- Уважаемый профессор, скажите, пожалуйста, что привело Вас 34 года назад к решению создать «Новый Акрополь»?

Мне очень трудно говорить о том, как создавался «Новый Акрополь». Некоторые вещи случаются в жизни неожиданно, мы их не планируем заранее, для нас они загадочны... Когда я учился в университете в Буэнос-Айресе, в стране царили политиканство и насилие. И я почувствовал порыв сделать что-то, выходящее за их рамки. И вот со мной объединились несколько друзей, энтузиастов, имеющих те же идеалы и стремление создать что-то необыкновенное, для души, а не для политики, и из этой маленькой компании постепенно выросла международная организация «Новый Акрополь».

 


Но прежде чем основать организацию, нам понадобилось целых 10 лет только на то, чтобы разработать программу обучения по всем тем направлениям, о которых вы уже знаете, чтобы обучиться самим, изучить философию, метафизику, стать компетентными для того международного движения, каким «Акрополь» стал впоследствии. Естественно, мы стремились соединить философские корни Востока и Запада, сочетая традиционную мудрость и достижения современных гуманитарных и естественных наук.


- А разве название «Нового Акрополя» не указывает на связь преимущественно с греческой культурой, с западными корнями?

Я западный человек, говорю для западного человека, с ним общаюсь и для него тружусь, и, естественно, в самом начале «Новый Акрополь» был западным движением, хотя сегодня он существует во всех уголках мира.
А если говорить о названии... Слово «Акрополь» означает «верхний город». Это было возможно сказать и на санскрите, и на любом другом языке, но этого не поняли бы ни те люди, с которыми я тогда работал, ни те, которые сегодня читают мои произведения и статьи. Очевидно также, что речь не идет верхнем городе из дерева или цемента. Это верхний, возвышенный город в духовном значении этих слов.


- Почему Вы определяете философию «Нового Акрополя» как «философию классического образца»?

Этим мы желаем указать на ее отличие от того, что сегодня понимается под философией. С картезианской эпохи и далее, а особенно в XX веке, философия стала абстрактной. Она изучает лишь изначальные, первичные причины, сущность и не включает в себя повседневное, обыкновенное, практические реалии.
Классическая философия не ограничивалась лишь изучением первопричин; как      видно на примере Платона, она включала в себя и политические, социальные и экономические потребности человека.


- Связано ли как-то создание «Нового Акрополя» здесь, в Москве, с социально-политической ситуацией в России и имеет ли «Новый Акрополь», философская школа, какую-либо политическую или социально-экономическую окраску?

В России я впервые, поэтому не знаю, какой она была до моего приезда. Я не могу сказать, было ли в России два или три года назад так же, как сегодня, или нет. В любом случае, у нас никогда не возникает проблем с правительством в странах, где находятся отделения школы, потому что мы являемся по сути не политической организацией, а институтом культуры и философии.
Хочу уточнить: говоря о том, что мы не занимаем никакой политической позиции, я имею в виду, что мы не принадлежим ни к какой политической партии. Но, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы в каком-то смысле «пробить» в мире интерес к философии. А если наша заинтересованность может быть понята как политическая или социальная позиция, тогда можно сказать, что мы занимаемся политикой. Что касается социально-политической концепции, то как архетип, как идею я могу предложить государство Платона. Естественно, мы не можем воспользоваться этой моделью в том виде, в каком она предлагается в оригинале, - ее нужно адаптировать к потребностям нашего времени. Часть наших занятий в «Новом Акрополе» посвящена изучению того, что такое индивидуум, что такое общество, что такое государство с точки зрения древних традиций.


— По какому принципу построена программа обучения в “Новом Акрополе”? Существует ли какая-то жесткая схема, подобная, например, университетской?

