Кризис — это лучшее благословение, которое могут получить люди и страны, ибо кризис всегда несет с собой прогресс. Творчество порождается тревогой так же, как день рождается из темноты ночи. Во время кризиса рождаются изобретательность, великие открытия и стратегии. Тот, кто преодолевает кризис, преодолевает самого себя, а не становится его жертвой.

А. Эйнштейн

Я большой поклонник фантастики и, когда есть свободное время, люблю посмотреть что-то из современных фантастических фильмов. В последние несколько лет особо модным стал тот или иной сценарий апокалипсиса (экологическая катастрофа, метеориты, похолодание, потепление, нападение зомби, космические пришельцы…). Мир боится конца света, что вполне оправданно, учитывая нарастание природных катастроф, истощение невосполнимых ресурсов, перенаселенность планеты и, как следствие, голод в целых регионах. Учитывая постоянные вооруженные конфликты, передел сфер влияния… Мы хотим знать, будет ли у нас будущее и каким оно будет.   

Последние лет двадцать мир стремительно меняется, и многие ученые считают, что эти изменения — признаки катастрофы. Чтобы понять сценарий будущего, историки и философы, пожалуй, уже триста лет пытаются построить модель исторического развития. Сейчас этих моделей множество, но нет «самой правильной» или «единственно верной».

 

Как развивается история

Существует деление на так называемую монистическую и цивилизационную модели. Монистическая модель подразумевает развитие человечества как единого целого. Цивилизационная модель, как следует из названия, рассматривает историю как совокупность разных цивилизаций со своими ритмами, свои характером (это подход возник в конце XIX в., и его классиками стали такие блестящие историки и философы, как Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин).

Кроме того, есть деление на сторонников теории прогресса и поклонников теории циклического развития. Теория прогресса подразумевает поступательное развитие человечества от «темного прошлого» к «светлому будущему». Один из классиков этой теории, Гегель, рассматривал прогресс как постепенную реализацию идеи свободы духа в человечестве. Надо сказать, что вторая половина XX в. несколько подорвала авторитет прогрессистов и лейтмотивом стала скорее теория всеобщего кризиса…

Циклическая модель истории существенно древнее, мы находим ее в таких цивилизациях, как Древняя Индия, Китай, Греция и Рим. Древние индусы говорили о существовании великих циклов Манвантары (жизни) и Пралайи (угасания и растворения) — когда Вселенная в вечном ритме и пульсации зарождается, развивается и угасает. В эти великие циклы вложены меньшие, называемые кальпами и югами, в которые, в свою очередь, вложены свои циклы, самый малый из которых исчисляется 432 000 лет и называется Кали-югой — цикл, в который человечество вступило примерно 5000 лет назад. Этот цикл неслучайно получил имя «Кали-юга» — «Черный век», поскольку он связан с утратой законов, нравственности, потерей смысла существования, варварством. Но и этот цикл, в свою очередь, неоднороден и состоит из меньших. Все пульсирует, все пребывает в бесконечном ритме и движении.

Конфуций пишет о стадиях беспорядка и порядка, которые в вечном ритме сменяют друг друга. Римский стоик Сенека — о циклах, которые проходит в своем развитии Земля и человеческая история, когда народы с определенной периодичностью достигают своего развития и затем уничтожаются то потопом, то мировым пожаром. Платон в свих поздних трудах писал о том, что история любой культуры проходит через стадии появления, развития, достигает своей вершины, но из-за наводнений, чумы или других причин приходит в упадок и исчезает.

В эпохи Возрождения и Просвещения циклическую модель истории развивали Макиавелли, Кампанелла и Вико. Кампанелла, к примеру, считал, что существуют независимые религиозный и политический циклы, но все они ведут к конечном итоге к Царству Мессии. По мнению Макиавелли, беспорядок и порядок постоянно сменяют друг друга, все от добра снижается ко злу и от зла вновь возвращается к благу. Вико считал, что каждый народ проходит свою божественную, героическую и человеческую стадии, которые вновь повторяются в другом народе.

Среди современных философов модели циклического развития цивилизации придерживались А. Тойнби, О. Шпенглер, П. Сорокин, Л. Гумилев.

