Может быть, кому-то название статьи покажется чересчур пафосным. Но эта строка из стихотворения Фета, посвященного Тютчеву, вернее всего передает чувства тех, кому посчастливилось попасть в эти края.

Дорога от Брянска в поместье Тютчевых Овстуг пролегает среди полей и рощ, раскинувшихся на отрогах Среднерусской возвышенности. Стихи, когда-то родившиеся здесь, словно витают в воздухе.

 

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера...

Где бодрый серп гулял и падал колос,

Теперь уж пусто всё — простор везде, —

Лишь паутины тонкий волос

Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

Но далеко еще до первых зимних бурь —

И льется чистая и теплая лазурь

На отдыхающее поле...

Старинное село расположилось привольно на семи холмах, словно вздумало подражать Москве. Улиц здесь не знали, дома строили высоко, так, чтобы было побольше света. Отсюда, с холмов, и вид был замечательный: на Десну, небыструю в своем течении, на чащобу славных брянских лесов.

В конце XVIII века в Овстуге обосновался дед поэта секунд-майор Николай Алексеевич Тютчев. По его повелению возвели церковь, построили дом и выкопали небольшой пруд с островком.

23 ноября 1803 года в этом доме в семье сына Николая Алексеевича родился мальчик Федор. В Овстуге Тютчевы проводили по нескольку месяцев каждый год, здесь прошло детство поэта, здесь он получил первые дары и первые уроки — учился слышать и понимать язык природы и язык поэзии. Существование этого многим людям неведомого языка, «невыразимое чувство таинственности» и «благоговейной сосредоточенности» Тютчев открыл для себя в садах Овстуга.

Не то, что мните вы, природа —

Не слепок, не бездушный лик:

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык.

И еще одному языку учился здесь Федор Тютчев — своему родному, русскому. В качестве воспитателя Феденьки в Овстуг пригласили молодого поэта Семена Амфитеатрова (Раича). Плененный одаренностью и душевной тонкостью ученика, он вскоре превратился из учителя в старшего друга.

В Овстуге Тютчев написал первое стихотворение «Любезному папеньке», а через шесть лет уже перевел и опубликовал оды Горация. Затем — Московский университет и степень кандидата словесных наук. Далее — Коллегия иностранных дел в Петербурге. Германия... Треть жизни Тютчев провел за границей, а вернувшись на родину, жил по большей части в Петербурге. Но Овстуг никогда не был для его сердца далеким воспоминанием — там подолгу жили жена и дети поэта, он часто писал туда, делился размышлениями и переживаниями. С годами Овстуг занял особое место в душе Тютчева как страна «забытого, загадочного счастья». Из Петербурга он писал жене: «Когда ты рассказываешь о прекрасных днях, которыми ты упиваешься, дыша полной грудью, и которые уходят и не вернутся, быть может, в течение многих лет, когда ты говоришь об Овстуге, прелестном, благоуханном, цветущем, безмятежном и лучезарном, — ах, какие приступы тоски по родине овладевают мною, до какой степени я чувствую себя виновным по отношению к самому себе, к своему собственному счастью».

Стихи, поэзия — это язык души Тютчева, его философских размышлений. Только такой язык мог соединить разум и чувства, живую душу природы и человека. Поэзия для него была инструментом постижения истины. Он вполне осознанно верил в то, что чувствовал, ощущаемую красоту понимал как истину, ясно сознавал таинственную основу всякой жизни — основу, на которой зиждется и смысл космического процесса, и судьба человеческой души, и вся история человечества. «Здесь Тютчев действительно является вполне своеобразным и если не единственным, то, наверное, самым сильным во всей поэтической литературе», — писал о нем Владимир Соловьев.

Тютчев был дипломатом, служил России и верил в живую душу России. Все знают его слова:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Удивительно, но его вера в Россию, в лучезарность, в чудо, в силу поэтического слова воплощается на его малой родине и в наше, в общем-то, совсем не романтическое время.

