь в противном случае ему придется столкнуться с результатами своих собственных негативных действий. Подходы различаются, но цель одна – помочь человеку развить в своем сердце основополагающие ценности: любовь, сострадание, умение прощать…

И если, несмотря на различие в подходах, цель одна, тогда нет причин воздвигать барьеры и идти на конфликт.

Здесь можно привести пример с лекарством. Если вы заболели, нет смысла спорить, чье лекарство лучше. Лекарства прописываются каждому пациенту индивидуально. Одно и то же лекарство может оказаться полезным для одного пациента и бесполезным или даже вредным – для другого.

Религии - это лекарства, позволяющие нам победить негативные эмоции. В силу разного склада ума, одним людям больше подходят теистические религии, другим – нетеистические. Все зависит от индивидуальной личности. В любом случае, цель одна. Как только вы поняли это, вы не станете ссориться, не станете выказывать неуважение друг к другу.

Нам, человечеству, нужны различные традиции.

Однажды в Австралии, представляя меня перед началом публичной лекции, христианский священник заметил: «Далай-лама - хороший христианин»…

- Для большинства религий – ислама, христианства, иудаизма – актуален вопрос адаптации к реалиям современного мира. Ведь в современном мире очень много факторов, отвлекающих от духовной жизни. Актуальна ли эта тема для буддизма?

Нынешний Папа Римский, являясь теологом, подчеркивает важность двух факторов: веры и логического анализа. Вера - явление таинственное, и людям порой трудно его понять. Именно поэтому размышление, логический анализ играют важную роль, позволяя увязать религию с повседневной жизнью.

Я обычно выделяю в буддизме три аспекта: религиозный аспект, включающий веру, ритуалы, молебны, молитвы; буддийскую философию с ее основополагающими концепциями – нирвана, освобождение, состояние Будды; и, наконец, буддийскую науку, описывающую материю, функционирование ума и эмоций.

При этом на первое место я ставлю буддийскую науку, потому что она позволяет нам получить адекватное представление о явлениях внешнего и внутреннего порядка. С буддийской точки зрения, счастье возможно лишь при условии адекватного восприятия действительности. И, напротив, страдания, боль являются следствием ее неадекватного восприятия, применения метода, который не отвечает реальному положению вещей.

Адекватное восприятие действительности приводит нас пониманию возможности трансформации своего сознания. Трансформация сознания ведет к трансформации нашего поведения, наших поступков. Так мы меняем причины, и это приводит к изменению следствий. В результате уменьшается страдание и приумножается счастье. Такова буддийская концепция прекращения страданий.

А для того, чтобы осуществить весь этот процесс, нам необходимы буддийские молитвы, буддийские ритуалы и медитации, то есть третий аспект.

Такова последовательность. На первом месте стоит буддийская наука, потому что с буддийской точки зрения, какой бы то ни было позитивный результат возможен только при условии адекватного восприятия действительности. И, напротив, любые страдания, боль являются следствием неадекватного восприятия действительности, применения метода, который не отвечает реальному положению вещей.

Возьмем, например, убийство, воровство, избиение, насилие. Применяя такие методы [осуществления своих желаний], вы можете испытать кратковременное внутреннее удовлетворение. Однако в конечном итоге окажется, что, в действительности, этот метод не способен привести вас к счастью.

И, напротив, помощь другим, служение другим – этот метод на самом деле приводит к счастью. Если вы поможете другому, он будет счастлив, и в результате у вас появится новый друг. Больше улыбок. Вы испытаете удовлетворение.

Грубые слова, избиение, причинение вреда приносят страдание другим. В результате у вас появляется новый враг. А ведь никто не хочет иметь врагов. Враг по определению - это тот, кто причиняет вред. Такова буддийская логика. Любое действие, основанное на логике, на знании истинного положения вещей, приносит позитивный результат. Ошибочное действие, действие, спровоцированное отрицательными эмоциями, в основе которых лежит неведение, приносит негативный результат. Поэтому, прежде всего, необходимо достичь адекватного восприятия действительности, изучить явления внешнего и внутреннего порядка. Этим и занимается буддийская наука.

