Ехала на встречу в растрёпанных чувствах. На этой неделе как-то всё разом не задалось: новый бухгалтерский отчёт, который вот уже несколько дней пыталась отправить, столько времени потратила, а сервис всё никак не принимал его; пе­реводы, которые уже долго меня ждут; анонс лекции, на котором всё никак не полу­чалось сосредоточиться, хотя очень переживаю за то, чтобы анонсы выкладывались вовремя; с любимым несколько дней непривычно натянутые отношения. Вишенкой на торте стал звонок папы, который попросил не приезжать в гости из-за мер предосторожности… В общем, «весело» — как и у многих из нас.

Не знаю, что такого особенного произошло за этот вечер — ладно бы какая-то вдох­новляющая лекция или концерт или что-то подобное, — так ведь нет: мы просто наводили порядок в одной из комнат нашего культурного центра, немного подумали о текущих делах и задачах и набросали идеи, развесили старые афиши, чтобы напоминали о прожитом, и рассказывали о том, что делаем. Несколько фото в масках и песня, но уже поздно и нужно расходиться — едем домой.

В общем, вроде бы ничего такого уж особенного не произошло, но почему-то вернулась домой совсем в другом состоянии, чем выезжала: ушли тяжесть, неудовольствие, раздраже­ние и усталость, и на душе снова стало просторно, красиво, светло — столько благодарности, любви и нежности ко всем, о ком думаю.

Кажется, просто получилось переключиться с себя-любимой, такой уникальной и не­повторимой, с моих мыслей и переживаний на что-то полезное другим, сделать что-то не для себя. Но разве все те дела по работе, которыми была так завалена в течение недели, не были на пользу другим? Ведь не для себя же я мучилась с отчётом, пыталась что-то переводить урывками и проводила уроки английского. Вроде бы, для того чтобы у компании всё в по­рядке было, чтобы вовремя сделать то, что обещала, чтобы научить понимать другой язык и выражать на нём свои мысли. Но в глубине, видимо, не получается отделаться от ожидания вознаграждения за труды — работа всё же. Возможно, полностью и не удастся, и дело, оче­видно, не в том, чтобы перестать зарабатывать и заниматься одной только благотворительно­стью. Вместе с тем мы же чувствуем, когда консультант в магазине помогает выбрать подхо­дящее, а когда просто старается продать товар. И так во всём. Обожаю хореографа, к которой хожу на занятия: конечно, для неё это работа, но сколько доброжелательного внимания к каждому, терпения, радости — чувствуется, что ей нравится то, что она делает, ей интересны люди; отношение не­возможно сыграть. Человек — существо сложное, наши мотивы редко линейны, в них сочетаются довольно противоречивые стремле­ния, и к искреннему состраданию и желанию помочь нередко примешивается доля самолю­бования или ожидание признания. Похоже, всё зависит от того, чего больше, что пере­вешивает, от внутренней чистоты.

Сколько раз замечала, что по-настоящему я счастлива, когда отдаю. Об этом многие мудрые пишут, от Платона («Стараясь о счастье других, находишь собственное») и Францис­ка («Ибо отдавая, мы получаем; забывая о себе, себя находим») до Экзюпери («Не получая, а отдавая, обретаешь благородство»).

Причём часто эта отдача происходит не от полноты душевной, не в состоянии гармонии с собой и с миром, когда сердце поёт, а за спиной крылья, а наоборот, когда мне самой тяже­ло, всё навалилось, когда нет уже сил, но всё же совершаешь какое-то сверхусилие, иногда из любви, иногда из долга. При этом любая мысль о вознаграждении всё портит: стоит только подумать о том, что сейчас вот я помучаюсь, но мне за это деньги заплатят, или тот, ради кого стараюсь, оценит, или что в результате вернётся в душу радость — и всё, опять пе­реживания и тяжесть. Это должен быть именно бескорыстный дар, никаких ожиданий.

В тексте Бхагавадгиты, жемчужине древнеиндийской мудрости, есть такие слова: «Не­обходимое дело свершай: лучше бездействия дело», но «Дела, совершенные не ради жертвы, — оковы для мира». Дело как жертва — это как? Речь идёт не о жертвенных животных и не о добровольном отречении в чью-то пользу. Здесь под жертвой понимается действие, совершаемое как дар, приношение, не для себя. Действие, исходящее из долга, без привязан­ности к результату. Не то чтобы результат не был важен — совершать действие нужно так, будто результат очень важен для тебя, — но усилие направлено не на достижение чего-либо, не на удовлетворение, а ради «целостности мира». Просто так нужно, а по-другому не можешь. И тогда действие освобождает — и от тяжести, и от переживаний, и от многих страданий.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s