Далай-лама XIV сказал однажды:

«Я считаю, что действительно настоящая религия — это Доброе Сердце»

Полностью с ним согласна. И даже если кто считает себя человеком не религиозным или, скажем, атеистом, не согласился бы разве, что доброе сердце лучше, чем равнодушное или злое?

Я всегда завидовала людям, у которых доброе сердце.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Человек свернулся калачиком на земле, положив голову на камень. Фингал под глазом, мокрый весь, грязная одежда, соответствующий запах. Рядом авоська с продуктами. Поодаль стайка ребятишек с любопытными и немного испуганными глазами. Мой путь проходит рядом с ними.

— Что случилось?

0
0
0
s2sdefault

Бегу на деловую встречу, спешу. У подъезда соседнего дома барахтается человек. Именно барахтается — встать не может никак, хоть и старается. Вокруг него ковром рассыпано все, что выпало из его карманов — мелочь, сигареты, какие-то бумажки... Думаю: «Эх, дед, старый ты уже, а пьешь...» И бегу было дальше машинально. Тут мысль: «Что ж ты, мать, мимо-то бежишь?».

Подошла. Нет, не пьяный. Говорит, что у него плохо действуют ноги. Палочка рядом лежит. Пробую поднять — тяжелый. Что делать-то?

0
0
0
s2sdefault

Я многое видела в хосписе. Когда мы приходим туда, стараемся больше разговаривать с людьми, слушаем их истории жизни, истории любви, забавные и веселые моменты, хотя и всегда готовы к тому, что кто-то не хочет общаться, и подарки ему не нужны. Тогда мысленно желаешь человеку тепла и света и идешь дальше.

Но иногда бывают Встречи.

О них помнишь долго-долго, и они остаются где-то в глубине души и светят маленьким теплым огоньком. Потом немного забываешь имена, обстоятельства, но помнятся глаза, иногда руки, а иногда просто нечто неуловимое между нами. К сожалению, бывает, что мы приходим в следующий раз, этих людей уже нет там. К этому сложно привыкнуть, но привыкаешь. Зато в такие моменты понимаешь, что такое «поговорить в последний раз». Потому что, наверное, вы больше не увидитесь и в эти несколько минут и мгновений хочется подарить человеку что-нибудь такое...

0
0
0
s2sdefault

В Краснодаре есть несколько приютов для животных. Самый большой из них — «Краснодог» — находится практически в центре города. Краснодарские акропольцы-волонтеры предложили ему свои руки и вот уже пять лет регулярно приходят помогать.

Руководитель Краснодарской философской школы «Новый Акрополь» Марина Магалимова рассказала о том, как это происходит.

0
0
0
s2sdefault

Сижу за компьютером и пью чай. Жду начала занятия. Смотрю на малинку, плавающую в чае и очки, лежащие рядом. Вдруг вспоминаю своих детей… Почему? А, вот оно что! И малинка в чае, и очки — их подарок. Взгляд скользит дальше — термос, ноутбук, стол, плед на кровати, — я понимаю, что все это — кем-то подаренное нам в разных этапах нашей с супругом жизни. Человек, который преподнес тот или иной дар, уже забыл о нем, да что там — и я уже забыла об этом… А сейчас — с удивлением для себя открываю то, как много в моей жизни этих самых даров! Маленьких и больших, символических и очень практичных, но все они подарены, подарены с заботой и любовью, подарены от сердца. И внутри совершенно естественно рождается благодарность: моим детям, друзьям, всем тем, с кем мы прошли какую-то часть жизни вместе и тем, с кем до сих пор идем…

0
0
0
s2sdefault

В ноябре 2019 года в Москве открылась выставка, посвященная культуре и искусству Древнего Египта. Выставка необычная – она создана для невидящих людей. Это часть проекта «Прикосновение к красоте», над которым работают волонтеры одного из московских филиалов философской школы «Новый Акрополь». О проекте рассказал его участник Герман Погосян.

0
0
0
s2sdefault

«Легко быть щедрым тому, у кого многое есть, — часто приходится слышать от слушателей нашей философской школы. — К сожалению, мы не настолько богаты, чтобы позволить себе роскошь щедрости». И если на первый взгляд это вполне очевидно, то ближайшее рассмотрение показывает ошибочность подобного утверждения.

0
0
0
s2sdefault

Когда мне было лет восемь, кто-то из взрослых сказал о моей маме: «Твоя мама очень сильная». Тогда про себя я подумала, что за глупости! Она такая худенькая, ей и пакеты сложно нести. Какая же она сильная!

Лишь с годами я стала постепенно понимать смысл этих слов, понимать, в чем же сила это хрупкой на вид женщины.

А сила ее в улыбке, той, что она всегда находит для меня и многих — многих других людей. В детстве я настолько привыкла к её доброжелательному, с легким дыханием веселости лицу, что это стало для меня абсолютно естественным, обязательным атрибутом мамы. И если вдруг её лицо было чем-то омрачено, у меня начиналась настоящая паника, мама не улыбается, мир рушится.

0
0
0
s2sdefault

Ночной автобус. Напротив меня сидит молоденькая девушка... И плачет, отворачиваясь к окну, чтобы никто не видел. Дорожки слез по щекам, слегка распухший покрасневший нос. Девушка периодически вытирает слезы перчатками, судорожно сжатыми в руках.

Сижу я напротив нее и испытываю состояние растерянности. Как поступить? Спросить, что с ней? А вдруг ей не это нужно? Или на больную мозоль наступлю? Как-то утешить? А вдруг ей еще хуже станет? И вообще, удобно ли вмешиваться, все-таки незнакомый человек...

0
0
0
s2sdefault