«Все во всем, но в каждом — особым образом»

Прокл, «Первоосновы теологии»

Говоря о человеке, философы часто используют термин «микрокосм», имея в виду, что человек как таковой представляет собой весь мир в его целостности и полноте, микро-вселенную, строение которой соответствует и аналогично структуре Вселенной. Он наделен духом-умом, душой и телом.

 

Макрокосм и Микрокосм

Однако слово «космос» означает упорядоченную Вселенную, прекрасную, гармоничную и живую. А значит, в строгом смысле одно лишь духовное измерение человеческой жизни космично, то есть организованно, гармонично и божественно; другая ее часть, иррациональная и инстинктивная, подобна первозданной хаотичной материи.

Человеческая душа занимает промежуточное положение между материальным и духовным, вечным и преходящим — физическим миром. Ее сущность вечна, но деятельность осуществляется во времени. Когда душа воплощена, она забывает себя, но, возвращаясь к себе, она знает всё и саму себя. Занимая промежуточное место, душа познает и действует человеческим и философским способом.

Платон говорит о демиурге, что «творца и родителя этой вселенной нелегко отыскать».

Платон: «творца и родителя этой вселенной нелегко отыскать».

Размышляя над этим, мы можем спросить себя: кто творец и родитель нашего внутреннего мира и нашего образа жизни? Кто я: душа или тело? И что значит найти самого себя? Несомненно, большинство скажет, что мы не являемся телом, но знать и осознавать, что мы — душа, означает заботиться о душе благодаря философии. Как говорит Платон, душа очарована телом, страстями и удовольствиями.

Философ знает, что он привязан к телу, словно оковами, и что задача философии — освободить его. Для того чтобы эта философская работа не была бесконечной, подобно ткачеству Пенелопы, вновь и вновь сплетающей то, что развязала философия, он успокаивает страсти, отвращаясь от удовольствий, желаний, печалей и страхов, и следует велениям разума, созерцающего истинное и божественное. Ведь, не зная хорошо духовную реальность, мы считаем более очевидным и настоящим то, что вызывает сильное удовольствие или боль. Вот почему порой мы ненадолго пробуждаемся к философии, но очень скоро вновь погружаемся в сон иррациональной, хаотичной и чувственной жизни.

Без знания своей божественной природы человек живет в забвении и невежестве.

Нелегко отыскать в себе бессмертную душу — этого внутреннего демиурга духовной жизни, — которая, будучи благой и чуждой зависти, всегда выбирает и устремляет свои глаза на вечный и живой образец — на Идеал (недостижимую модель совершенства) в его трех ипостасях: прекрасное, истинное и доброе, что представляет собой эстетический, философский и этический идеал. Пробудившись и прорастая в душе, эти ценности трансформируют человека и его существование. Душа становится доброй, прекрасной и мудрой.

Из-за нехватки понимания и умения, то есть в силу своего несовершенства, человеку очень сложно воплощать идеал. И хотя его вселенная не идеальна, всё созданное и осуществленное его собственными усилиями имеет огромную ценность. Нужно понимать, что очищение и самострительство — это работа на всю жизнь.

Прокл разделяет деятельность Демиурга на десять даров, которыми «бог, существующий вечно» наделяет «бога, который должен был однажды родиться». Не будем говорить обо всех божественных дарах, которые нужно было бы привнести в человеческую вселенную, чтобы она стала более совершенной и подобной божественному образцу, но мы можем спросить себя: что есть ощутимость, правильная мера, целостность и самодостаточность в нашем духовном мире? Что значит иметь совершенную форму и обладать не только животной природой, но и божественной?

Вот некоторые размышления.

Доброта, красота и истина по-своему осязаемы и видимы, они обладают телом (формой) и излучают свет, озаряющий внутренний и внешний мир. Всё, что совершается из слепого неведения и стремления к наслаждению, принадлежит чувственному, хаотичному и преходящему миру. Четыре стихии — это энергии, которые, будучи направлены на чувственный мир, порождают в душе четыре основные типа страстей и неведения, но, устремленные к духовному, они реализуются в четырех основных добродетелях (в платонизме — кардинальные добродетели, в гностицизме — теологические добродетели и т.д.). Почему бы не сказать, что щедрость и вера соответствуют земле, чистота и надежда — воде, мистика и любовь — воздуху, а мудрость и самопознание — огню?

