Знаете, есть дома-музеи писателей, композиторов, учёных.

Там рассказывают о хозяине этого дома, как он жил, как трудился, и, глядя на вещи, которые его окружали — стол, окно, книжные полки — ты пытаешься угадать, каким он был, что думал, как чувствовал.

Но вам не кажется, что это немного несправедливо? Не каждый из нас может написать увертюру или поэму, но каждый оставляет след в чьих-то умах и сердцах и достоин хоть ма-а-аленького музейчика.

А давайте представим, что есть музей какого-нибудь обычного человека. Например, … твой музей. Почему бы и нет? Каким бы он был?

Вот нас встречает у входа экскурсовод, женщина с аккуратно подобранными волосами и легким шарфиком на шее. Улыбается.

— Здравствуйте! Добро пожаловать, дорогие гости! — и потом выстрелом из-под очков, — Экспонаты трогать руками строго воспрещено! Начнем нашу экскурсию. Это спальня — здесь он спал, это кухня — здесь он ел.

— Ел? — разочарованно из группы посетителей.

— Ну да. Он спал, ел и шёл на работу. Это же музей обычного человека.

— А. А-а-а… Другие экспонаты у вас есть?

— Есть ещё кладовка….

— А. Понятно. (в сторону: «Интересно, ещё можно вернуть деньги за билет?») Спасибо. Было… очень…

Ой-ой. Кажется, посетители нашего музея обращаются в бегство. Нужно срочно что-то предпринять! А давай скажем им правду? Скажем, что это ещё не всё, и далеко не то, что стоит показать.

Давай признаемся, что эта кухня важна не тем, что она кухня, а тем, что здесь вечером ты накрываешь стол своим родным, и вслушиваешься в их слова, в события их жизни, их голоса и души. Кухня важна тем, что на запах ароматного чая влетает стайка друзей, чтобы угостить друг друга веселым щебетом и ветром из под крыла, или один друг, которому сегодня было очень холодно. Эта кухня важна потому, что здесь ты делишься теплом.

И в кладовой у тебя не банки с консервами, в настоящей кладовой хранится ласковое слово подходящего калибра, вот эти моменты резонанса со Вселенной, умиления, яркие воспоминания, которые хорошо подавать к чаю поздней осенью, чтобы вспомнить кто ты, что жизнь твоя щедра и богата. И благодарить.

А это кресло — это не просто кресло, это остров чтения и раздумий. Здесь в компании лампы и того, кто говорит через страницы, впитываешь строки, которые заставляют думать и искать, подтверждать свои догадки об этом необъятном мире, чувствовать, узнавать себя в героях, или только предугадывать себя настоящего. Это кресло хорошо помнит, над кем из авторов ты засиживался до трёх часов ночи, и как тебя настигало очередное «Эврика! — так вот оно что!» и вдруг озарялось всё ясностью, и ты тут же несся с этим открытием прямо в лабораторию жизни. Это кресло важно потому, что сидя в нём, ты тянешься к мудрости.

И это окно — не просто окно, это мембрана, через которую ты впитываешь золотистые рассветы, алые закаты и шёпот звёзд.

И это не просто телевизор, экран монитора, колонки — это инструменты возвращения к настоящему. Какая музыка здесь играет? Что ты здесь слушаешь: серебристого Моцарта, нежного Шопена, или любишь что-то покрепче, чтобы гром прошёл сквозь тело, и наступила тишина, в которой слышно дыхание и душу. Кадры каких фильмов крутятся на экране время от времени, чтобы улыбнуться или расплакаться и снова влюбиться в жизнь? Что питает твоё сердце? После чего ты таешь, как масло, и, оставляя на дне все обиды, мелочную злость, всю свою обязательную правоту, поднимаешься вверх к любви, к ощущению родства и единства со всем миром.

Видишь, все внешние вещи имеют значение, если они помогают прикоснуться к тому, что внутри, к самой мякоти, из которой льётся наружу доброта и любовь, щедрость и сострадание, вещи имеют значение, если побуждают подниматься и действовать, и творить, и жить.

Настоящими экспонатами в музее тебя были бы всего пять вещей:

  • бинокль, глядя в который мы увидели бы мир твоими глазами: красочный и яркий, дружелюбный или тусклый, угрюмый, скучный;
  • запасы твоей душевной кладовой —то, что заставляет твоё сердце светиться и дарить свет;
  • то самое ценное, что осталось бы в сите, если через него просеять все твои поступки, то что явно или нет, но неизменно клалось на весы, когда ты принимал решение, а любое решение, взвешенное без этой гири, всегда причиняло боль — твои настоящие ценности;
  • след твоего прикосновения к миру и людям — твои слова и поступки, которые меняли мир;
  • дневник памяти — история твоего роста, как человека.

И если ты когда-нибудь потеряешься в этом мире, приходи в этот музей, музей себя. Загляни, что там в бинокле, может стоит подкрутить окуляр? Устрой инвентаризацию в кладовой. Посмотри на должном ли месте ценности. Проверь след, который ты оставляешь на поверхности мира. Пролистай свой дневник, открой на чистой странице и начни новую запись со слов: «Я чуть не забыл... ».

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s