Древние философские учения говорят о тождественности Микрокосма и Макрокосма, о великом законе аналогии, подобия, пронизывающем наше мироздание. Согласно этому закону, строение атома, клетки и даже Солнечной системы является подобным. Солнечная система — это огромная «клетка» в космическом организме. Похоже, ученые это уже обнаружили.

 

Представьте себе фонтан, разбрызгивающий воду над небольшим бассейном. Если пойдет дождь, даже ливень, его капли не достигнут пространства под струями фонтана, они будут вынесены на периферию. Оказывается, Солнце в определенном смысле работает как подобный фонтан; только вместо воды оно разбрызгивает солнечный ветер, защищая нашу систему от «ливня» межзвездной плазмы. И хотя ученые уже много лет знают об этом, но только недавно благодаря космическому зонду «Вояджер-2» они обнаружили, что область вокруг внешнего края «щита», созданного солнечным ветром и удерживающего межзвездную плазму, состоит из плазмы низкой плотности, нагретой до температуры 50000 °C!

Сфера движущейся под давлением горячей плазмы имеет столь низкую плотность, что никак не препятствует движению «Вояджера». Антон Петров, преподаватель естественных наук, математики и информатики говорит ней в видеоролике, опубликованном в Digital Journal. Он рассказывает об одном из последних открытий НАСА, сделанном, когда запущенный в 1977 г. космический зонд «Вояджер-2» вошел в ту область нашей солнечной системы, которая известна как «гелиопауза». Антон Петров называет ее «огненной стеной».

Видео: «Вояджер-2» обнаруживает «огненную стену» на краю солнечной системы

Эту «огненную стену», — отмечает Петров, — можно рассматривать как «фактический физический барьер», «почти как стену из горячей плазмы и... космического излучения, уровень которого внезапно подскакивает, как только мы пересекаем так называемое "межзвездное пространство"». Температура горячей плазмы находится в диапазоне от 30 000 до 50 000 градусов Цельсия (примерно от 53 000 до 89 000 градусов Фаренгейта), говорится в статье, опубликованной ранее в этом месяце в журнале Nature Astronomy. Во вступительной части этой статьи авторы утверждают, что межзвездная среда, известная как стена горячей плазмы, изменяется вблизи гелиопаузы и является более горячей, чем ожидалось. В аннотации также отмечается, что «наблюдения «Вояджера-2» показывают, что температура в этом районе составляет 30 0000-50 000 К, тогда как модели и наблюдения предсказывают температуру местной межзвездной среды 15 000-30 000 К».

 Изображение, частично показывающее, где гелиопауза взаимодействует с межзвездной плазмой. НАСА/Вальт Феймер

Нам, землянам, очень повезло, что у нас есть этот щит из солнечного ветра. Гелиосфера, которую обеспечивает Солнце, блокирует 70% межзвездных космических лучей. Если бы у нас не было гелиосферы, космические лучи свободно проходили бы вплоть до Земли вызывали бы серьезный скачок в получаемой нами радиации.

 Иллюстрация зонда «Вояджер-2», регистрирующего температуру плазменной стены. NASA/JPL-Caltech

Пока неясно, насколько эта стена горячей плазмы может затруднить межзвездные перелеты, когда мы осмелимся выйти за пределы орбиты Марса и покинуть нашу Солнечную систему. Но, учитывая, что и «Вояджер-2», и даже «Вояджер-1», запущенный в 1977 г., прошли ее нормально, есть надежда, что наши межзвездные корабли сильно не пострадают. Хотя непонятно, как эта плазменная стена повлияет на нас, биологических существ. Несмотря ни на что, это действительно захватывающее открытие, потому что, как отмечает JPL, это «космическая береговая линия... где заканчивается среда, созданная нашим Солнцем, и начинается огромный океан межзвездного пространства».

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s