Рассвет невозможен в полночь, но можно зажечь один или множество огней, которые хотя и не смогут заменить Солнце, но все же скрасят ожидание его восхода и, может статься, позволят приняться за труды, которым темнота была помехой.

Меня давно влекла мечта о русском возрождении. Интересовали люди, благодаря которым, был найден путь творческого, общечеловеческого созидания, восстановлена связь времен, происходила актуализация духовного опыта предков для эволюционного развития молодого поколения.

История знает немало попыток проложить этот уникальный маршрут. Наиболее близким по духу событием стало для меня открытие Талашкино. Как попытка через обучение традиционным ремеслам, через музыку, театр, живопись в 1883–1914 годах вернуть человеку связь с Землей, с культурой, традициями и с самим собой настоящим.

 

Здесь вся атмосфера была проникнута мифами, сказками, тонкой красотой, дружеским участием и импульсами, пробуждающими творческую, созидательную активность.

 «Теремок» во Фленове

В какой еще глубинке дети разных сословий, в том числе крестьян или сироты могли бы учиться у лучших мастеров своего времени, наблюдать, как на их глазах рождаются предметы быта на уровне произведений искусства, получить мастерство, которое не только прокормит, но и откроет безграничные возможности внутреннего роста и развития?

Художественные и философские искания Н.К. Рериха в те годы были связаны с мечтами о новом искусстве, несущем людям радость и красоту, способном преобразить их жизнь. В Талашкине художник увидел «начало храма новой жизни», он увидел, что здесь понимали все глубинное значение красоты и «как бы насыщали ею каждую пору жизни, всякий уголок быта» (Г.И. Гидони).

Талашкино неразрывно связано с именем М.К. Тенишевой, как главной созидательницы и вдохновительницы. Но есть еще один человек, без которого это смелое начинание не могло бы сбыться. Это ближайшая подруга детства, соратница, нравственная руководительница Тенишевой – княгиня Екатерина Константиновна Святополк-Четвертинская.

Она незримо присутствовала все время, когда я пыталась отгадать загадку этого смелого и незаурядного проекта.

Совпадение ли, что именно в ее родовом поместье обосновался этот культурно-просветительский центр?

Талашкино, расположенное в 14 верстах от Смоленска, среди холмистых полей с перелесками, было родовым гнездом князей Шупинских, из которых происходила Екатерина Константиновна. В ее заботливых руках оно стало образцовой «сельскохозяйственной экономией». По традиции в барском доме была обширная библиотека и коллекция произведений искусства.

Екатерина Константиновна вынужденно продала свое любимое имение – ей стало трудно с ним справляться из-за здоровья. Однако она позаботилась о том, чтобы имение оказалось в хороших руках.

Даже после продажи имения семье Тенишевых Екатерина Константиновна остается управлять делами. Именно ее чаяниями открылась в Талашкине школа грамоты, а затем и сельскохозяйственная школа во Фленове. Это ее мечта «путем постепенного облагораживания, воспитания и снабжения действительно полезными, нужными познаниями вывести крестьян из непроглядной тьмы к свету» заразила, приободрила Марию Клавдиевну, стала нравственным руководством на многие годы вперед.

  
Интерьеры сельскохозяйственной школы во Фленове (в настоящее время – музей)

«Все, о чем один человек может мечтать, он сам или другие способны воплотить. Если бы существовало нечто действительно невозможное, мы не могли бы даже представить его, ведь уже многие тысячи лет известно, что во Вселенной "что вверху, то и внизу" и наоборот».
Хорхе Анхель Ливрага, «Невозможные мечты».

Так и случилось. Как только у Марии Клавдиевны появилась материальная возможность и вес в обществе, казавшаяся невероятной идея возникновения благотворительной сельскохозяйственной школы, художественных мастерских, центра культуры, просвещения и искусства в глухой деревне стала реальностью. Эти две дамы представляют для меня две половины единого целого, внешнюю и внутреннюю сторону воплощения общей мечты.

