Человеку свойственно мечтать. Являясь несовершенным по своей природе и стремясь это свое несовершенство преодолеть, каждый из нас силится представить, как это сделать. Мы рисуем в своем сознании картины возможного и называем их мечтами. Не мечтая человек не смог бы развиваться.

Но мечты бывают разными. Можно мечтать поехать в отпуск, купить квартиру, встретить свою вторую половинку, сменить работу, полететь на Марс, сбросить лишний вес, победить онкологию, написать прекрасное музыкальное произведение и установить мир во всем мире. Очевидно, что эти мечты — разные. Отсюда часто встречающийся вопрос: а они настоящие? Это действительно мечты или это просто фантазии воспаленного воображения? И как вообще отличить «настоящую» мечту от «не настоящей»?

Методички на этот счет, разумеется, нет, но кое-какие советы можно найти у Платона — самого известного философа, признававшего объективное существование идей, а, значит, и мечты. Ведь мечта — это ни что иное, как идея, которая нашла пристанище в сознании человека и в этом смысле завладела им. Размышляя о природе идей, Платон делает некоторые важные для ответа на наш вопрос выводы.

  1. Идея не субъективна. Другими словами, идея — не моя. Она не является моим порождением, не является моей собственностью. Она существует объективно, то есть вне зависимости от моего существования. Я могу ее уловить, я могу ее осознать, но это никак не изменит саму идею. Именно это свойство идеи, кстати, открывает путь возможности обучения человека, ведь идеи стабильны и неизменны для всех.
  2. Идея не конвенциональна, не является результатом договоренности между людьми. Другими словами, идея — не наша. По Платону, люди могут исчезнуть из этого мира, но идеи продолжат свое существование. Идеи не зависят от договоренностей между людьми. У Платона идеи — прообразы всех вещей — ведут свое независимое существование в мире умопостигаемом. А в «нашем» мире, в мире чувственном, доступном нам в ощущениях, находятся лишь их отражения, проявления. Идея добра одна, а добрых поступков может быть великое множество.

В чем же заключается традиционная путаница между «настоящими» и «ненастоящими» мечтами? Дело в том, что человек наделен фантазией и может самостоятельно рисовать в своем воображении привлекательные картины желаемого будущего. Это естественно, это прекрасно, это бывает очень креативно, но... увы, это никак не связано с умением мечтать. Эту прекрасную способность правильно было бы назвать умением фантазировать. Это фантазии.

Настоящие мечты не могут быть созданы человеком, потому что они уже существуют. Человек может их лишь уловить. Об этом свидетельствуют все великие гении от Пушкина и до Теслы: идея приходит к тебе, а ты — лишь антенна и проводник, способный уловить ее и довести до воплощения в «нашем» мире. Настоящая идея и мечта, если следовать Платону, — она не моя и не наша. Она объективна и независима от нас.

Великий Гауди, поражавший современников необычностью предложенных им архитектурных концепций, имел следующий девиз: «Человек не создает, а открывает». Человек не придумывает, не создает новое в привычном нам смысле этого слова, а открывает, улавливает и воплощает великие законы и принципы, до него существовавшие в этом мире.

Как вы уже поняли, если следовать Платону, то среди всех наших мечтаний настоящих окажется не так много. Может и вообще не оказаться. Но это совсем не повод отчаиваться. Одна настоящая мечта может стоить тысячи фантазий, ведь она связывает человека с тем подлинным и настоящим, что не исчезнет никогда. Воплотить настоящую мечту для человека означает обрести бессмертие, ведь результат его усилий навечно соединит его с тем, что не умирает.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s