Если мы опираемся на буддийскую логику, то у нас не возникнет проблемы, как соотнести буддийские концепции и повседневную жизнь. Буддийской традиции 2500 лет, она была актуальна тогда, она актуальна и сегодня. Нет никакого смысла ее менять.

- Согласно с христианской концепцией, место рядом со святым человеком не только притягательно, но и по-своему опасно. Вокруг него слишком много зла в виде искушений, соблазнов и различного рода препятствий. Как боретесь с искушениями вы сами?

Для этого необходима самодисциплина, умение довольствоваться малым. Некоторые религиозные лидеры, которым не достает самодисциплины и самоограничения, в результате погрязают в коррупции.

Высокий пост в любой сфере без серьезной самодисциплины и самоограничения, ведет к коррупции, внутреннему разложению.

О буддийских концепциях и ценностях

- Можно ли преодолеть свою прошлую карму?

Карма – это совокупность множества различных элементов. Возьмем для рассмотрения ваше возвращение домой. Вы купили билет на определенный день и определенный рейс. Скажем, вы приняли это решение неделю назад. Однако нет стопроцентной гарантии, что вы полетите именно в этот день и именно этим рейсом. Ведь может произойти что-то непредвиденное, и вы измените дату вылета. До тех пор, пока вы не поднялись на борт самолета, всегда остается вероятность изменения ваших планов.

Карма, которая была накоплена вами в прошлом, обладает потенциалом приносить результат, будь то позитивный или негативный. Хорошая карма приносит позитивный результат – счастье. Дурная карма приносит негативный результат – боль.

Представим, что вами уже накоплена дурная карма, которая вот-вот принесет негативный результат. Однако если сейчас вы накопите новую позитивную карму, которая окажется сильнее предыдущей, то тем самым вы снизите потенциал проявления негативной кармы.

Этого также можно достичь с помощью раскаяния, чтения определенных буддийских мантр, взращивания Бодхичитты (устремления к Просветлению ради счастья всех живых существ). Бодхичитта, безграничный альтруизм – это очень сильное чувство. Под ее влиянием негативная карма становится похожей на семена, которым не достает влаги, и потому они не могут прорасти. Она теряет способность приносить результат.

Таким образом, даже если мы уже совершили негативные действия, и они обладают потенциалом приносить результат, все же, если вступает в действие более сильное «противоядие», этот результат не может проявиться. Таким эффектом, например, обладает сострадание.

Одним из самых сильных «противоядий» является раскаяние в совершенных нами негативных поступках. Однажды в Афинах, в Греции, я повстречал человека, который рассказал мне о том, как много лет назад, в молодости, убил козу. Он так глубоко раскаивался в содеянном, что, когда он описывал мне этот случай, из его глаз текли слезы. Вот такое подлинное раскаяние, чувство глубочайшего сожаления о совершенном, автоматически снижает потенциал проявления последствий негативной кармы или даже полностью его устраняет.

- Как правильно подготовиться к тантрическому посвящению Калачакры?

Самая лучшая подготовка к посвящению Калачакры – это взращивание альтруизма, а также искренние усилия в попытке понять, что такое буддийская концепция пустоты. Это важно.

- Согласно буддийской религии, необходимо избавляться от привязанности, хотя вы как-то заметили, что очень привязаны к своим четкам. В таком случае есть ли у вас друзья?

К четкам и еще к часам. [Смеется]

Буддийская концепция непривязанности порой встречает некоторое недопонимание. Непривязанность не означает, что вы не испытываете сильных чувств, не делите вещи на хорошие и плохие, и у вас нет желаний.

Как я говорил раньше, желания, любовь подразделяются на две категории. То же самое и с гневом, он тоже подразделяется на две категории. Первая категория провоцируется омрачающими эмоциями, в основе которых лежит неведение. Под воздействием этих эмоций вы утрачиваете способность адекватного восприятия действительности. То, что вы видите – это лишь проекция вашего ума.