— “Акрополь” не является университетом, но в каком-то смысле не отличается от него, потому что конкретная система обучения, система экзаменов очень нужна, без этого не обойтись. Cюда входит подготовка различных материалов, книг, диссертаций и т. д. Но все это не происходит везде одинаково, потому что в разных странах мира разный уровень развития культуры. Существует система, в которой в процессе обучения самые способные могут, в каком-то смысле, отличиться, и тогда они, в свою очередь, обучаются и затем читают лекции, проводят занятия, ведут дальнейшие исследования.
Я думаю, что вам было бы интересно узнать принципы «Акрополя», его цели и задачи, чтобы лучше понять, что это за движение. Мы основываемся на трех принципах, которые, практически в той же форме, нашла Елена Петровна Блаватская в древних индийских писаниях, т. е. нас при выдвижении этих принципов вдохновляло именно то, что она привезла с собой из Индии. Наши принципы таковы:
1.     Создать ядро всеобщего братства людей, независимо от пола, национальности, профессии, социальных условий, каст.
2.     Заниматься сравнительным исследованием наук, религий, искусств.
3.     Познать самого себя и те связи, которые имеет человек с Космосом, осознать собственные возможности, собственные потенциалы, чтобы пробудить в себе «внутреннего человека», его потенциальные возможности и силы.
Эти три принципа лежат в основе работы организации «Новый Акрополь» на всей планете. Единственное условие для того, чтобы человек стал членом «Акрополя», - это принять эти три принципа. Все остальное он может регулировать, может найти другие способы и формы, но он должен работать по этим принципам и принимать их как свои внутренние. Это единственный способ избежать проявлений расизма, недоразумений и столкновений между членами Школы, живущими в разных странах и имеющими свое мировоззрение, свои взгляды, свою культуру. Вы, наверное, согласитесь, что очень трудно, например, свести вместе еврея и мусульманина. И таких примеров очень много. Мы же ставим перед собой задачу найти общие корни, общие истоки, то есть не то, что разделяет, а те элементы, те точки, которые могут объединить людей, несмотря на все различия, каковы бы они ни были.
Мне кажется, что одна из самых больших проблем современного мира состоит в том, что мы придаем тому, что нас разъединяет, гораздо больше значения, чем тому, что нас объединяет. И в каком-то смысле в последние 30-40 лет все мы стали жертвами этого. Например, на Западе еще не так давно боялись России (на Западе, говоря о России, имеют в виду СССР) как большой силы, просто боялись. Я могу представить, как вас раньше предостерегали против разных западных ловушек и провокаций. Естественно, все это было вымыслом. На самом деле мы ничем существенно не различаемся. Мы должны заменить диалог оружия диалогом разума, диалогом человека с человеком.


- Как Вы понимаете зло? Существует ли оно вне человека?

Я не верю в зло, а представляю его как недостаток добра. Будучи философом, я не могу давать персональные характеристики ни Богу, ни Дьяволу. Могу сказать только, что есть области в пространстве - состояния души - более светлые и менее светлые. Самые светлые - это добро, а те, где мало света, называют злом. С точки зрения философа два Абсолюта не могут существовать одновременно. Если есть абсолютное Добро, то оно должно уменьшать Зло. А если есть абсолютное Зло, то оно должно извращать Добро. Не могут существовать два Абсолюта, должен быть только один. Но это метафизические проблемы, которые очень трудны для понимания.
Представим, что мы опускаем ложку в сосуд с водой. Вытащим мы уже наполненную водой ложку. А если опустить ее не в маленький сосуд, а в море, сколько воды мы зачерпнем ложкой? Столько же. Так в чем заключается решение нашей проблемы в борьбе со злом? В том, чтобы увеличить объем нашей ложки, чтобы зачерпнуть больше независимо от того, откуда мы будем черпать. Если наша ложка имеет постоянный объем, то мы всегда будем получать один и тот же результат, из каких бы великих источников ни черпали. Так же иногда все наши понятия о Боге, о Таинствах, о метафизике недостаточны не потому, что сами они малы, а потому, что мы не можем извлечь из них большего из-за своей ограниченности.


- Господин профессор, что есть свобода?

— По моему мнению, свобода есть средство и не есть цель. Свобода может быть хорошей или плохой, в зависимости от того, для чего ее применяют. Свобода - как нож. Нож в руке преступника - это плохо, нож в руке хирурга необходим для излечения больного. Свобода в руках мудрых людей будет благом для народа; если же свобода дана в руки невежественным людям, людям, которые всецело находятся во власти своих страстей или эгоистических амбиций, то ею будут злоупотреблять как оправданием для грабежа, убийства или угнетения слабых.


