Часто говорят, что нынешняя эпоха принадлежит не Богу и религии, а Человеку и его триумфам. Ч. Джинараджадаса превосходно выразил эту мысль, описав тот тип благочестия, который стал бы главным достижением наших дней как осознание «Бога, Брата Человеческого». В лицах наших ближних мы должны научиться воспринимать Его свет. Учение о Трансцендентности, будучи далёким и недоступным для человека, подвергается всевозможным искажениям, вплоть до представления об абсолюте, не имеющем какой-либо взаимосвязи с соответствующим природным порядком. Человек создал Бога по образу собственных фантазий и низости и водрузил Его на пьедестал, откуда Он правит как капризный деспот, наделённый человеческими чертами, присущими Его служителям, либо Он остаётся абстракцией, с которой нам нет необходимости иметь дело в своей жизненной практике.

Каждая истина, находящаяся за пределами человеческого понимания, обречена на такое искажение и поругание. Существо, воспринимающее только два измерения, живя в трехмерном мире, не может понять всё происходящее, кроме как в фантастическом и весьма сложном выражении. То, что ему, увы, не удаётся постичь трехмерную реальность, не опровергает, однако, её существования. Теория относительности не может по самой своей сути упразднить абсолют, хотя для относительного ума абсолют может быть не более чем словом, описываемый лишь с точки зрения того, чем он не является. Мы способны понять собственные ограничения, препятствующие познанию Реальности, и мудрецы, которые поняли и таким образом преодолели их, свидетельствовали об этой Реальности в своём сознании, видимой как отражённый свет — отраженный от тех самых ограничений.

Лейтмотивом современного менталитета является изучение конкретного и установление законов, действующих в этой области. От осязаемого и конкретного к неосязаемому и абстрактному — вот путь современного научного и философского прогресса, где выдающимся первопроходцем был лорд Бэкон. Путь этот непременно должен был начаться с разрушения ранее существовавших верований и посылок, определявших жизнь того времени. Эти верования и посылки касались не только объективных вещей, но также и людей, и в области человеческих отношений отказ от них открыл (среди прочего) дорогу к демократии. Эпоха человека началась, впрочем, грубо и материалистично, с отрицания Бога и всего противоположного внешним восприятиям, на которых было активно сконцентрировано человеческое сознание. Но с тех пор Наука достаточно продвинулась вперед, чтобы некоторые из её передовых умов осознали философские истоки и законы, лежащие в основе научных данных, простирающиеся сегодня далёко за пределы первоначальных открытий. В механистическую вселенную девятнадцатого века всё больше проникал принцип Жизни, постепенно занимая место центрального, созидательного и вездесущего фактора в схеме эволюции, которую наука провозгласила одним из своих главных открытий. Жизнь, разум и человек всё более последовательно становились теми представлениями и понятиями, на которых сосредоточилась значительная часть современной научной мысли.

 

Сегодня многие пути приводят к повышению ценности человека, он приобретает настолько большое значение, что концепцию того, кем он является и как следует к нему относиться, вполне можно назвать решающим фактором цивилизации будущего. Признание того, что человек есть Бог в процессе становления, ключевой истины Теософского учения, неизбежно сделает эту цивилизацию благочестивой. Природу Божества и природу человека в его самой сокровенной непреходящей сущности мы увидим тогда как величественное единство, а человеческая жизнь будет рассматриваться как почва для взращивания нетленного духовного семени. Природа Бога будет известна в той малой степени, какой достаточно, чтобы поднять нас к высотам, превосходящим наше нынешнее сознание, когда природа человека станет ближе к своей врождённой и архетипальной форме — форме, к которой приведёт его очищение своих переживаний, и прямота бескорыстия во всех своих действиях. Бог вернётся на Своё место в нашей жизни, только когда мы восславим человека как созданного по Его образу и как символ Его присутствия — человека как сына Бога, вечно единого с Отцом по своей сути, а не как отступника и бунтаря против Божественных законов (или законов Матери-Природы), стремящегося захватить Его трон в тщеславии своего эгоизма.

Глава из книги «Интересы человека».

Перевод: Виктор Кононенко. Редакция: Леонид Мебель.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s