«В том равновесье меж добром и злом
Был он повинен. И земля летела
Неосторожно, как она хотела,
Пока свеча горела над столом.
Прощалось и невежде и лгуну
– Какая разница? Пред белым светом,
Позволив нам не хлопотать об этом,
Он искупал всеобщую вину...»
(Б. Ахмадулина)

10 февраля – день рождения Бориса Леонидовича Пастернака. Слушаю голос любимого поэта. Крутится диск, его неповторимый голос читает стихи. А я закрываю глаза, и мое воображение переносит меня в Переделкино, в его рабочий кабинет. Я присаживаюсь на маленькую скамеечку возле его висящего плаща и стоящих сапог и оглядываюсь. Ничего лишнего. Возле окна стоит письменный стол, за котором он так много работал. У стены – конторка. В углу стеллаж с книгами, сделанный его руками. Сидя за письменным столом, поэт видел самую дорогую для него здесь вещь – автопортрет отца – русского художника Леонида Осиповича Пастернака. Перед всё понимающими глазами отца он и писал свои произведения. Очень легко представить в этой аскетичной комнате Бориса Леонидовича – и пишущим за столом, и подходящим к окну, за которым видно поле (теперь уже застроенное коттеджами) и вдали – кладбище.

 

«Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, Полное звезд...»

Это из его «Рождественской звезды». Наверное, вот так, стоя у окна, он и сочинил этот шедевр. Фазиль Искандер назвал его лучшим стихотворением о Христе, а Мария Юдина написала в письме: « Если бы Вы ничего кроме «Рождества» не написали в жизни, это было бы достаточно для Вашего бессмертия на земле и на небе». Б. Пастернак поражал людей своей личностью, он умел себя дарить щедро и безоглядно.

«Жизнь ведь тоже только миг,
Только растворенье
Нас самих во всех других,
Как бы им в даренье...»

Варлам Шаламов назвал его «совестью эпохи», Даниил Данин – «человеком – явлением», Надежда Мандельштам – «самым обыкновенным чудом». Даниил Данин в своих воспоминаниях писал: «Существовало поколение «очарованных» – строчками его стихов бросались, как снежками, один начинал – другой подхватывал». Один из «очарованных» учился в 6 классе. Он написал письмо поэту, и Пастернак пригласил его к себе в гости. Так начал свой поэтический путь Андрей Вознесенский. Вот что он написал о Пастернаке, называя его своим учителем: « Я боготворил его. В нем была тяга, сила и небесная неприспособленность». И еще – «Сколько раз слова его подымали и спасали меня». И не только его! Он помогал немыслимому количеству людей! И материально, и духовно.

«Душа моя, печальница
О всех в кругу моем!
Ты стала усыпальницей
Замученных живьем...»

Из «очарованных» была и Белла Ахмадулина. В тяжелые для Бориса Леонидовича дни, когда его травили в связи с присуждением ему Нобелевской премии, Беллу Ахмадулину исключили из Литературного института за то, что она не отреклась от него, в отличие от некоторых студентов. «Всего лишь исключили из Литературного института, глумились, угрожали арестом – пустое всё это. Лицо его и голос – вот перед чем хотелось бы не провиниться», – напишет она. Драматург А. Гладков, с которым поэт был в дружеских отношениях и находился вместе в эвакуации (во время войны) в Чистополе, записал в своем дневнике, что всегда книги Пастернака «открывались на каких-то страницах и строчках, нужных именно в данное мгновенье, и каждый раз знакомые, но заново прочитанные стихи становились чем-то вроде ключа к тайнописи душевной путаницы, из которой поэзия помогала выбираться без урона». Как много тех, кто оставил о поэте воспоминания или посвятил ему свои стихи. Чьи бы книги я не открыла из поэтов и писателей того времени – обязательно найду имя Пастернака. А. Ахматова, М. Цветаева, А. Эфрон, В. Каверин, А. Афиногенов, К. Паустовский, Н. Вильмонт и т. д., и т.д. Все они отзывались о нем, как об удивительном человеке. Многие были влюблены в его стихи и в его душу, в его облик и в его поступки. Про это можно написать целый том.

Я мысленно брожу по его милому и уютному дому и ощущаю его присутствие. И приходит тютчевское –

«Не здесь ли ты легкою тенью,
Мой гений, мой ангел, мой друг,
Беседуешь тихо со мною
И тихо летаешь вокруг?»

Здесь, на веранде, где стоит плетеная мебель, поэт позировал скульптору Зое Масленниковой. Пока она возилась с непослушным пластилином, он рассказывал ей что-нибудь интересное. А в гостиной собирались по выходным и праздникам друзья и родные. Здесь бывали поэты и писатели, музыканты и художники, актеры и просто хорошие люди. Среди них хочется выделить Нину Табидзе – жену Тициана Табидзе – расстрелянного друга Бориса Леонидовича. Нине он мог рассказать и написать всё. Она часто гостила в Переделкино, и в трудные моменты жизни всегда помогала. Он – ей, она – ему. Это были родственные души.

А вот и комната Зинаиды Николаевны – жены поэта. Здесь стоит рояль, клавишей которого касались многие знаменитые музыканты – С. Рихтер, Генрих и Станислав Нейгаузы, М. Юдина, А. Волконский и многие другие. Музыка сопровождала поэта всю жизнь. Он и сам когда-то увлекался ею и обожал своего учителя – А. Скрябина.

И совсем особая – маленькая комнатка с диваном, откуда Борис Леонидович отправился в Великое Плавание Новой Жизни. Там, на диване, всегда лежат цветы. В день его похорон зацвела вишневая аллея, посаженная его руками.

«Высокое июньское небо и ощущение не скорби, а торжества и праздника» – напишет об этом дне А. Гладков. Слышалась музыка. Попеременно играли С. Рихтер и М. Юдина. И любимого поэта отнесли на руках в его последнее пристанище – к трем соснам. «Несли не хоронить, несли короновать» – напишет А. Вознесенский.

Дом Б. Л. Пастернака в Переделкино

Я выхожу из дома и иду к калитке. И вспоминаются строчки поэта –

«Не потрясенья и перевороты
Для новой жизни очищают путь,
А откровенья, бури и щедроты
Души воспламененной чьей-нибудь».

По пути я оглядываюсь, и мне чудится, что Борис Леонидович стоит на крыльце и машет мне рукой.

До свидания, милый Борис Леонидович! Я бесконечно Вами восхищаюсь и надеюсь на новую встречу!

Диск давно кончился, я замечталась и даже не заметила этого. Не могу вспомнить, когда началась моя влюбленность в поэта. И что перевешивало, его личность, его поступки или стихи. Мне дорого всё, что с ним связано.

Стихи его – тихое счастье
И трепет души – это так.
Над Вами и время не властно,
Любимый поэт, Пастернак!
 

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s