- Вы думаете, что человечество призывается к мудрости, чтобы тем самым достичь свободы?

— Да, я думаю именно так. Я верю, что человечество по природе своей склонно к философии и призвано к мудрости. Говоря сегодня о свободе, мы должны спрашивать себя: свобода от чего или свобода для чего? Понятие свободы предполагает освобождение от чего-то. Если я освобождаюсь от своих добродетелей, то моя свобода сказывается отрицательно. Если я освобождаюсь от своих ошибок, то она сказывается положительно. Таким образом, свобода ни хороша, ни плоха. Конечно, свобода сегодня - модное понятие, оно на устах у всех. Весь мир говорит о свободе. Однако нужно об этом немного поразмышлять: свобода от чего, свобода для чего и, наконец, свобода в чьих руках?
Позитивным, подобно свободе, может быть и повиновение, о котором так же можно сказать: повинуясь, например, плохому человеку, тирану, мы становимся инструментом его худших качеств; напротив, повинуясь хорошему человеку, следуя мудрости или высоким моральным принципам, мы являемся инструментом благого. Итак, мы можем сказать, что свобода и повиновение не исключают, а взаимодополняют друг друга.
Человек, который действительно ищет правду, несет в себе свободу и повиновение связанные воедино, совместно, как два проявления одной и той же действительности и поиска.


- Как победить страх, депрессию, неуверенность в себе? Как бороться с собственной психикой, с собственными недостатками?

Лекарство - много работать, мало курить, мало спать, мало употреблять спиртного, обходиться без излишеств. Таким образом мы будем понемногу побеждать свое тело. Все эти проблемы касаются только персоны, и только милосердным и доброжелательным взглядом на мир мы поможем себе. Ведь обычно мы очень эгоцентричны. Вспомните, что сто лет назад нас здесь не было, но мир-то существовал и развивался. А через сто лет нас уже не будет, но мир продолжит свое существование и без нас. Я это говорю для того, чтобы вы не придавали большого значения вещам, которые хотите победить. Не держитесь за свои неудачи и депрессии, давайте жить радостно. Неудачи пройдут, а Бог сам укажет дорогу.


- Каково Ваше мнение о роли России в том, что сейчас происходит в мире. Почему в России происходило то, что длилось эти 72 года. Может ли Россия в каком-то смысле стать Фивами?

— В своих книгах я часто говорил о законе циклов, о законе кармы, законе причины и следствия. То, что происходит в России сейчас, то, что происходило в последние 72 года, то, что происходило в период монархии, - все это не случайно. Мы живем в мире причин и следствий. То же, и  с Россией, в определенные периоды происходит со всеми нациями. Дело в том, что Россия физически больше других стран, и все исторические явления в ней заметнее для мировой общественности. Самое главное для России сейчас - это стабилизировать ситуацию, чтобы дать каждому возможность жить лучше и на духовном, и на физическом планах. Россия имеет огромные потенциалы - не только экономические, но и человеческие. Но то, что сделала административно-бюрократическая система за все эти годы господства беспочвенных воинственных идей, сыграло свою негативную роль, и все духовные и экономические потенциалы остались нераскрытыми.
Я не верю, что в людях нет доброй, созидательной воли. Я верю, что люди с доброй волей существовали и при царях, и при коммунистах, существует и сейчас. Если мы признаем истинным это элементарное убеждение, то поймем, что самое главное сейчас - привлечь этих людей. А если бы нам удалось объединить тысячи и тысячи молодых душой людей с доброй созидательной волей, то мы бы смогли внутри каждого из нас возродить то состояние души, которое мы называем Фивами. И тогда Россия смогла бы стать Фивами - не географическим местом, а состоянием души. Не думайте, что это будет подарок с небес, - придется много и усердно трудиться, чтобы это осуществилось.
Но обычно бывает так, что люди доброй воли - то ли из-за своей скромности, то ли по какой-то иной причине - допускают, чтобы люди злой воли взяли на себя и правление, и передачу импульсов. Поэтому одно из основных качеств, которое мы стараемся развивать в течение долгих лет обучения в «Акрополе», - это мужество на всех планах, начиная с физического и кончая духовным. Надо осмелиться!

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s