Один ученый, шведский психоаналитик, поделился со мной своими открытиями. Его исследование показывает, что когда в нас проявляется обычное чувство гнева, то спровоцировавший его объект представляется нам крайне негативным, и это вызывает в нас очень сильное чувство отторжения. Однако 90% этой негативной окраски – не более чем проекция нашего ума, не имеющая никакого отношения к действительности. Мы преувеличиваем степень негативных качеств объекта, рисуем его себе на 100% отрицательным и в результате испытываем отвращение.

Это верно и в отношении любви, желания. Конечно, объект ваших желаний обладает определенными положительными свойствами, но под воздействием эмоций вы воспринимаете его положительным на все 100%. И тогда возникает очень сильное чувство близости, желания. Вот это называется привязанностью, и от такой привязанности нужно избавляться, потому что она наполовину основана на неведении.

Если вы руководствуетесь такой привязанностью, то любое действие, совершенное вами в отношении данного объекта, не будет адекватным. Ведь, на самом деле, объект ваших желаний не является таким уж замечательным. Но ваша ментальная проекция показывает, что он – замечательный на все 100%, и вы действуете в соответствии с этим восприятием.

От привязанности такого рода нам нужно избавляться.

Однако существует также безграничная любовь и сострадание. Безграничная любовь – это любовь непредвзятая. Любовь не только к своим друзьям, но и к своим врагам. Они тоже человеческие существа, живые существа. У них тоже есть право на избавление от страданий. Вы должны окружить их своей заботой. Вот это подлинное сострадание, основанное на адекватном восприятии действительности.

Наша обычная забота, которая распространяется только на наших друзей, основана на предвзятости. Мы думаем, он - мой друг. А этот друг вполне может быть очень плохим человеком. Но ваша ментальная проекция делает его на 100% хорошим, и вы испытываете привязанность. Но ваша ментальная проекция делает его на 100% хорошим, и вы испытываете привязанность. Под воздействием этой ментальной проекции сегодня он кажется вам очень хорошим, а завтра – вы вдруг увидите его плохим. Результатом будет гнев, ссора.

Поэтому нужно избавляться от той привязанности и желаний, в основе которых лежит неадекватное восприятие действительности. Желание же и любовь, основанные на ее адекватном восприятии, нужно приумножать.

Возьмем, например, Бодхисаттву. Бодхисаттва целенаправленно воспитывает в себе непривязанность. Для чего? Для того чтобы затем взрастить привязанность, основанную на логическом анализе. У Бодхисаттвы есть весьма своеобразный вид привязанности - привязанность ко всем живым существам. Для того чтобы развить в себе такой непредвзятый вид привязанности, нужно сначала избавиться от предвзятой привязанности. Это и называется непривязанностью.

- Значит, у вас есть друзья?

Конечно.

Да, и мне очень нравятся мои четки. Но однажды, путешествуя по России, я забыл свои четки в машине.

О судьбах мира

- Если бы завтра вы были избраны президентом мира, какие бы три закона вы бы приняли?

Не знаю. Я не эксперт в юриспруденции. Здесь нужно подучиться.

- В таком случае, какие бы шаги вы предприняли, что бы изменил ив этом мире?

Быть может, не стоит обсуждать подобные вещи чисто умозрительно, едва ли это приведет к каким-либо результатам… Но, если вы спросите меня о самых острых проблемах, с которыми человечество столкнется в будущем, на это я готов ответить.

Первое – перенаселение. Очень важно, чтобы населения было меньше, а качество жизни – выше. По данным некоторых экспертов, население планеты на сегодняшний день составляет 6 миллиардов человек. На настоящий момент у значительной части этих людей очень низкий уровень жизни. Миллионы и миллионы живут за чертой бедности. Это необходимо изменить. Что значит, изменить? Необходимо поднять их уровень жизни. Однако если уровень жизни населения южных стран сравняется с тем, который сегодня есть у населения северных, тогда встанет вопрос, а хватит ли нам природных ресурсов.

