Образы рыцарей и дам средневековья — такие далёкие от нас сегодняшних, в чём-то трогательно наивные, во многом странные. Они проводили ночь на поле боя после сражения, в ожидании, не вернётся ли противник, даже если это лишало их военных преимуществ. Они не могли позволить себе ударить со спины или сидя на коне сражаться с пешим. Они давали обеты не отступать, даже если это означало верную смерть, и сама смерть для них была не так страшна, как трусость или бесчестье. [2]

Было в них что-то, чего нам очень не хватает сейчас, и даже если мы улыбаемся тому, что кажется нелепым в их образе жизни, нас продолжает трогать их подлинное благородство, чистота души, отвага, преданность, великодушие и безграничная щедрость. Они были защитниками справедливости, с радостью брались за трудное и даже невозможное. А главное, им было, ради кого и чего жить и умереть, если понадобится. В чем секрет такой беззаветной храбрости? Что вело их? Чему они служили?

Рыцарство рождается именно тогда, когда, по словам Р. Луллия, «иссякли в мире милосердие, справедливость и правда, утвердились враждебность, вероломство, несправедливость и ложь». [3] Оно приходит как ответ на потребность человека в более возвышенном и благородном образе жизни, и принимает такую форму быть и действовать, что оставляет след в истории на многие века.

Рыцарские ордена воплощали в себе понятие чести и доблести. Легендарный образ короля Артура и рыцарей Круглого Стола с их миссией защищать справедливость становится образцом для подражания, хотя сами эти персонажи, похоже, вымышлены. «В жизни народов нет ничего реальнее и практичнее идеала», — пишет В. Парето [2], и рыцарство тому пример.

Рыцари это не обычные люди и не обычные воины. Чтобы стать рыцарем, недостаточно иметь оружие, боевого коня, физическую силу и храбрость. Необходимы были воля и дисциплина в следовании нравственной норме. Это было соединение отваги и мудрости, физической силы и культа справедливости. Их сражения не драки, они пронизаны духом уважения к противнику. Важно, что бой идёт не против кого-то, а всегда за то, что важно и дорого, что нужно защищать, чему нельзя дать погибнуть, за тех, кто нуждается в помощи. Рыцари сражаются за справедливость, честь, свою возлюбленную и веру. В них живёт отзвук героев древних времён, носителей доблести и достоинства (арете), силы побеждать (кюдос), чести (тиме) и славы (клеос) [1].

Рыцарь не просто сражается — он служит Королю, Закону, Даме, Богу, и для него это святое. Раймунд Луллий в книге «О рыцарском ордене» предостерегает: «Чем выше твои добродетели, тем безусловнее твой высокий долг перед Богом и людьми; если же ты поступаешь вероломно, то становишься смертным врагом рыцарства, чуждым его принципам и его славе». [3] Отсюда важность кодекса чести, который принимает рыцарь после посвящения. Есть планка, ниже которой он не должен опускаться. Жажда прибыли или благодарности, гордость или любовь к почестям не должны руководить его поступками. Напротив, рыцарь везде и во всём призван следовать правде и чести, держать слово, доверять и оправдывать доверие. Рыцарь не должен отступать, каким бы опасным ни оказалось дело, если чувствует, что в нём есть польза для его сограждан. [3]

Дон Кихот говорит Санчо, что есть вещи, которым учат только в рыцарских орденах. Читая «Парцифаля» Вольфрама фон Эшенбаха, видим, что более чем победы над внешними врагами, важен путь внутренней трансформации героя от наивного, ничего не понимающего мальчика, услышавшего в душе зов к подвигам, до настоящего Рыцаря, научившегося следовать этому голосу и не проходить мимо боли и страданий людей. [4] Победа над собственной тьмой, равнодушием, страхом и обретение власти над самим собой — вот что придает дух героического действиям рыцаря. Если внешне победил, а на внутреннем уровне нет, это не настоящая победа. Сам образ рыцаря на коне, также как и меч, который достаётся из камня — символическое выражение победы духа над материей, воли над инерцией и пассивностью. [4]

Конечно, это идеал. Конечно, была большая разница между установленными нормами и кодексами с одной стороны и действительностью с другой. Скорее всего, большинство рыцарей было в чём упрекнуть. Однако очень похоже, что само появление рыцарства в непростую и во многом противоречивую эпоху средневековья дало возможность многим людям по-другому посмотреть на свою жизнь и своё место в мире, открыть новую глубину и смысл, облагородило и возвысило их стремления и поступки. И в основе этого лежала идея служения чему-то более важному, прекрасному и великому, чем сам человек.

Источники и литература

  1. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М.: Универс, 1995.
  2. Оссовская М. Рыцарь и буржуа, М.: Прогресс, 1987.
  3. Луллий Р. Книга о рыцарском ордене. СПб.: Наука, 2003.
  4. Путь к Граалю, М.: Новый Акрополь, 2013.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s