Четыре Стихии в Природе и в человеке

Как говорит Платон, вселенная вмещает все живые существа, и каждая стихия населена различными формами жизни. Человеческая душа тоже населена и смертными существами, и божественными, бессмертными. Часть души, лишенная злобы, легка и воздушна, но проста и не имеет философской глубины; другая часть, дикая и порочная, тяготеет к земле; третья часть, нечистая и невежественная, — водная. Таким образом, преходящая личность населена смертными чувствами и мыслями, которые рождаются и умирают в ней. В божественной части души пребывают божественные сущности, добродетели (совершенства), которые созидают, охраняют и питают наш внутренний мир и духовную жизнь.

Очевидно, духовность требует саморефлексии и заботы о себе, философской работы, а не упреков в нашем несовершенстве. Бог и Учителя знают, что мы несовершенны; мы знаем, что можем совершенствовать себя, познавать и узнавать себя.

Подсолнух может дать нам прекрасный жизненный урок: никогда не забывать, где солнце. Мы тоже всегда должны помнить, где находится божественное солнце, и всегда обращаться к причине, источнику и образцу нашей духовной жизни. Создавая свой собственный космос, нам следует подражать Демиургу, который хотел, чтобы всё было благим и прекрасным.

Это очень важное послание касательно духовного формирования и совершенствования. Для того чтобы обрести способность творить доброе и прекрасное, нужно породить красоту и доброту в самом себе. Потому что, как сказал один философ, доброта и мудрость не прорастают сами по себе в человеческой душе. Необходимо взращивать их в себе, трудиться над ними и заботиться о них. Это и означает быть философом.

Подсолнухи следят за движением солнца

Космос — десять даров демиурга

Согласно традиции, Пифагор первым использовал слово «космос» для описания порядка и гармонии в нашей вселенной, рассматривая ее как упорядоченную систему, прекрасную и подчиненную ряду законов. Части космоса объединены в единое, структурированное и гармоничное целое, где каждая составляющая занимает свое место, а противоположные принципы упорядочены, задействованы и контролируемы.

Кроме того, этот термин также означает политический и моральный порядок. Другими словами, аристократическое (идеальное) государство и духовный человек (платоновский философ) представляют собой мезокосмос и микрокосмос, обладая всеми характеристиками вселенной, созданной демиургом.

Демиург, вечный образец, материя

Некоторые авторы считают, что демиург (ремесленник) — это бог, который задумал и создал вселенную, отделенную от сферы идей; другие говорят, что демиург является олицетворением космического разума, который содержит в себе мир идей, являющийся образцом космоса. В любом случае демиург — это деятельная причина вселенной, и «Он... никогда и ни в каком деле не испытывает зависти. Будучи чужд зависти, он пожелал, чтобы все вещи стали как можно более подобны ему самому».

Бог — архитектор вселенной. Анонимный автор

Для возникновения вселенной, помимо бога, названного «лучшей из причин», и сферы идей, понимаемой как «прекраснейший из образцов», также нужна материя, определяемая как самая неупорядоченная из причин, «вид, который темен и труден для понимания». Материя — это кормилица и мать, восприемница всего, что рождается и возникает, всего видимого и чувственного; это некий незримый, бесформенный и всевосприемлющий вид, это не одна из стихий, но из нее возникают все стихии и всё рожденное.

«...Все возникшее нуждается для своего возникновения в некоей причине. Конечно, творца и родителя этой Вселенной нелегко отыскать, а если мы его и найдем, о нем нельзя будет всем рассказывать. И все же поставим еще один вопрос относительно космоса: взирая на какой первообраз работал тот, кто его устроил, — на тождественный и неизменный или на имевший возникновение? Если космос прекрасен, а его демиург благ, ясно, что он взирал на вечное; если же дело обстояло так, что и выговорить-то запретно, значит, он взирал на возникшее. Hо для всякого очевидно, что первообраз был вечным: ведь космос прекраснейшая из возникших вещей, а его демиург  наилучшая из причин». (Tim.28c,29).