Согласно циклической модели, цивилизации рождаются, достигают расцвета и угасают, подобно тому, как это происходит с людьми. О. Шпенглер писал о том, что культуры — это организмы, а мировая история есть их коллективная биография. Культура рождается, подобно ребенку, вырастает, реализует свою душу в виде языка, искусства, государственного устройства, науки, а затем умирает. Культуры проходят фазу весны, роста, некоторые называют это сакральной стадией, стадией высокой религиозности, мифа. А после кульминации наступает фаза цивилизационного упадка, перезрелости, косности, кризиса.

 

Конец истории? Черты кризиса западной цивилизации

Собственно, те явления, которые мы наблюдаем сегодня в мире, свидетельствуют о кризисе, или окончании определенного периода истории. Если суммировать то, что пишут эти классики цивилизационной теории, а также современные социологи, политологи и культурологи, мы наблюдаем свидетельства кризиса цивилизации, которую принято называть «научно-технической», «технократической», «западной», «индустриальной», переходящей в «постиндустриальную» и т. д., — цивилизации, которая получила развитие в последние триста лет и показала себя весьма активно развивающейся и агрессивной. Надо сказать, что корни ее более древние и уходят в так называемую «метафизическую катастрофу Запада», произошедшую еще в античном мире, когда появилось разделение на восточную и западную модели развития.

Цивилизация Запада и техническая цивилизация, будучи активной, динамичной, рассматривая окружающую среду и культурное пространство как поле собственной деятельности, практически вытеснила традиционные общества и сильно потеснила Восток (не только экономически, но и идеологически, поскольку восточные культуры были вынуждены принять западную модель развития, чтобы выжить).

Рожденный этой цивилизацией «экономический человек» очень практичен, он знает, что головокружительные карьеры достигаются не талантом и трудом, а связями, что победу в современных войнах приносит не талант полководца, а решение тех, для кого эта победа рентабельна.

Эта цивилизация родила концепцию «золотого миллиарда» и «американского стиля жизни» (известно, что в США проживает примерно 6 % населения мира и потребляется 40 % мировых ресурсов). Любопытное исследование, посвященное недельному рациону обычной семьи в разных странах мира, показывает, что разброс здесь составляет от 700$ для стандартной норвежской семьи из 4–5 человек до 1$, на который питается неделю семья из 5–6 человек в государстве Чад, или 5$ для семьи из 12 человек в Бутане.

Эта цивилизация родила общество потребления, которое особо развито в богатых странах. Но проблема заключает в том, что страны второго и третьего мира не могут поддерживать этот стандарт жизни, хотя он им и навязывается. Поэтому благополучную часть «ойкумены» приходится отделять от неблагополучного окружающего мира. Например, шенгенские соглашения стран ЕС снимают внутренние барьеры экономического, политического характера, но при этом ужесточается иммиграционное законодательство, призванное не допускать элементы бывшего второго и третьего мира в прекрасный новый мир, олицетворяемый Западом.

Академик РАН В. Арнольд еще в 90-е годы после столкновения с американской и европейской системой образования написал:  «Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишенным интеллекта стадом)».

Цивилизация досуга, время которой наступило, как пишет французский социолог Ж. Дюмазедье, породила homo ludens — «человека играющего», который предпочитает жить без напряжения и ни за что не отвечать. В свою очередь, это неизбежно порождает бессмысленность и скуку, большой процент самоубийств в экономически благополучных странах, наркотики и виртуальную жизнь, постепенно вытесняющую скучную реальную.

О. Шпенглер писал о современной цивилизации как о цивилизации «прометеевой личности», с ее бунтом против ограничений, стремлением к свободе и верой в человеческое безграничное могущество. Прометеев человек должен был создать лунный город и вспахать дно Атлантики, говорить на 200 языках и легко беседовать с Платоном. Но, увы, со временем как-то измельчал. Современный «прометеев» человек сфоткался на фоне Абу Даби, обработал кадр в фотошопе, как будто он на дне моря и окружен рыбками, и отправил приятелю в Саратов. Он разучился говорить на родном языке и делить «уголком».

