Не так давно я познакомилась с одной очень интересной японской традицией под названием Ханами. Это традиционный фестиваль, который не имеет других аналогов в мире.

Ханами означает «любование цветами», и это событие связано с цветением сакуры в Японии, когда вся страна погружается в невероятное море бело-розовых цветов и волшебных ароматов. Помимо непередаваемой красоты этот праздник, как оказалось, несёт в себе ещё и весьма глубокий философский смысл.

Лето — это маленькая жизнь. Эту фразу мы знаем очень хорошо. Я её тоже люблю, часто цитирую, но... как-то не проживаю так, как мне бы хотелось.

Но в этом году я поставила себе цель сделать так, чтобы лето, действительно, было настоящей «жизнью», а не бесконечным калейдоскопом сменяющих друг друга событий.

Признаюсь честно, достичь этой цели было довольно сложно, потому что летом (тем более, в отпуске) есть большой соблазн вновь пуститься в марафон «побольше посмотреть и по максимуму посетить».

Что такое дом? Место, в котором родился? Квартира, частный дом, изба, аил (традиционное жилище алтайцев), где живёшь здесь и сейчас? Или дом там, где живут дорогие твоему сердцу люди — родные по крови или интересам, по ценностям и взгляду на мир?

Я уже много лет ищу дом, находя лишь его эхо и отблески. Сперва неосознанно… Когда-то, приехав с открытым сердцем на встречу поклонников Джо Дассена, я неожиданно почувствовала себя «дома» и «своей» в Бельгии, едва выйдя из автобуса, невзирая на свой ломаный тогда ещё французский. Потом — более осознанно, путешествуя по разным странам, знакомясь с их языком, культурой...

Триста метров – много это или мало? Для среднестатистического пешехода, двигающегося по горизонтальной поверхности пустяки,
3–4 минуты ходьбы.

А вот если двигаться вверх… Это и по времени, и по физическим усилиям другие затраты. Но дело не только в «физике». На высоте, даже на такой небольшой как 300 метров, ты ощущаешь некий душевный подъем.

Недавно мы с друзьями совершили прогулку на сопку Главная, расположенную на острове Русский во Владивостоке. Высота над уровнем моря около 300 метров. Несложный часовой подъем по дороге через начинающий оживать и пестреть разными красками после долгой зимы лес. И вот перед нами панорама Уссурийского залива с россыпью островов архипелага императрицы Евгении, Владивосток с мостами, и много-много Японского моря. Со стороны города к нам двигалась серьезная дождевая туча. А здесь, наверху, рядом с нами островки яркого багульника. Природа в этот день была явно склонна к импрессионизму…

На прошлой неделе мы вместе с сыном ходили в планетарий, и я, в хорошем смысле, по-доброму позавидовала ему, потому что ему впервые предстояло так близко познакомиться со звёздным небом и планетами. Мы смотрели, как на куполообразном потолке отражаются галактики, и я подумала о том, как много во всем этом неземной красоты и чуда. Я вновь поразилась грандиозности и масштабам нашей Вселенной.

Когда-то давно я впервые в жизни увидела горы. Не на фотографии. Не издалека. Не по телевизору. А по-настоящему.

Они стояли совсем рядом, такие величественные и неприступные. Покрытые снегом вершины терялись в облаках, а крутые склоны не давали ни единого намёка на то, что там есть проложенные кем-то из людей тропы.

Предчувствие, ожидание часто бывает сильнее, чем само событие.

Возможно, что это связано с тем, что сам путь часто ценнее цели. Возможно потому, что именно в пути, в подготовке происходит очень много важного – основной опыт, основные переживания. Мне вспоминается одно интервью Бориса Гребенщикова, в котором он рассказывает, что, написав очередной альбом, он сразу приступает к другому, т.к. выпущенный альбом это уже история. Он переполнен новым, что стремится обрести свою форму.

Долгожданное лето уже в самом разгаре, и мы вновь выбираем, куда отправиться в столь желанное путешествие, подальше от городской суеты, бесконечных хлопот и треволнений.

Итак, что же в этот раз? За границу ехать небезопасно и дорого, наверное, лучше остаться в России, ведь и здесь немало прекрасных мест. Кого-то привлекают горы, вершины, зовущие преодолеть себя, кто-то мечтает оказаться на море с его неповторимым очарованием, а кто-то предвкушает покой и отдохновение в деревенской глуши.

Недавно пересмотрела фильм «Мирный воин» и поняла, насколько по-другому я начала воспринимать идеи фильма, который, как мне казалось, я знаю очень хорошо. Фильм совершил такую хорошую перезагрузку внутри меня, что я невольно начала понимать и осознавать вещи, которые раньше ускользали из поля моего внимания.

В книге «Кошка Далай Ламы» мне встретилось определение осознанности, показавшееся особенно живым:

«Осознанность как чистое присутствие или опыт чистого присутствия».

А где же, собственно, присутствия?..

Может быть, жизнь похожа на поезд. Иногда — стремительно несущийся по новенькой колее, иногда — неторопливо и размеренно стучащий колесами по старому мосту. Я стою в кабине машиниста, смотрю в огромное окно головного вагона и наблюдаю как бесчисленное множество пейзажей, сменяясь, проплывают мимо меня.