Сегодня мы часто слышим или высказываем сами недовольство системой образования. Нас не устраивает перегруженность детей информацией, большие стрессы от экзаменов, частая смена или вовсе отсутствие педагогов по важным предметам. Думаю, это далеко не весь список наших неудовлетворенностей. Что должно измениться — программа, система оценок знаний, подача материала, атмосфера учебного процесса? И как?

Перенесемся на шесть веков назад на Аппенинский полуостров. Меня всегда мучил вопрос: «Как стало возможно Итальянское Возрождение? Откуда возникли эти новые люди? Они же не инопланетяне, где они выросли?» И вот, благодаря одной замечательной книге Н.В. Ревякиной «От средневековья к «Радостному дому»: школы, ученики, учителя Итальянского Возрождения (XIV–XV)» картина начала складываться. Шесть веков назад, так же как и нас, думающих людей не устраивала система средневекового образования. Еще Петрарка пишет о том, что можно изменить в средневековых школах. Но в отличие от нашего времени возникает идеал нового человека – гуманиста. Это случилось во многом благодаря знакомству с античными авторами и интересу к античной философии. Каков этот новый человек? В первую очередь, он добродетелен. Он имеет нравственный стержень, который помогает ему преодолевать жизненные испытания, выбирать в сложных ситуациях и не поступаться своими принципами и честью. Но как воспитать такого человека?

Единственный способ – это пример. Сам педагог должен явить образец этого нового человека, а школа должна соединить образование и воспитание, точнее все образование должно работать на воспитание лучших человеческих качеств. Меняется программа, меняются учебники, меняются подходы к учебному процессу. История оставила нам среди прочих замечательное имя – Витторино да Фельтре (1378–1446) – педагог, посвятивший свою жизнь воспитанию нового человека. Он начал с эксперимента. Это был счастливый шанс – приглашение мантуанского правителя Джанфранческо Гонзага (1395–1444), пожелавшего дать своим детям хорошее образование. Витторино долго сомневался – получится ли осуществить задуманное, будет ли у него достаточно свободы, чтобы не просто образовывать, а воспитывать наследников. Поставив отцу условие о невмешательстве в процесс воспитания, он согласился. Исправляя изнеженность и избалованность старших сыновей, он находит ключ к их сердцам и индивидуальный подход к каждому. Старшего наследника он воспитывает как мудрого и справедливого правителя, его младшего брата – как отважного воина. Подрастали младшие и вслед за старшими получали прекрасное знание латыни, древнегреческого, знакомились с образцами античной поэзии и философии, изучали историю, осваивали ораторское искусство, музыку и получали отличную физическую подготовку. У Джанфранческо выросли прекрасные дети!

 
 
Джанфранческо Гонзага (1395–1444), собрание замка Амбрас.
Художник Джусто ди Ганд (?), ок. 1474
«Необходим был особый талант педагога, учившего детей видеть
в древней поэзии и ораторском искусстве идеи гражданственности, любовь к родине, личное мужество и эмоционально воспринимать все это».
Н.В. Ревякина

Витторино да Фельтре получил щедрое вознаграждение за свой труд и все средства вложил в свою школу. Это была новая школа. Он принимал учеников за плату, но одновременно принимал и тех, кто не мог заплатить за свою учебу.

«Андреа Бусси, тоже обучаемый бесплатно, называет наставника «Сократом нашего времени», Сассоло да Прато так пишет: «Этого нашего учителя следует не только сравнить с Сократом, но по справедливости даже предпочесть ему: ибо тот только обучал даром столько молодежи, этот не только обучает даром, но также выполняет в отношении прочего роль наилучшего и милостивейшего отца. И какая большая семья у него! На свои средства он одевает, кормит нас часто до 40 человек. О удивительная щедрость или скорее великодушие и благородство Витторино!». Но возможно, таких учеников было и больше. Прендилаква (его ученик) называет другую цифру: «Часто обучались и содержались Витторино бесплатно 70 учеников одновременно, и они обучались не только одной науке».
Н.В. Ревякина

Обучение начиналось с 14 лет и продолжалось до 21 года. Витторино действительно умел извлекать лучшее из природы человека, умел раскрывать индивидуальность каждого ученика. И сам учитель всю жизнь шлифовал свой характер. Если ученик с завидным постоянством совершал аморальные поступки, Витторино расставался с ним. Он преподавал порядка 20 лет. Рядом с ним работали другие педагоги. Несложная арифметика может показать, какое количество достойных учеников за эти годы вышло из его школы. Эти люди становились служащими, священнослужителями, юристами, военными, педагогами – они входили во все сферы жизни и наполняли их новыми представлениями о человеке, о достоинстве и чести. Они были влюблены в Овидия, Сенеку, Цицерона, Вергилия, Петрарку, Плутарха, Платона и многих других античных авторов. Это было новое поколение, наполненное идеями гуманизма.

«Ну же, сынки, – кричал Витторино часто, – учитесь переносить трудности, какими бы они ни были, радуйтесь жизни; поистине нет ничего, что могло быть полезнее для украшения счастливой судьбы и для перенесения несчастной. Нам приходится ожидать (в жизни) многих трудностей; если они, возможно, случатся, вы будете более стойкими к любому несчастью; если судьба будет спокойнее, вы все-таки порадуетесь вашему преимуществу, так как обладаете теми благами, которые не изгонит никакая нужда. Это мысль – не моя, а стоиков, сурового и удивительного рода людей; следуйте ей, ученики, под водительством труда».
Н.В. Ревякина

Возвращаясь к сегодняшнему дню, – что необходимо изменить в современной системе образования? Я думаю, нам нужно захотеть измениться самим, захотеть стать добродетельными и стойкими, честными и благородными – тогда мы сможем стать примером для нового поколения. И тогда мы увидим и почувствуем на собственном опыте ценность воспитания, а не только информирования.

Художник и медальер Пизанелло, увековечил на медали портрет Витторино. На реверсе медали изображен пеликан – птица, которая по преданию разрывает себе грудь, чтобы вырванными из груди мясом накормить своих птенцов. Это символ жертвы. Надпись гласит: на аверсе – Vittorino Feltrensis summus («Витторино из Фельтре выдающийся»), на реверсе – мathematicus et omnis humanitatis pater («математик и отец всякой учености»). Эта фраза напоминает с самостоятельном освоении Витторино Евклида.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s