Один из самых противоречивых музыкальных гениев не только XIX века, но истории музыки в целом. Вагнер не просто композитор, написавший знаменитые и даже гениальные произведения. Он и философ, он и драматург, и писатель, и архитектор, и режиссер, и дирижер… Очень разносторонне одаренный и одержимый своими всегда новыми идеями. На представления в театре в Байроте, построенном при участии Вагнера, и сегодня билеты проданы на 15 лет вперед. Представления длятся по 4,5-5 часов. Сложная машинерия, помогающая богам и героям выполнять свои задачи на сцене была придумана композитором для осуществления основной задачи его произведений — преображение зрителя.

Всякому, кто хоть немного знаком с Вагнером — философом, известно, что Людвиг Фейербах, а потом Артур Шопенгауэр оказали на него значительное влияние. А. Ф. Лосев определяет философско-эстетическую основу вагнеровского творчества как «мистический символизм». И познакомившись с его трактовкой мифа о «Кольце Нибелунгов» или «Гибелью богов», невозможно с этим не согласиться.

Но опера, о которой я хочу рассказать, написана в короткий период, когда он (по мнению биографов) находится под влиянием идей буддизма! Это опера «Тристан и Изольда». Написанная на знаменитый сюжет о любви, вспыхнувшей между героями из-за ошибки служанки, приготовившей вместо смертельного зелья любовный напиток, опера отличается от многих версий, известных к этому времени. Текст был написан в сентябре 1857, партитура в августе 1859. Т.е. сам Вагнер был тем поэтом, чьи строки звучали в ариях! У Вагнера ведь была своя теория — слова передают мысль, а музыка — чувства. По его мнению, либреттист и музыкант соперничают при создании оперы, поэтому он все сделал сам.

 Джон Уильям Уотерхаус. Тристан и Изольда

В отличие от обычной оперы, у Вагнера слова и музыка — равнозначно важны. Сложно решить, что больше воздействует на зрителя в зале. Конечно, его собственная драматическая история любви повлияла на страстность, с которой Вагнер изображает слияние разделенной человеческой природы. Тема любви и смерти для Вагнера связаны неразрывно. Любовь неотъемлемо свойственна человеку, полностью подчиняя его себе, так же, как и смерть является неизбежным концом его жизни, — считает он. Любовь-смерть — это не пара понятий. А одно целое в этой опере. Скажу честно, я знала, что «Тристан и Изольда» Вагнера — прорыв в оперном искусстве. Знала, что разочарования в музыке быть не может. А вот что написал этот поэт-философ словами — этого я не знала. Ведь может не совпасть с моим пониманием. Получится ли принять это?

Но в том-то и гений Вагнера, что его либретто всегда отличаются от привычного понимания мифа. Он и в тексте, и в музыке развивает свою мысль о становлении человеческого духа. И о борьбе, которая происходит в человеке.

Важным для Вагнера, представителя немецкого романтизма, является язык символов. Именно потому действие часто происходит ночью или в сумерках. Ночь — символ освобождения от пут разума, ночные часы полны очарования смутных движений души. Романтики считают, что ясность дня не дает разглядеть то сокровенное, что раскрывается в сумеречную пору. Символизм звездного неба, факела, который не только служит сигналом для встречи, но и той искрой рассудка, которая гаснет под напором любви, ставшей важнее жизни. Страсть утрачивает характер греха или преступного наслаждения, чтобы обрести черты космического закона, по которому Тристан и Изольда любят уже не как люди, а как боги. Римский-Корсаков писал об этой опере, что музыка в целом «представляет почти исключительно изысканный стиль, доведенный до крайней степени напряженности». Все произведение охвачено этой напряженностью, поэтому все четыре с половиной часа, до последней арии Изольды невозможно оторваться от сцены и хотя бы на минуту расслабиться. Хотя действия там совсем немного, все сконцентрировано на чувствах, которые передает музыка. Затаив дыхание, зрители ждут — чем же закончится хорошо известный всем сюжет.

Стоит упомянуть, что судьба этой оперы была не просто «непростой», а «мистически трагической». Постановка постоянно откладывалась, произведение было объявлено неисполнимым, умирали или теряли голос, сходили с ума исполнители. Но сегодня эта опера изредка идет на лучших сценах мира. Причины — сложная партитура, исполнение, как правило, на немецком языке. И при этом — на сцене все четыре с половиной часа нужно петь во весь голос! (иначе оркестр не выполнит своей роли).

 Сцена из спектакля «Тристан и Изольда»

Я безмерно благодарна моим друзьям, которые подарили мне это редкое счастье — услышать оперу «Тристан и Изольда» в Новой опере. Для меня это был просто «целебный напиток».

Марина Насырова

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s