В филиале философской школы «Новый Акрополь» в Зеленограде, как и во всех других филиалах России, есть волонтерская деятельность. Философы-добровольцы помогают в Зеленоградском хосписе.

О том, как это происходит, рассказала руководитель филиала Елена Кузьмина.

 

 

Для того, чтобы применить философию в действии, вы выбрали не детский дом, не приют для животных, а хоспис. Почему?

— Когда филиал «Нового Акрополя» открылся в Зеленограде, я стала смотреть, где мы можем быть полезны городу и людям.

Помог случай.

В филиале состоялся концерт кельтской арфы. Исполнитель (Филипп Барский) рассказывал, что в некоторых странах арфистов приглашают в хосписы. И мы организовали концерт Филиппа в нашем зеленоградском хосписе. С этого началось наше сотрудничество.

Что такое хоспис? Для чего он нужен, что там происходит с людьми?

— В хосписе люди получают то, что называется паллиативной помощью. Это помощь, цель которой — облегчить страдания человека. Об излечении уже речь не идёт, врачи сделали всё, что могли. Такой человек не может лежать в обычной больнице.

Тем, что в Москве есть хосписы, мы обязаны чудесному человеку — Вере Миллионщиковой (организатору первого московского хосписа). Веры Васильевны уже нет с нами, её дело продолжает дочь — Нюта Федермессер, основатель и руководитель фонда «Вера».

Слоган фонда: «Жизнь до конца жизни». Фонд делает большую работу, чтобы люди в хосписах жили, а не доживали. Есть медицинские вопросы: обезболить, обеспечить необходимыми процедурами. Но ведь этого мало. Разве круглосуточное нахождение в кровати можно назвать жизнью? Поэтому фонд старается сделать так, чтобы в хосписах было то, что доступно любому человеку: концерты (профессиональных исполнителей), различные мастер-классы, еда подается в красивой посуде... Перед Новым годом в зеленоградском хосписе был так красиво и уютно украшен холл, что нам уходить не хотелось: камин с креслом (можно уютно устроиться), ёлки, корзины с мандаринами и т. д. Хоспис мало похож на обычную больницу, фонд делает это место похожим на дом, где люди живут.

И приятно в этом участвовать. Наш вклад небольшой: мы приходим один раз в месяц с мастер-классом, интерактивным музеем. Но, как известно, с миру по нитке… Из таких небольших вкладов волонтёров и складывается жизнь в хосписе.

Как пациенты воспринимают вашу помощь? Ведь люди все разные, в разном состоянии, и по-разному относятся к своему недугу.

— Конечно, все разные. Кто-то соглашается на мастер-класс, кто-то — нет. Кто-то готов общаться, а кому-то в данный момент нужно одиночество. Но ведь в жизни точно так же!

Мы стараемся идти от людей. Ничего не навязывать, быть тактичными. А самое главное — попытаться понять, что человеку сейчас нужно. Однажды пожилой мужчина нам сказал: «Я бы сейчас, девчонки, выпил хорошего кофейку».

Волонтер «Нового Акрополя» Ольга Гайворонская с «Тележкой радости»

И мы отложили все свои «заготовки» и организовали ему чашку хорошего кофе и поговорили по душам (можно ли ему кофе, конечно же, спросили у дежурной медсестры). Ведь это самое важное — разговор от души к душе. Ведь их всех там очень хочется хоть немного согреть, И способы могут быть самыми разными. Недавно я просто слушала человека. Бывший военный, он мне рассказывал о войне. Долго. Он всё знает обо всех войнах. Я его спросила: «Что делать, чтобы их не было?». «Надо уметь договариваться друг с другом», — такой был ответ. Просто, понятно и очень применимо в жизни. А потом мы о юморе говорили, и анекдоты друг другу рассказывали. Я от него такое «спасибо» услышала, что чуть не разрыдалась прямо в палате. Притащила в подарок свою любимую греческую Афину. Говорю ему: «Это богиня справедливой войны, возьмите, пожалуйста, мы эту гипсовую реплику сами сделали» (он до разговора от подарков отказывался). Кивает в ответ, улыбается тепло-тепло; мы с ним сто раз друг другу спасибо сказали, я очень счастливая вышла оттуда.

И, знаете, я очень люблю в хоспис ходить. Для меня это — важный контакт с людьми, очень важное общение. Иногда ты больше получаешь, чем отдаёшь.

Нелегко, наверное, говорить с людьми, которые потихоньку «угасают». А тем более мастер-классы проводить. До того ли им? Ведь они чаще всего знают, что им недолго осталось.