Представьте себе – Индия и Китай. Население этих стран в совокупности составляет свыше 2 миллиардов. Если каждый из этих 2 миллиардов приобретет себе по автомобилю, как это происходит в Америке, это будет означать свыше 2 миллиардов машин. Немыслимо! Поэтому население – это ключевой фактор в таких областях, как энергетика и охрана окружающей среды.

Энергетический кризис – очень серьезная проблема, нехватка питьевой воды – очень серьезная проблема, охрана окружающей среды – также серьезная проблема. Вот они наши настоящие проблемы, которые очень трудно решить.

Я порой усматриваю препятствие в узколобом национализме. Вы задали мне вопрос о китайцах в Сибири. Теоретически, Россия, в особенности Сибирь – пустая земля, она должна быть рада тому, что ее заселяют китайцы. Это верно и для Тибета. Почему бы нам ни предоставить свои пустынные земли густонаселенному Китаю? Но ведь у каждого сообщества есть своя национальная самобытность, свое культурное наследие, своя прекрасная природа. Неправильно позволять другому народу эксплуатировать все эти ресурсы. Такой подход отчасти оправдан.

Хотя национализм в его крайней форме – не слишком позитивное явление, все же в определенной степени национальный дух необходим. Это очень сложный вопрос.

Меня очень радует деятельность Европейского Союза. В Брюсселе, на встрече одной из парламентских групп Европейского Союза в апреле этого года, где я принимал участие, я высказал пожелание, чтобы штаб-квартира Европейского Союза постепенно переместилась в Центральную Европу, например, в Польшу, а Россия вошла в состав Европейского Союза.

А штаб-квартира НАТО должна постепенно переместиться в Москву, это снизит уровень страха, пронизывающий отношения между Россией и Западом. Нет никакого смысла по-прежнему сохранять дистанцию. Напротив, нам нужно укрепляться в ощущении, что мы являемся единым человечеством, проживающим на одной планете.

Россия, Западная Европа, Америка, Китай … слишком большая дистанция, результатом которой становятся недоверие, подозрительность и ненужные проблемы.

- Перед своевременным миром стоят еще две серьезные проблемы. Одна из них – преодоление бедности. Не секрет, что эта проблема весьма актуальна и для Индии. И вторая проблема, связанная с первой, - преодоление разрыва между так называемым золотым миллиардом, европейскими странами, и странами беднейших регионов. Считаете ли вы возможным решение этих проблем и что для этого нужно сделать?

Я думаю, довольно сложно решить их в одночасье. Но мы должны самым внимательным образом отнестись к разрыву между богатыми и бедными странами. Этот дисбаланс не только недопустим с нравственной точки зрения, но он также является источником серьезных проблем.

На глобальном уровне разрыв между богатыми и бедными выливается в то, что северные, развитые в индустриальном отношении страны, процветают, имеют излишек. И одновременно в этом же самом мире у нас есть неразвитые страны в Африке, Азии, Латинской Америке, где у людей нет даже самого необходимого. Люди голодают. Миллионы детей страдают от недоедания.

Результат этого дисбаланса уже заметен в Западной Европе, куда в поисках работы устремляются люди из Африки и стран Восточной Европы. Нередко они создают проблемы для местного населения.

В богатых странах, таких как Америка, число миллиардеров растет, а бедные люди по-прежнему остаются бедными. В Индии также становится больше миллиардеров, однако большая часть населения, особенно в крупных городах, живет в трущобах в условиях крайней бедности.

Населению стран бывшего Советского Союза на протяжении нескольких десятилетий прививали идеи социализма, но даже в России разрыв между богатыми и бедными на сегодняшний день неуклонно растет.

Китай по-прежнему остается социалистической страной, живущей под руководством коммунистической партии, но даже здесь разрыв между богатыми и бедными достигает чудовищных размеров.

Это очень и очень серьезный вопрос. Мы должны отнестись к нему с должным вниманием и прилагать усилия для устранения этого дисбаланса.

- Сейчас все больше политологов говорят о так называемом «столкновении цивилизаций». Как вы думаете, можно ли избежать конфликтов и войн на почве столкновения цивилизаций, или это вещь неизбежная?