 

М. К. Тенишева

Обе женщины исходили из того, что самый верный путь просвещения народа — это работа с детьми, школа, готовящая поколения людей, любящих родную землю, умеющих вести хозяйство, знающих свою культуру и традиции. Стержнем всей системы обучения стало возрождение традиционной народной художественной культуры как живительной жизнетворческой силы.

Екатерина Константиновна была необыкновенно скромным человеком. На фотоснимках она всегда где-то в стороне, на заднем плане и никогда не позирует. Очень мало о ней осталось упоминаний и документов. Удалось найти несколько писем к ней Елены Ивановны Рерих. И хотя до нас почти не дошло то, что писала княгиня, тон Елены Ивановны и глубина доверия говорит о глубоком духовном родстве и схожести взглядов.

«В Новый Мир не войти старым путем, не войти сознаниюразложившемуся в злобе, и ненависти, и подлости. Великий отбор совершается незаметно для слепыхно мощно для зрячих. Потомунесмотря на все чрезвычайные трудностирадость и бодрость живут в сердцах наших» – делилась с ней в письме Е.И. Рерих.

Идея нового мира, который смогут создать только более нравственные и духовно развитые люди, была объединяющей как для Рерихов, так и для созидателей Талашкино. Именно этими критериями руководствовалась Екатерина Константиновна в своей жизни, они же были заглавными для учителей сельскохозяйственной школы. Их главной задачей считалось заронить в сердца учеников «искру Божью».

В книге «Воспоминания моей жизни» М.К. Тенишева пишет о Святополк-Четвертинской: «Я в ней не обмануласьее детская хорошая натура осталась тою же. Во взрослой в ней развилось много положительного. Она была очень уравновешенна и разумна. Но тут я должна остановиться. Одна из самых ярких черт ее личности – это скромность. Что бы она ни делала хорошего, дельногоона не любилачтобы об этом говорили, предпочитая оставаться в тени. Знаячто я записываю впечатления моей жизниона об одном просила меня: по возможности меньше о ней упоминать».

С большой теплотой о ней отзывались И.Е. Репин, Н.К. Рерих,
Е.И. Рерих, М.А. Врубель. Это был тот человек, который сопровождал М.К. Тенишеву до конца ее дней. Их связывали узы дружбы, которые победили время и обстоятельства.

«Поистинетакие друзья и соратники, как княгиня Екатерина Константиновна Святополк-Четвертинскаяредки. Она шла рука об руку с покойной княгиней (М.К. Тенишевой), по всем горным тропинкам творческих восхождений. Она знала смысл жизни княгини и сама в неустанном жизненном творчестве неуклонно шла и идет к культурному, духовному, к прекрасному. Только высококультурный дух может запечатлеть и охранить ценность своего близкого. И княгиня Екатерина Константиновна не только охраняетно и неустанно творитдуховно обогащая всю окружающую ее атмосферу. Истинная радость наблюдатькак она, полная житейского опыта, и ободрит нуждающихся в ободрении, и пожурит падающих духом, и скажет справедливое словоизбегая пересудов и клеветы. И всюду она поспеет, и всюду вы можете положиться на ее точность и верность, ибо в них ее герб благородства...

Охранить староетворя новые возможности, – какая это незабываемая услуга Культуре со стороны княгини Святополк-Четвертинской» – писал о ней Н.К. Рерих.

 

Н.К. Рерих с сыновьями во время росписи Храма Духа во Фленове

Во второй половине XIX века, особенно в последней его четверти, произошла яркая и мощная вспышка русского национального самосознания, возрождения национального искусства. Эта вспышка захватила все области культуры и практически все слои населения.