Технологическое общество с его запросами очень нерентабельно и опасно для природы. Но на эту тему написано достаточно много, и развивать ее нет смысла. Можно только сказать, что наша планета очень больна. Вспомним слова испанского философа Делии Стейнберг Гусман: «Она горит в лихорадке, в то время как другие части ее тела раздуваются от непомерного количества жидкости. Меняется ее температура, переливаются воды, сотрясаются континентальные  плиты, ревут вулканы. Земля говорит, она жалуется на свое плохое самочувствие. Она тоже хочет быть здоровой и красивой, но мы утратили способность понимать ее».

На всем земном шаре идет огромное множество войн. Ежедневно от пуль и болезней умирают сотни людей. За последние десятилетия выросла детская проституция. Дети-токсикоманы начинают использовать наркотики уже с пятилетнего возраста и нередко, так и не став подростками, погибают. Из-за ускоренного темпа жизни, стрессов практически все люди больны физически или психически.

Естественно, мы не можем не думать о том, к чему все это приведет. Очень не хочется верить в то, что история развивается линейно. И не хочется верить, что это конец истории. Согласно теории циклов, это временный период, за которым должно последовать обновление. Период, который еще в начале XX в. Николай Бердяев назвал Новым Средневековьем, куда мы вступаем.

 

Мы живем в мифологические времена

Согласно еще одной циклической модели истории — модели, которая получила распространение в мировой астрологии, наша планета проходит определенные циклы, связанные с так называемым прецессионным движением. Проще всего это можно представить, если уподобить землю детской игрушке-волчку. Когда волчок вращается, его ручка совершает прецессионное движение (как бы описывает конус), аналогичное движение совершает ось Земли. За период 25 920 лет (этот период получил название Года Платона) ось Земли как бы очерчивает круг на небе, а точка весеннего равноденствия смещается из одного знака зодиака в другой. До недавнего времени Солнце в день весеннего равноденствия проецировалось на знак Рыб, а теперь постепенно переходит в созвездие Водолея.

Каждая эра, согласно этой концепции, это не просто определенный период времени, а время жизни и воплощения той или иной идеи, архетипа. Каждой эре присущи связанные с ней модели и архетипы, которые пытаются (более или менее успешно) воплотиться и осуществиться за время эры. Как правило, эти архетипы связаны с астрологической символикой эр. Например, эра Рыб, продолжавшаяся последние 2000 лет, связана с понятием Универсальной Любви (символика астрологического знака Рыб) и была ознаменована приходом и развитием «религии любви» — христианства. Предшествовавшая ей эра Овна связана с пассионарностью и воинственностью (астрологическая символика Овна) и была эпохой великих войн и новых начал. В данной концепции признается существование Мифа — универсальной и идеальной модели существования, своего рода идеального сценария, который должен быть сыгран актерами театра жизни для получения жизненного опыта. Но не любой сценарий играется актерами идеально, люди действуют по мере своих сил и возможностей и рождают таким образом Историю — более или менее удачное воплощение Мифа. При смене эр старый Миф постепенно, но не безболезненно уступает свое место новому — начинается новый цикл Истории.

Астрологи немного по-разному рассчитывают время смены эр, но абсолютно все сходятся на том, что именно сейчас мы переживаем переход в новую эру — эру Водолея. А, согласно теории эр, это означает постепенный уход и гибель старых культур и политических форм и рождение новых. Эра Водолея, в которую мы вступили, должна принести новые архетипы цивилизации — объединение и синтез в противовес разделению и разъединенности, проникновение человеческого разума и духа в новые неизведанные области науки, творчества.

Сейчас по многим признакам мы переживаем не только момент кризиса и перелома, но и момент, который можно называть своего рода средневековьем — период «междувременья», когда одни идеи постепенно уходят с арены истории, а другие только начинают зарождаться. Это своего рода легендарные времена, когда рождаются новые мифы, когда каждый из нас способен почувствовать знамения нового времени, если захочет увидеть и услышать их.

Черты этого мы уже наблюдаем в мире. Это возрождение «восточной», или «традиционной», концепции человека и Вселенной, где Вселенная рассматривается как живая, саморазвивающаяся система, а человек — не как ее хозяин, а как ее активная часть. Это рождение новой экологии, биосферной или экологической этики, которая должна научить человека ответственности перед природой.