Безусловно, избежать можно. Создается впечатление, будто бы существует столкновение между западным миром и исламом. Но этот конфликт преувеличен. Те мусульмане, которые оказываются вовлеченными в террористические акты, эта горстка мусульман не может представлять весь ислам как таковой.

И среди буддистов, и среди христиан, и среди индуистов можно найти людей, которые не являются добропорядочными представителями своей религии. В любой религии всегда находятся люди, которые устраивают беспорядки.

Я уверен, что и среди буддистов Калмыкии можно найти людей, которые вносят раздоры и смятение. Среди тибетских буддистов таковые тоже встречаются.

Очень важно прилагать усилия, чтобы стать ближе друг к другу, лучше узнать друг друга. В прошлом порой разные континенты, разные области, представители разных вероучений были изолированы друг от друга. Это порождало излишнюю подозрительность, дистанцию в отношениях друг с другом. Это плохо. Сегодня с помощью современных средств связи, а также с развитием туризма мы получаем возможность стать ближе друг к другу. Но, кроме того, мы должны прилагать собственные усилия, чтобы узнать друг друга, стать друзьями, постараться устранить подозрительность и сомнения.

- Знакома ли вам проблема Нагорного Карабаха? Можно ли сравнить ее с тибетским вопросом? Я слышал о Нагорном Карабахе, но не знаю подробностей. По всей видимости, должно быть сходство, но также должны быть и различия. - В начале XX века в Турции был совершен акт геноцида в отношении армянского народа. Погибло более полутора миллиона человек. Считаете ли вы, что признание и осуждение этого факта истории является необходимым условием для дальнейшего развития человечества?

В целом, в отличие от прошлого, современный мир в той или иной степени признает права каждого отдельно взятого сообщества, в том числе коренных народов, на сохранение своей национальной и культурной самобытности. Армения – достаточно большая страна, большое сообщество с давней историей. Безусловно, у вас есть право на сохранение своей национальной самобытности, своей культуры.

Что касается страданий, которые вы перенесли в прошлом… На сегодняшний день наилучший способ разрешения конфликтов, в том числе тех из них, которые стали следствием ошибок, допущенных в прошлом, - это диалог в духе перемирия. И здесь особое значение имеет умение прощать. Умение прощать не означает забвения того, что случилось в прошлом. Помните о своих страданиях, пусть другие знают о них, но в то же время не держите в сердце зла.

Нет никакого смыла хранить в сердце злобу. Гораздо целесообразнее попытаться в соответствии с новыми реалиями выработать взаимоприемлемое решение.

- Насколько важно сегодня, когда многие страны объединяются во всевозможные союзы, самоопределение наций?

Я уже говорил вам ранее, что это очень важно. Самоопределение наций и сохранение культурного наследия. Ведь культурное наследие сформировалось в процессе эволюционного развития, и оно отвечает потребностям определенных людей.

О Тибете и тибетском вопросе

- Вы получили Нобелевскую премию мира за план превращения Тибета в зону мира и ненасилия. Почему эта мечта до сих пор не стала реальностью?

Превращение Тибета в зону мира было моей мечтой, которую я впервые озвучил в 80-х годах. Тибет называют «крышей мира», здесь берут начало все крупнейшие реки, которые питают практически весь азиатский континент – от Пакистана и до Китая. Поэтому если в экологии Тибета произойдут коренные изменения, это скажется на формировании дождевых масс во всем регионе, и в особенности в Индии.

Следующий аспект, захоронение вооружений. В прошлом, размещая боеприпасы и стратегически важное оборудование в Тибете, китайцы бурили туннели в горах. Один такой туннель располагался непосредственно под Поталой (зимним дворцом Далай-лам). Из-за туннеля Потале был нанесен определенный ущерб. Если мы сократим количество вооружений, это самым благоприятным образом скажется на экологии всего региона.

Индия и Китай – две самые густонаселенные страны планеты. Подлинная дружба этих двух стран на основе взаимного доверия в интересах не только Индии и Китая, но и всей Азии. Если мы сумеем превратить Тибет в зону мира, то это принесет неизмеримую пользу в плане формирования взаимного доверия между Индией и Китаем. Только тогда мы сможем всерьез говорить о мире во всем мире.

