«Ничего подобного в жизни не было, описать это тому, кто не был там, – невозможно». Так поведал мне о фестивале Burning man (Пылающий человек) мой товарищ, уже давно живущий в США. Впечатления перехлестывали слова. При том что попал он не на сам фестиваль, а на его сильно урезанную неофициальную ковидную версию — просто собрались постоянные участники, которые уже не представляют себе свою жизнь без него.

В Берлине планируется построить «Дом Единого» — здание, которое под одной крышей объединит христианскую церковь, мусульманскую мечеть и иудейскую синагогу. Три религии говорят о пути к Единому, и предполагается, что построенное здание станет домом для Него и символом единства религий и духовного пути.

На месте церкви Петрикирхе, разрушенной в последние дни войны, за четыре года будет возведено новое здание. Строительство уже началось и ведется на пожертвования, которые собираются на официальном сайте проекта. Журналисты уже в шутку окрестили строящийся храм «цермечегогой» — от объединенных в одном слове церкви, мечети и синагоги.

 

 

 

Проект здания. Фото EuroNews

 

Уже много десятилетий Швеция не покидает верхушку рейтинга самых счастливых стран мира. Меняются политические формации, приходят и уходят экономические кризисы и эпидемии, даже климат постепенно становится другим. Мало что остается стабильным и неизменным в этом мире, но среди этого немного — шведское счастье. В чем секрет? Хорошая экономика? Мудрая политика? Удачное географическое положение? Нет. Спросите самих шведов, и они уверенно ответят: это лагом.

Множество фигур встречает посетителя на входе в любой готических храм. Это фигуры святых, мучеников, отшельников. Среди них — фигура Пилигрима, паломника, странника. Это человек с посохом в руке, в широкополой шляпе и длинном плаще. И как отличительная деталь — ракушка Святого Иакова, прикрепленная к одежде или полям шляпы.

Исследователи японской культуры говорят: чтобы понять японца, нужно быть японцем. Восток — дело тонкое… Но я думаю, один из путей узнавания и понимания любого человека — попытка понять, во что он верит.

Во что же верят эти загадочные люди, живущие на островах, окруженных морями, и считающие свою страну не морской, а земледельческой, застывающие в молитве — все, от малого ребенка до старика — перед красотой цветка, сделавшие обязательными в школах уроки любования природой, а дни цветения сакуры — национальным праздником?

Вы слышали истории о древних городах, начавших свою жизнь с откровения? Удивительного чувства правильно выбранного места. Того чувства, что трудно объяснить словами…

Но еще более удивительно то, что некоторые города пожалуй, самые прекрасные имеют особенное сердце. Оно находится на холме или даже небольшой горе, с которой видно очень далеко. Это не совсем удобно для обычной бытовой жизни могут возникнуть трудности с водой, с доставкой продуктов и строительных материалов… Это, возможно, хорошо для ведения военных действий. Но, кажется, есть еще что-то пересиливающее обычную логику плюсов и минусов.

 

Расхожее выражение, не правда ли? Чаще всего его используют как синоним локации с необычными, «парапсихологическими» параметрами: там человек испытывает необъяснимые ощущения, наполняется энергией или, наоборот, чувствует себя опустошенным.

Реакция на это словосочетание сегодня поляризована. Одни со снисходительной усмешкой разводят руками — мол, придумали себе забаву или просто деньги на сенсациях зарабатывают. Другие, с горящим взором, воспринимают себя как посвященных в тайны мироздания и пытаются убедить «неверующих», что такие места есть.

Пилигримы испокон веков отправляются в путь. Цель пути — Священное место. А начало — можно сказать, «священный пинок». Ибо было два способа начала пути: человека отправляли к святым местам искупить свои грехи или человек отправлял себя туда сам. Ведь прикосновение к Священному вовне способно вернуть его и внутри, если вдруг потерял. В каком-то смысле, путь пилигрима — это путь к самому себе. Настоящему себе, такому, каким хочешь быть. Чтобы поставить мысленно свечу на свой внутренний алтарь.

Когда-то Иоганн Вольфганг Гете сказал: «Архитектура — это музыка, застывшая в камне». Никто, наверное, до конца не сможет понять эту тайну. Почему некоторая музыка или некоторые архитектурные произведения так глубоко влияют на нас. Это то, что невозможно выразить словами или измерить какими-то приборами. Этот искренний резонанс с какими-то самыми тонкими или самыми глубокими струнами нашей души нельзя описать, его можно только почувствовать.

Если каждое новое слово вы автоматически пытаетесь разложить на составные части по именам богов, а каждое встреченное изображение вызывает у вас стойкое желание разобраться в его символическом значении, то это значит, что вы побывали в Египте.

За прошедшую неделю мы настолько пропитались историей, символизмом и образом мышления Древнего Египта, что на все вокруг нас смотрим уже в каком-то смысле глазами этих удивительных людей. Это не мешает, нет. Это добавляет новую ноту, новый аромат, новую глубину. И это, похоже, прекрасно.