Это была эпоха открытия древнерусской живописи из-под позднейших наслоений, эпоха утверждения русской оперы и симфонической музыки, эпоха Мусоргского («Хованщина» и «Борис Годунов»), Бородина («Князь Игорь» и «Богатырская симфония»), Римского-Корсакова («Снегурочка»), Островского, Чайковского, Стасова, Достоевского, Толстого, Тургенева, Чехова, Блока, Бунина, Васнецова, Рериха, Врубеля, Крамского, Перова, Сурикова. Эпоха Станиславского и Шаляпина, Малого и Художественного театров, частной оперы Саввы Ивановича Мамонтова и Третьяковской галереи.

Сергей Маковский так писал об этом удивительном явлении:

«От времени до времени в жизни каждой страны сотворяются эпохиовеянные призраками столетий. В эти эпохи художественное творчество наций как будто вспоминает: нарождающиеся мелодии будят эхо далеких песенновые формы выявляют красоту бесследно минувшего. В эти эпохи воскресшая национальная старина делается близкой и любимой. Она манит к себекак прекрасное марево. Ее скрытые силы, исходяточно магнетические волны, из смутных глубин народного духа, начинают властно действовать на творческое сознание современности, и поколения художниковзавороженные имиприобретают дар ясновидения».

Наши героини были на пике этого движения и четко осознавали необходимость сохранения культурных ценностей, открытия для широкой публики древних народных сокровищ, формирование нового русского стиля на базе того богатейшего наследия, которое им удалось собрать в совместных поездках по Владимиру, Суздалю, Костроме, Угличу, Новгороду. Благодаря большому и тонкому знатоку старины Ивану Федоровичу Барщевскому, было собрано до 8000 названий уникальных старинных предметов.

Общей мечтой двух подруг был музей русской старины, который вначале размещался в Талашкино под названием «Скрыня», а когда коллекция разрослась до внушительных размеров, потребовал отдельного помещения. Поскольку государственные чиновники не прониклись идеей создания музея и не нашли подходящего помещения, в Смоленске, на участке земли, принадлежавшей Киту, был построен красивый двухэтажный дом. В нем и разместился музей под названием «Русская старина».

 Здание музея «Русская старина» в Смоленске

 Экспозиция музея «Русская старина», фото 1909-1911 годов

Ключи от музея в 1911 году М.К. Тенишева принесла в дар городу Смоленску на собственноручно изготовленном эмалевом блюде со словами: «Придите и ведайте, мудрые. Влагаю дар мой в руци ваши. Блюдите скрыню сию и да пребудет во веки сокровищница сия во граде Смоленске на служение народу русскому. Блюдо сие построила трудами своими княгиня Мария Тенишева в лето 1911».

«Из глубины народного духа протянулись к нам золотые нити художественной грезы. Колдовство искусства обратило сказку в желанную быль. Где-то в нас, очень глубоко, вспыхнуло как зарница сознание невозможного. И мы почуяли самое близкое, самое вечное».

Княгиня Святополк-Четвертинская явила мне пример верности своим идеалам и своим друзьям, разностороннюю образованность и аристократизм духа. Снова напомнила, что невозможно в одиночку сделать большое и настоящее дело. Это всегда поиск родных душ, тех, кому можешь доверить самое сокровенное. И тогда неважно кто идет впереди, а кто остался в тени славы друга.

Ее жизнь напоминание о том, что счастье – в общем благе, в поиске инструментов для постижения и выражения самых глубоких и красивых истин на какие только способен человек.

 Е.К. Святополк-Четвертинская

Литература

  1. Рерих Н. Держава света. Памяти Марии Клавдиевны Тенишевой.
  2. Солоухин В.А. Смоленск, Талашкино (lomonosov.org).
  3. Тенишева М.К. Впечатления моей жизни.
  4. Воспоминания о Талашкине Н. Рериха. СПб.: Содружество, 1905.
  5. Маковский С. // В сб. «Талашкино» (Содружество, 1905).
  6. Мечта княгини Тенишевой // Человек без границ (bez-granic.ru).
  7. «Я люблю свой народ». Княгиня Мария Тенишева // Человек без границ (bez-granic.ru).

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s