«Как было упомянуто вначале, все вещи являли состояние полной неупорядоченности, и только бог привел каждую из них к согласию с самой собою и со всеми другими вещами во всех отношениях, в каких только они могли быть причастны соотносительности и соразмерности. Ведь доселе в них не было ничего подобного, разве что по какому-нибудь случайному совпадению, и вовсе не к чему было применить те имена, которыми мы ныне именуем огонь и воду, а равно и прочие вещи; бог впервые все это упорядочил, а затем составил из этого нашу Вселенную  единое живое существо, заключающее в себе все остальные живые существа, как смертные, так и бессмертные». (Tim.69b)

Десять даров Демиурга

В «Комментарии к «Тимею» Прокл разделяет деятельность Демиурга на десять даров, которыми «бог, существующий вечно» наделяет «бога, который должен был однажды родиться».

  1. Ощутимость .Первый дар демиурга космосу — быть прочным (твердым), осязаемым и видимым. Космос осязаем благодаря тому, что он состоит из огня и земли и двух других тел — воздуха и воды, которые служат посредниками между ними. Четыре стихии, когда они соразмерно упорядочены, структурируют все вещи, приводят в существование и делают ощутимым с первого момента творения. Вещи не хаотичны, не бесформенны; они могут быть ощутимы и воспринимаемы.

«Итак, телесным, а потому видимым и осязаемым  вот каким надлежало быть тому, что рождалось. Однако видимым ничто не может стать без участия огня, а осязаемым  без чего-то твердого, твердым же ничто не может стать без земли. По этой причине бог, приступая к составлению тела Вселенной, сотворил его из огня и земли». (Tim. 31b).

  1. Аналогия. Второй дар — это аналогия (пропорция), посредством которой сопряжены четыре стихии (и части мировой души сопряжены согласно пропорциям музыкального канона). Тело мира упорядочено с помощью геометрической пропорции — руководящим принципом и образом божественного объединения. Благодаря соотношениям, установленным между стихиями, образующими тело мира, в мире возникает дружба, или филия, между всеми его составляющими, что обеспечивает его сохранение.

Поэтому космос вечен не только по воле демиурга, но и в силу природы своего тела. Дружба и внутренняя гармония, согласие с самим собой есть счастье. Как говорит Пифагор, вселенная существует и поддерживается благодаря гармонии.

Уильям Блейк. Великий Архитектор

«Однако два члена сами по себе не могут быть хорошо сопряжены без третьего, ибо необходимо, чтобы между одним и другим родилась некая объединяющая их связь...

Поэтому бог поместил между огнем и землей воду и воздух, после чего установил между ними возможно более точные соотношения, дабы воздух относился к воде, как огонь к воздуху, и вода относилась к земле, как воздух к воде. Так он сопряг их, построив из них небо, видимое и осязаемое.

Hа таких основаниях и из таких составных частей числом четыре родилось тело космоса, упорядоченное благодаря пропорции, и благодаря этому в нем возникла дружба, так что разрушить его самотождественность не может никто, кроме лишь того, кто сам его сплотил». (Tim 31b-32c)

  1. Полнота, целостность, единство. Космос — это Всё (Целое), состоящее из совершенных частей. Он завершен в том смысле, что содержит в себе все, без каких либо остатков. Поэтому он уникален и вечен, ибо нет ничего, из чего может быть сделан другой космос, и нет ничего внешнего, что может уничтожить его и привести к гибели.

«При этом каждая из четырех частей вошла в состав космоса целиком: устроитель составил его из всего огня, из всей воды, и воздуха, и земли, не оставив за пределами космоса ни единой их части или силы. Он имел в виду, во-первых, чтобы космос был целостным и совершеннейшим живым существом с совершенными же частями; далее, чтобы космос оставался единственным, и чтобы не было никаких остатков, из которых мог бы родиться другой, подобный, и, наконец, чтобы он был недряхлеющим и непричастным недугам.

... По такой причине и согласно такому усмотрению он построил космос как единое целое, составленное из целостных же частей, совершенное и непричастное дряхлению и недугам». (Tim 32c-d)

  1. Совершенная форма. Бог даровал космосу сферическую, круглую форму, наиболее совершенную и подобную самой себе и парадигме, которая служила образцом. Сферическая форма космоса также способствует ее божественности. Все правильные тела могут быть вписаны в сферу, а космос, будучи сферичным и круглым, максимально единообразен. Будучи подобным Единому, иначе говоря, космическому и демиургическому разуму, и становится божественным.

