Преданность может быть чудесной и прекрасной, тем духовным огнём, который в своей чистоте и силе подобен пламени и быстро распространяется, передаваясь, преодолевая препятствия и в значительной степени ускоряя как разрушительные, так и созидательные процессы. Её называют кратчайшим из всех путей к цели, потому что она трансформирует все энергии человека для завершения его поиска, что подразумевает такое состояние ума и сердца, когда цель постоянно воплощается в средствах. Это не просто состояние поиска, но завершения и осуществления, состояние, в котором конечное и ближайшее объединяются и синтезируются, так что результат, который является завершением, всегда остаётся удовлетворяющим. Это качество столь же существенно для совершенства характера, как мудрость и правильное действие, которые также необходимы.

Преданность может быть нескольких видов: преданность верного последователя, которая выражается в абсолютной и безоговорочной любви; преданность деятеля, которая проявляется в его действиях; преданность, что принимает форму понимания, всегда расцветающего в служении в соответствии с потребностями и обстоятельствами.

Всегда происходит так, что объект преданности человека, каким бы именем его ни называли, определяется характером преданности этого человека; по существу, этот объект человек создаёт сам в своём уме и сердце.

Преданность лидеру или учителю, когда она чиста, это всегда преданность истинному, прекрасному и доброму в нём. Преданность идеалу обращена к той мере истины, которая воплощается в концепции этого идеала. Когда преданность носит фанатичный характер, это связано с определённой жёсткостью, неким болезненным элементом в природе преданного человека, который причина или объект его преданности, как ему кажется, поощряет и оправдывает. Даже если у самой причины прекрасное имя, человека влечёт к ней именно то, что привлекательно для его природы.

Преданность может быть столь же эгоистичной, какой очень часто бывает любовь; она может быть весьма эгоцентричной; она может быть проявлением скорее беспомощности и зависимости, нежели силы; проявлением пристрастности вместо равного служения всем; она может сделать человека замкнутым, жёстким, вспыльчивым и даже жестоким вместо того, чтобы быть открытым и добрым.

Поэтому нам нужно отделить себя от своей преданности и попытаться увидеть, почему мы преданы, какова истинная природа нашей преданности тому или иному, будь то человек или идеал. Есть ли какое-то тайное желание или мотив, который поддерживает такое отношение? Здесь может скрываться желание угодить, чтобы достичь благосклонности, купаясь в солнечных лучах человека, на которого направлена эта преданность, а может быть и скрытое выражение едва различимого страха. Преданность может проявляться по отношению к человеку, которого считают великим и благородным, полным привлекательных и вдохновляющих качеств. Она может быть самоотдачей, самоотречением. Либо может быть собственническим отношением, когда человек запирается со своим Богом и исключает из своего круга всех остальных, кого не касается этот личный обмен. Такое отгораживание себя в круге равнодушия к другим проявлениям Единой Жизни всегда коренится в личности, по крайней мере, наслаждение, которое по существу эгоистично и эгоцентрично, а потому создаёт путы.

Чтобы быть поистине духовной, преданность должна обладать качеством постоянной, сосредоточенной и неэгоистичной любви, которая в своей самой высокой форме представляет собой филантропию, а потому безлична по своей сути. Преданность к поистине духовному человеку или идеалу очистит нас от всего шлака. Преданность, которая чиста и отдаёт себя безоговорочно, уподобляет природу человека, от которого она исходит, объекту его преданности. Если наша преданность не возвышает и не делает универсальной нашу природу, то ей далеко до истинной преданности, которая, в конечном счёте, есть преданность одной и единственной Истине.

Истинная преданность должна расширять всё существо человека и раскрывать его как воды солнцу, чтобы вся поверхность человеческой природы заиграла, озарённая лучами Истины. Пусть каждый создаст, по образцу в своём собственном сердце, любой образ или форму истины, от которой он не ищет никакой выгоды и которой он может полностью вверить себя; тогда он испытает удивительные плоды такого отречения – влияния, которым он, таким образом, открывает себя; он познает радости жизни, прожитой с чувством единства, которое есть полнота, непринуждённость, где нет никаких проблем.

Глава из книги "Интересы человека"

Перевод: Евгений Андреев. Редакция: Леонид Мебель.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s