История тютчевского Овстуга могла бы забыться после смерти поэта. Сын и жена переехали в подмосковное Мураново. Дом пришел в запустение, и спустя некоторое время его разобрали, остался лишь фундамент.

Но в Овстуге память о семье Тютчевых продолжала жить и значила очень много: там осталась школа, которую создала младшая дочь Тютчева Мария. Она была деятельной и отзывчивой, умела думать о других больше, чем о себе. Из Овстуга с горечью писала она отцу о невежестве и нищете, в которых прозябали окрестные крестьяне. Мария решила открыть в Овстуге школу для деревенских детей, взяла на себя ее ремонт и перестройку, сама подыскала учителя, присылала из Петербурга учебники. Федор Иванович был тронут этим и принял участие в устройстве школы. Она открылась в 1871 году и стала образцовым училищем. Детей привозили в нее даже из Брянска. Через год Мария умерла от чахотки. Федор Иванович пережил дочь всего на год… А школа по-прежнему работала, процветала.

Самые замечательные люди округи вышли из нее.

Один из них — Владимир Гамолин. В Овстуг он приехал мальчиком. Играл с ребятами на месте разрушенного тютчевского дома. Тогда же узнал он стихи Тютчева, их иногда по вечерам читал отец, любитель и знаток тютчевской поэзии.

Война уничтожила следы опустевшей усадьбы: был вырублен парк, взорвана церковь…

Когда Владимир Гамолин, окончив Педагогический институт в Ленинграде, вернулся в Овстуг, чтобы преподавать литературу в тютчевской школе, и заговорил о музее, его подняли на смех.

Больше он о музее не говорил. Он его создавал.

1 января 1957 года в Овстуге открылась комната-музей Федора Ивановича Тютчева. Эта комната находилась в единственном уцелевшем здании XIX столетия — в бывшей школе. В тот день Владимир Данилович провел свою первую экскурсию для товарищей-учителей тютчевской школы. Он продолжал собирать материалы, экспонатов становилось все больше, экскурсантов тоже. Все здание школы стало музеем. Тогда Гамолин принялся за спасение парка. По рассказам старожилов и следам от вырубленных деревьев разметили дорожки, посадили деревья…

4 июня 1961 года в парке состоялся первый тютчевский праздник поэзии. Три тысячи человек приехали в тот день в Овстуг! Зазвучали над молодыми деревьями стихи Тютчева, стихи о Тютчеве. Праздник так понравился, что хотели повторить его через неделю. Но повторили через год, и с тех пор он стал традиционным. Второе воскресенье июня — Тютчевский день поэзии. И наверное, это самая лучшая память о поэте…

Когда сочувственно на наше слово

Одна душа отозвалась —

Не нужно нам возмездия иного,

Довольно с нас, довольно с нас... n

 

 

Дополнительно:

Осенний вечер

Есть в светлости осенних вечеров

Умильная, таинственная прелесть!..

Зловещий блеск и пестрота дерев,

Багряных листьев томный, легкий шелест,

Туманная и тихая лазурь

Над грустно-сиротеющей землею

И, как предчувствие сходящих бурь,

Порывистый, холодный ветр порою,

Ущерб, изнеможенье — и на всем

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья!

Возрожденный усадебный дом Тютчевых

Окрестности усадьбы

В. Д. Гамолин, основатель и первый директор Музея Ф. И. Тютчева, заслуженный учитель России

Школа, построенная М. Ф. Тютчевой-Бирилевой

для крестьянских детей

Аллея в усадебном парке

Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья,

И в оный час явлений и чудес

Живая колесница мирозданья

Открыто катится в святилище небес.

Душа хотела б быть звездой,

Но не тогда, как с неба полуночи

Сии светила, как живые очи,

Глядят на сонный мир земной, —

Но днем, когда, сокрытые

как дымом

Палящих солнечных лучей,

Они, как божества, горят светлей

В эфире чистом и незримом.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s