Еще один момент. Председатель КНР Ху Цзиньтао подчеркивает важность гармонии в китайском обществе. Это прекрасно!

И для достижения подлинной гармонии и единства в отношениях между китайским и тибетским народами создание зоны мира, на мой взгляд, имеет огромное значение. До тех пор, пока в Тибете растет военное присутствие, это усиливает в людях ощущение страха. Мы знаем это на собственном опыте – когда мы видим военных, то испытываем внутренний дискомфорт.

Когда Тибет будет превращен в зону мира, в регионе не останется крупных военных формирований, только небольшие военно-пропускные пункты на границе. Отсутствие вооруженных сил автоматически создаст совершенно иную атмосферу в регионе – атмосферу мира и доверия.

- Как вы оцениваете современную ситуацию в Тибете?

С экономической точки зрения в Тибете наблюдается улучшение ситуации. Возводятся новые объекты, в том числе железная дорога. Однако благами этого экономического развития по большей части пользуется китайское, а не тибетское население. Тибетская экономика – по-прежнему весьма и весьма хрупкое явление.

Продолжаются репрессии в сфере религии. Монахи и монахини вынуждены проходить так называемое патриотическое воспитание, основным моментом которого является критика Далай-ламы, включая критику в адрес нашей с вами сегодняшней встречи.

Так что, несмотря на улучшение экономической ситуации, политическая ситуация по-прежнему остается чрезвычайно сложной. И самое худшее здесь – агрессивная политика в области переселения китайцев в Тибет. Население Лхасы, например, которое составляет около 300 тысяч человек, на две трети состоит из китайцев. Тибетцы уже являются меньшинством. Весь их стиль жизни, включая язык, на котором они говорят, меняется. Тибетский язык теряет актуальность на нашей родной земле.

- Как часто вам снится Лхаса?

Довольно редко.

30 сентября мировые телеканалы прокрутили страшные кадры расстрела тибетских беженцев при попытке перехода границы у перевала Нангпа Ла. Погибли два человека, в том числе юная монахиня. Не означает ли это, что Китай накануне Олимпиады чувствует свою полную безнаказанность? Как могло случиться, что китайские пограничники действовали совершенно открыто, не стесняясь присутствия западных альпинистов?

В 2001 году мы возобновили прямые контакты с китайским правительством и на настоящий момент провели пять встреч за круглым столом с официальными лицами КНР. Последняя встреча состоялась в феврале нынешнего года. Однако вскоре после этого, в апреле-мае, китайское правительство ужесточило свою политику. Критические замечания в мой адрес стали более жесткими, а в самом Тибете усилились репрессии.

А те люди, которые служат на границе, всего лишь проводники ужесточившейся государственной политики в отношении Тибета.

В прошлом в тибетском сообществе хотя и имели место единичные случаи убийств (как и в любом другом человеческом сообществе), но все же когда люди слышали об убийстве хотя бы одного человека, весь народ испытывала состояние шока.

На сегодняшний день убийства стали повседневной реальностью, и это весьма прискорбно.

В начале 80-х мы сумели получить приблизительные статистические данные о числе тибетцев, ушедших преждевременно, то есть убитых или погибших от голода и пыток. Также в нашем распоряжении оказался весьма надежный документ из военного ведомства, где говорилось, что с марта 1959 года и по сентябрь 1960-го года число тибетцев, погибших в зоне военных действий в окрестностях Лхасы, составило 87 тысяч человек. Таким образом, по имеющимся у нас данным, за последние 50 лет в общей сложности погибло около 1,2 миллиона тибетцев.

- Ваше Святейшество, во время недавнего визита председателя правительства КНР Ху Цзиньтао в Индию один из тибетских студентов предпринял попытку совершить акт самосожжения. Нет ли опасности, что борьба за свободу Тибета впоследствии может принять более радикальные формы?