«Очертания же он сообщил Вселенной такие, какие были бы для нее пристойны и ей сродны. В самом деле, живому существу, которое должно содержать в себе все живые существа, подобают такие очертания, которые содержат в себе все другие. Итак, он путем вращения округлил космос до состояния сферы, поверхность которой повсюду равно отстоит от центра, то есть сообщил Вселенной очертания, из всех очертаний наиболее совершенные и подобные самим себе, а подобное он нашел в мириады раз более прекрасным, чем неподобное». (Tim 33b)

  1. Самодостаточность. Этот дар Демиурга имеет моральное и теологическое значение, поскольку самодостаточность — это характеристика всего благого и божественного.

«Всю поверхность сферы он вывел совершенно ровной, и притом по различным соображениям. Так, космос не имел никакой потребности ни в глазах, ни в слухе, ибо вне его не осталось ничего такого, что можно было бы видеть или слышать. Далее, его не окружал воздух, который надо было бы вдыхать. Равным образом ему не было нужды в каком-либо органе, посредством которого он принимал бы пищу или извергал обратно ужо переваренную: ничто не выходило за его пределы и не входило в него откуда бы то ни было, ибо входить было нечему. [Тело космоса] было искусно устроено так, чтобы получать пищу от своего собственного тления, осуществляя все свои действия и состояния в себе самом и само через себя. Ибо построивший его нашел, что пребывать самодовлеющим много лучше, нежели нуждаться в чем-либо. Что касается рук, то не было никакой надобности что-то брать ими или против кого-то обороняться, и потому он счел излишним прилаживать их к телу, равно как и ноги или другое устройство для хождения». (Tim 33b-d)

  1. Круговое движение. Сферический космос движется вокруг своей оси. Такой тип движения подобен движению Ума, а также движению разума небесных богов (семь планет). Вращательное движение связано с пониманием и рефлексией, то есть с диалектикой.

«Ибо такому телу из семи родов движения он уделил соответствующий род, а именно тот, который ближе всего к уму и разумению. Поэтому он заставил его единообразно вращаться в одном и том же месте, в самом себе, совершая круг за кругом, а остальные шесть родов движения были устранены, чтобы не сбивать первое...

Весь этот замысел вечносущего бога относительно бога, которому только предстояло быть, требовал, чтобы тело [космоса] было сотворено гладким, повсюду равномерным, одинаково распространенным во все стороны от центра, целостным, совершенным и составленным из совершенных тел». (Tim. 31a)

  1. Живое Существо.Тело космоса оживляет божественная душа.

Космос должен быть прекрасным, а поскольку ничто не может быть прекрасным без разума / понимания, и ничто не может быть разумным без души, демиург вкладывает разум в душу, а душу — в тело космоса. Мировую душу бог поместил в центр, и оттуда распространил ее повсюду, так что она охватывает весь мир. Таким образом, космос оказывается живым существом, наделенным душой и пониманием (разумом) благодаря божьему промыслу.

«В его центре построивший дал место душе, откуда распространил ее по всему протяжению и в придачу облек ею тело извне. Так он создал небо, кругообразное и вращающееся, одно единственное, но благодаря своему совершенству способное пребывать в общении с самим собою, не нуждающееся ни в ком другом и довольствующееся познанием самого себя и содружеством с самим собой. Предоставив космосу все эти преимущества, [демиург] дал ему жизнь блаженного бога.

Если мы в этом нашем рассуждении только позднее попытаемся перейти к душе, то это отнюдь не означает, будто и бог построил ее после [тела]...» (Tim. 34b-c)

  1. Взаимосвязь Вечность — Время. Сама душа действует во времени; она знает всё, но лишь частично, и для того, чтобы познавать, она должна двигаться во времени, в отличие от ума (нуса, духа). Космос движется и живет, и это движение реализуется во времени, которое есть движущееся подобие вечности. Так же как этот видимый мир был создан по образу идеального мира, который является его вечным образцом, время было создано вместе с миром по подобию вечности.

Вечное и неизменное есть. Оно никогда не было рождено, не знает перемен и не имеет ни прошлого, ни будущего. Время как таковое связано с изменением и в некотором смысле оно является мерой всех перемен и изменений. «Существовать», «становиться», «изменяться», «рождаться», «гибнуть» — эти слова следует употреблять по отношению к тому, что рождается, развивается и совершенствуется во времени и благодаря течению времени. Будучи принципом единства, время упорядочивает космос и знание человеческой души, связывает, дает непрерывность и продолжительность. Во времени мы познаем, мыслим и выражаем себя.