Это синергетика — наука, получившая распространение во второй половине XX века, наука о взаимозависимом существовании элементов системы. Например, доказано, что, когда развивается эмбрион, сценарий развития каждой клетки зависит от состояния соседних клеток. И похоже, что подобное имеет место не только в биологии.

Это стремление людей к объединению, к диалогу между разными культурами и религиями, разные антипотребительские движения, которые также возникают в мире. Это обращение к восточному принципу «у вэй» — недеяния и ненасилия.

Все это черты нового времени, новой эпохи. Вопрос, что победит. А. Тойнби в своей теории гибели цивилизаций выдвинул теорию вызова и ответа на вызов, который проходит каждая цивилизация. Если она способна коренным образом измениться, возродиться, то она выживает. Если нет — гибнет. Особенность проживаемой переходной точки цикла заключается в том, что это очень нестабильное время. А теория синергетики учит нас, что в момент нестабильного времени большое значение получают даже самые слабые воздействия. Представьте шарик в лунке, который не так просто оттуда вытолкнуть, и шарик, положенный на другой шарик — когда достаточно дуновения, чтобы он скатился в ту или иную сторону.

Наш мир сегодня напоминает такой вот «шарик на шарике». Есть моменты истории, когда появляются титаны, направляющие историю человечества. А есть моменты, когда значимым становится каждый из нас. Когда то, что мы делаем, о чем мечтаем, чему посвящаем себя, может перевесить чашу весов в ту или иную сторону.

 

Ноев ковчег истории

Если вы помните библейскую историю, праведник Ной собирал в свой ковчег все ценное, чему нельзя было дать погибнуть во времена потопа. Периоды смены эпох подобны своего рода историческому «потопу» (хотя, если природные катастрофы будут усугубляться, потоп может оказаться вовсе не символическим). Этот потоп обладает безусловной очистительной силой, уничтожая все, что уже потеряло историческую ценность и «расчищая место» для нового строительства. Но, как всегда в переломных точках истории, существует опасность «вместе с водой выплеснуть и ребенка» — в катаклизмах и катастрофах могут погибнуть нужные и ценные для нового цикла семена будущего, являющиеся квинтэссенцией накопленного человечеством опыта. Отсюда необходимость строительства «ковчегов» — того, что сможет защитить и сохранить в переломные моменты истории основные для человека ценности, опыт… — все то, что будет нужно для нового начала.

Меня очень впечатлил образ из постапокалиптического бестселлера Д. Глуховского «Метро 2033», где каждый человек, обладающий научными, историческими знаниями, способный воспитывать детей, выращивать растения, своими руками сооружать необходимые инструменты, способный написать новые книги, потому что старые погибли, становится бесценным среди людей, выживших в катастрофе. Что мы понесем в будущее? Как будут создавать это будущее наши дети и внуки, если они будут рождаться все более слабыми, бескультурными и безразличными?

Проблема даже не в ухудшении образования или культурного уровня. Человечество уже неоднократно переживало свои эпохи средневековья, после которых возрождалось заново, восстанавливало утраченные знания, создавало новые прекрасные произведения искусства, отстраивало города. Главное, чтобы были люди, которые способны будут это сделать. Люди, способные выживать в трудных условиях, умеющие противостоять испытаниям жизни, а не ломающиеся и не отступающие перед ними. Люди, которым можно доверять и которые умеют брать на себя ответственность. Люди, не боящиеся писать стихи, даже если их не опубликуют, и выражать свою любовь к близким, искренние и сердечные. Люди, способные мечтать и служить своей Родине, хотя это сегодня и немодно. Люди, не стесняющиеся верить в Бога и осознающие собственное бессмертие. Умеющие с радостью трудиться, не только из-за денег. Обладающие инициативой и отважные.

Пожалуй, это и есть наш современный «ковчег», он не является каким-то диковинным бункером или кораблем, он представляет собой людей, способных пережить трудные времена, нуждающихся в новом будущем и способных это новое будущее создать.

 

 

Комментарии   

0 #1 Guest 26.02.2015 11:25
мечта никому никогда не вредила.........

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s