Я, действительно, испытываю опасения и беспокойство на этот счет. С самого начала я придерживался подхода, который я называю политикой Срединного пути – мы не добиваемся независимости Тибета, отделения от КНР, но стремимся найти взаимоприемлемое решение в рамках конституции КНР. Именно на это направлены мои усилия. Однако по сей день я не вижу никаких признаков прогресса и, что наиболее важно, никаких признаков улучшения ситуации в самом Тибете. Напротив, репрессии ужесточаются, а в мой адрес звучит все более и более резкая критика. Вполне естественно, что в этих условиях тибетское сообщество в Тибете и за его пределами начинает испытывать глубокое разочарование. И инцидент, на который вы ссылаетесь, - это знак того, что тибетцы начинают терять терпение.

- Ваше Святейшество, недавно вы высказали пожелание посетить Китай и Тибет. Если китайское правительство даст вам разрешение на посещение Тибета, как видится вам этот визит?

Впервые я высказал пожелание посетить Тибет в 1983 году. Но прежде я хотел направить в Тибет делегацию своих представителей. Эта делегация должна была подготовить мой визит, который я предполагал совершить в 1985-том и который уже стоял в планах.

В конце 70-х - начале 80-х контакты между Тибетом и Китаем носили весьма искренний характер. Мой младший брат провел довольно теплую встречу с Дэн Сяопином. Затем, в 1980-х, Ху Яобан посетил Тибет, Лхасу, и признал ошибки прошлого. Атмосфера была очень радушной.

Но в середине 80-х Ху Яобан был подвергнут порицанию, политика в отношении Тибета резко ужесточилась, и визит не состоялся.

С тех пор я неоднократно высказывал пожелания посетить Тибет. В 1983 году я хотел увидеть ситуацию своими глазами и попытаться хотя бы до какой-то степени снять напряженность, построить более сердечные и гармоничные отношения с китайским правительством. Такой была моя главная цель, но, к сожалению, мне не удалось ее достичь.

Сейчас главной целью своего визита я считаю паломничество к святому буддийскому месту в Китае – горе Утайшань. Я испытываю огромное желание посетить это святое место. Я упоминал об этом своем желании еще в 1954 году, но китайское правительство ответило мне тогда, что дороги плохие, и будет трудно организовать мою паломническую поездку. Это намерение остается в моем сердце с тех самых пор. Недавно я вновь упомянул о нем, но для китайского правительство это составляет определенные неудобства.

- Есть ли какая-либо информация о судьбе Панчен-ламы?

О Панчен-ламе, которого избрал я, по-прежнему ничего не известно.

- Как вам видится дальнейшая судьба института Далай-лам в связи с захватом Тибета Китаем?

Еще в 1969 году я выступил с весьма определенным заявлением, сказав, что будущее института Далай-лам будет определять тибетский народ. С начала 60-х мы начали работу по демократизации тибетского общества и в 2001 году избрали политическое руководство посредством демократических выборов. С этого момента я как бы «наполовину в отставке». В своих будущих воплощениях Далай-лама не будет являться главой политической власти. А то продолжит ли свое существование сам институт далай-лам или нет – решать тибетскому народу.

- Проблемы, подобные тибетской, должны решать сами конфликтующие стороны (в нашем случае Тибет и Китай) или же международные организации, такие как ООН и Европарламент, или же третьи страны, например, США?

В начале 60-х годов тибетский вопрос был вынесен на рассмотрение ООН, и этой организацией были приняты три резолюции. Но в последние двадцать лет мы целиком и полностью полагаемся на прямые контакты с китайским правительством и считаем, что решение должны найти тибетцы и китайцы.

Однако для того, чтобы этот переговорный процесс был эффективным, нам нужна помощь со стороны таких стран, как США, Россия, страны Евросоюза. Мне кажется, Россия могла бы сыграть более важную роль в силу хороших отношений с Китаем. Мы не стремимся к независимости. В действительности, мы помогаем достижению подлинной стабильности, единства и гармонии КНР, которые председатель КНР Ху Цзиньтао считает своими приоритетами.


Оригинал статьи находится на сайте Сохраним Тибет!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s