«И вот когда Отец усмотрел, что порожденное им, это изваяние вечных богов, движется и живет, он возрадовался и в ликовании замыслил еще больше уподобить [творение] образцу. Поскольку же образец являет собой вечно живое существо, он положил в меру возможного и здесь добиться сходства, но дело обстояло так, что природа того живого существа вечна, а этого нельзя полностью передать ничему рожденному. Поэтому он замыслил сотворить некое движущееся подобие вечности; устрояя небо, он вместе с ним творит для вечности, пребывающей в едином, вечный же образ, движущийся от числа к числу, который мы назвали временем...

Итак, время возникло вместе с небом, дабы, одновременно рожденные, они и распались бы одновременно, если наступит для них распад; первообразом же для времени послужила вечная природа, чтобы оно уподобилось ей, насколько возможно. Ибо первообраз есть то, что пребывает целую вечность, между тем как [отображение] возникло, есть и будет в продолжение целокупного времени». (Tim. 37c-38c)

  1. Небесные существа. Посредством Солнца, Луны и пяти главных планет проявляются циклы времени (включая и самый важный цикл — платонов год). Все планеты и звезды — это живые, мыслящие существа. Есть и другие божественные силы, видимые и невидимые (например, демоны населяют стихии и правят ими).

Год Платона: цикл в 25920 лет, состоящий из 12 частей, «месяцев Платона» продолжительностью по 2160 лет, называемых еще астрологическими «эрами».

«Такими были замысел и намерение бога относительно рождения времени; и вот, чтобы время родилось из разума и мысли бога, возникли Солнце, Луна и пять других светил, именуемых планетами, дабы определять и блюсти числа времени

Однако же возможно усмотреть, что полное число времени полного года завершается тогда, когда все восемь кругов, различных по скорости, одновременно придут к своей исходной точке, соотносясь с мерой единообразно бегущего круга тождественного. Вот как и ради чего рождены все звезды, которые блуждают по небу и снова возвращаются на свои пути, дабы [космос] как можно более уподобился совершенному и умопостигаемому живому существу, подражая его вечносущей природе». (Tim 38d-39d)

  1. Полнота и совершенство. Для того чтобы космос достиг полного сходства с вечным и живым образцом, его должны населять четыре класса живых существ: небесные, воздушные, водные и земные. Бог, в качестве Отца вселенной, создал несколько классов божественных существ. Божественные и бессмертные существа, подражая демиургу, создали три смертных класса существ, которые обитают в воздухе, воде и земле.

Боги создали человека из земли, огня, воздуха и воды, заимствовав из космоса части этих элементов, и однажды они должны быть возвращены. Человеческая душа, как и все бессмертные души, создана демиургом из смеси, подобной смеси космической души.

Значит, ни одна часть мира не лишена души и живых существ, смертных и бессмертных. Таким образом, космос содержит всех живых существ, он абсолютно совершенен и подобен своему вечному образцу.

«Итак, во всем вплоть до возникновения времени [космос] имел сходство с тем, что отображал, кроме одного: он еще не содержал в себе всех живых существ, которым должно было в нем возникнуть, и этим являл несоответствие вечносущей природе. Hо и это недостававшее бог решил восполнить, чеканя его соответственно природе первообраза...

Всего же их четыре: из них первый небесный род богов, второй пернатый, плывущий по воздуху род, третий водный, четвертый пеший и сухопутный род. Идею божественного рода бог в большей части образовал из огня, дабы она являла взору высшую блистательность и красоту, сотворил ее безупречно округлой...» (Tim 39e).

С помощью десяти даров демиург завершает создание космоса.

Таким образом, космос стал чувственным существом, образом существа умопостигаемого; но он также стал видимым богом, образом умопостигаемого бога, или демиурга. Следовательно, вселенная, будучи «живой», является образом существа умопостигаемого и, будучи «чувственным богом», является образом демиурга.

«Теперь мы скажем, что наше рассуждение пришло к концу. Ибо, восприняв в себя смертные и бессмертные живые существа и пополнившись ими, наш космос стал видимым живым существом, объемлющим все видимое, чувственным богом, образом бога умопостигаемого, величайшим и наилучшим, прекраснейшим и совершеннейшим, единородным небом». (Tim 92e)

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s