— А с людьми вообще нелегко. Но у нас у всех есть потребность друг в друге. Чем человек в хосписе от меня отличается? Только тем, что болеет и знает, что он умирает. Но он не перестаёт от этого быть человеком. Нюта Федермессер говорит часто в своих интервью, что жалость унижает. Это действительно так. Если к человеку обращаешься как к обычному человеку, без снисхождения, без жалости, без наигранного позитива, без лжи, он часто готов общаться и сотрудничать. А что должен человек, если он знает, что ему недолго осталось, делать? Лежать и смотреть в потолок? Он жить должен, как и все мы. И он хочет жить, общаться, делать подарки родным, что-то делать руками, пить чай с вкусняшками и ещё много чего. Я как-то прочитала в волонтёрском чате хосписа: «У нас тут роман у бабушки с дедушкой», и фото, как он ей цветы дарит. Нормальная жизнь.

Волонтер «Нового Акрополя» Ирина Фатеева

Люди когда-нибудь говорят о смерти?

— Тема смерти в нашей стране табуирована. Эту тему нечасто обсуждают. Попробуйте коллегам на работе эту тему предложить. Вряд ли поддержат. И в хосписе так же.

И ведь это очень интимная тема. С незнакомым человеком об этом сложно разговаривать.

Но один раз меня спросили. Только один раз. Так что нечасто. Честно, мне бы, как философу, хотелось об этом с людьми разговаривать. Но это высочайшая степень доверия, которую нужно заслужить. Пока — нет.

Значит, людям в хосписе все-таки нужны и мастер-классы, и песни, и праздники?

— Конечно! Повторюсь, что люди в хосписе такие же, как мы с вами. И всё, что нужно нам, нужно и им.

Мастер-класс по росписи гипсовых рельефов в хосписе

Как вы проводите свои мастер-классы?

— Мы приходим в палату, подходим к каждому человеку, предлагаем поучаствовать.

Наш мастер-класс — это роспись гипсовых рельефов разных культур. Техника росписи простая, хотя у нас всегда припасено что-то для художников, такие встречаются — те, кто умеет рисовать и хочет что-то посложнее, поинтереснее. Если человек не может держать кисточку в руках, мы предлагаем такое сотрудничество: он говорит цвета, а мы у него на глазах расписываем.

Часто свои работы люди дарят родным или персоналу. Представьте себе: ведь человеку сложно сделать подарок любимым людям, он не может выйти и купить, попросить не все решаются. А тут можно своими руками сделать и подарить.

За росписью часто завязывается разговор, мы рассказываем о том, что за изображение перед нами.

С удовольствием люди слушают мифы Древней Греции. Это удивительно! Как-то меня бабулечка такая колоритная просила: «Деточка, ещё немножко о Персефоне, кто там её украл, говоришь?» У нас есть ещё одна форма деятельности, мы её называем интерактивным музеем. Приходим к людям с гипсовыми рельефами греческих богов и рассказываем миф о Деметре и Персефоне. И показываем всех героев мифа. Можно посмотреть, потрогать, поговорить. Ведь посещение музеев для этих людей недоступно. А потребность в культурных ценностях есть у каждого человека. Мы приносим копии (реплики), которые находятся в различных музеях. Удивительно, что в интерактивном музее участвует больше людей, чем в мастер-классах. Они больше готовы слушать и разговаривать. Не спрашивайте почему, я не знаю.

Мастер-класс по росписи гипсовых рельефов в хосписе

Я слышала, что у вас еще была «тележка радости» и роспись имбирных пряников…

— «Тележку радости» придумал кто-то из волонтеров фонда «Вера».

Мы её проводили в зеленоградском хосписе, когда волонтёрская работа там только начиналась. Заходишь в палату с тележкой, на которой масса всякой всячины: конфеты, кремы, бритвенные принадлежности для мужчин, воздушные шарики, с цветами как-то ходили. На вопрос о цене отвечаешь: «За улыбку!» И улыбок много. И наших, и пациентов.

Имбирные пряники — это волшебство Нового года. Мы проводим мастер-класс по росписи. А на наших волонтёрских мастерских расписываем и дарим. Пациентам, персоналу. Там персонал весь хочется обнимать и радовать. Иногда родственникам пациентов дарим. Вообще подарки любим дарить. Человек улыбнётся даже конфете обычной. И это чудесно!

Получается, что вы уже несколько лет каждый месяц посещаете хоспис?

Да, около пяти лет уже сотрудничаем. Ритм посещений был разный. Последние два года приходим один раз в месяц.

Мастер-класс по росписи гипсовых рельефов в хосписе

Можете ли вы как человек, имеющий большой опыт помощи людям, дать какой-то совет тем, кто хотел бы реализовать свою потребность помогать?

— Совет простой: помогайте. Найдите, где вы нужны, и помогайте. Только постарайтесь, чтобы эта помощь была реальной помощью, вложите душу в неё, постарайтесь сделать её максимально хорошо. Постарайтесь понять, что действительно нужно человеку, которому вы помощь оказываете. Попробуйте встать на его место. Это сложно, но очень важно. Почувствовать себя на месте другого человека и сделать для него то, что вы хотели бы, чтобы сделали для вас в такой ситуации.

Есть золотое правило этики: поступайте с другим так, как хотели бы, чтобы с вами поступали.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s