Верность, незапятнанная каким-либо своекорыстием, по отношению к супругу, коллеге по работе, идеалу, или великому Учителю, — редкое явление. Без верности не может быть прочного доверия во взаимозависимом мире. Без верности не будет силы связи между подобными и согласованности между различными факторами. Однако, как и все достоинства, верность имеет и всеобщее, и индивидуальное выражение. Губительно усиливать индивидуальную привязанность в ущерб универсальным ценностям, губительно превращение любви в обладание, веры в догму, убеждения в принуждение. Наша верность тому или иному не должна становиться меркой, в соответствии с которой мы ограничиваем свободу других, или критерием, по которому мы их осуждаем.

Верность не должна становиться исключительной, не должна быть разрушительной для Братства или взаимопонимания.

Это возможно только тогда, когда мы преданы высокому идеалу, что охватывает и придаёт смысл всем желанным для нас интересам, меньшим, чем он сам. Истина, к которой мы стремимся, должна включать в себя каждую маленькую истину, постигаемую нашими открытыми умами; она должна расширяться, возвышаться и подвергаться трансмутации по мере роста нашего восприятия и опыта. Эта истина, более великая, чем мы можем себе представить, потребует множества проводников. Так музыкальная тема, будучи шире, чем музыка, которую мы услышали, должна быть доступной для непрерывно меняющихся обработок. При развертывании Плана Эволюции для разных целей используется множество посредников. В процессе работы наши хорошие качества (мы их всегда преувеличиваем) необходимо совершенствовать и дополнять другими.

Верность не должна лишить нас гибкости, сделав неспособными приноровиться к раскрывающемуся замыслу жизни. Верность идее может быть также верностью условности, предрассудку, абстрактному образу, которые мы создаем сообразно своим симпатиям и антипатиям. Так человек может создать Бога (великую Идею) по своему образу и подобию для удовлетворения собственных страхов и вожделений.

Следует избегать опасностей и затруднений расщеплённого менталитета; не попадаться в ловушку дилеммы, как это часто происходит с теми, кто предан идее или личности, пока не обнаруживают, что существует влечение или долг, с которыми эта верность становится несовместимой.

 Николай Рерих. «Приказ Учителя»

Кто такие «мы», когда мы говорим о верности или неверности? Это ум в нас, который выбирает или решает. Ум, хотя и связанный с другими звеньями цепи человеческой индивидуальности, по сути и есть человек. Где находится естественная верность, или центр притяжения для ума? Он в том, что мы называем Духом, духовным фокусом проявленного сознания. Поскольку Дух не является личностным, а живым, всепроникающим, бесконечно сосредоточенным, то притяжение к Духу — это притяжение ко всему духовному. Только в этом и заключается путь к прогрессу, если мы хотим подняться выше уровня развития одних лишь умственных способностей, действующих у подавляющего большинства людей. Ум должен быть «привит» к духовному принципу, либо возвыситься до него. Поэтому в человеческом уме не может быть иной верности, кроме как этим, духовным ценностям. Воплощённые в конкретной личности или мыслимые абстрактно, они являются кристаллизациями непреходящего духовного качества, присутствующего также и в нём самом.

Даже когда мы добровольно вверяем своё сердце тому, в ком оно видит Совершенство, то по сути вверяем его собственным корням или истокам. Подлинная верность в любом случае возможна только по отношению к тому, что способно притязать на верность, отражая природу Духа, которая обладает врожденной притягательностью для чистого сердца и ума. У такой верности нет никаких исключений или возможности будущих противоречий и конфликтов; в ней нет ни искусственности, ни унижения использованием в недостойных целях или использованием недостойных средств.

Наша преданность и верность человеку зачастую очерчивает круг вокруг нас самих, за границей которого оказываются все остальные. Наше восхищение одним человеком часто подразумевает бессознательное пренебрежение другим, даже если мы не проводим явного сравнения. Верность может быть своекорыстной; иногда мы льстим своему Божеству, чтобы получить частицу Его царства. Язва собственного «я» может скрываться среди самых прекрасных цветов. Мы должны быть бдительными, чтобы обнаружить её.

 Николай Рерих. «Тень Учителя»

Верность — одна из тех добродетелей, о которых «Свет на Пути» говорит так: «Добродетели людей — воистину шаги вперед, без которых нельзя обойтись. Однако по отдельности они бесполезны. Вся природа человека должна быть мудро использована тем, кто хочет вступить на путь». Когда вся природа человека используется мудро, она становится святой. Тогда в ней уже нет места порочной дискриминации. Тогда верность Богу, человеку, самому себе и своим идеалам, или даже собаке, становится единым стабилизирующим фактором, «становым хребтом» нашего развития. Мы становимся для самих себя путем, истиной и жизнью, по мере того как достигаем подлинной целостности.

Глава из книги «Интересы человека»

Перевод: Виктор Кононенко. Редакция: Леонид Мебель.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s