Эту статью лучше читать дома, вечером, при мягком, приглушенном свете. Потому что днем, в суете и сутолоке, когда голова занята массой мелких проблем, все равно не поверить в то, о чем пойдет речь. Признаться честно, мы сами не очень верили, пока однажды не провели ночь в замке. В настоящем замке.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Университетами, или uniuersitas studentes, назывались в средние века объединения людей, связанных с преподаванием или науками. Их истоки ищут в знаменитых центрах античности — Пифагорейском союзе, Академии Платона, Ликее Аристотеля, в основанном Птолемеем александрийском Мусейоне. Широте интересов древних ученых, работавших в этих центрах, может позавидовать любой современный университет. Там изучались математика и логика, физика и астрономия, биология и медицина, психология и педагогика, этика и эстетика, философия и риторика. Прошло много веков, прежде чем в Болонье, Париже, Оксфорде возникли первые университеты Европы.
Оксфордский университет снискал себе славу самого традиционного и престижного во всем мире.

0
0
0
s2sdefault

Чтобы стать путешественником, а не экскурсантом или отдыхающим, надо учиться. «Нет науки о путешествии», – возразите вы. Зато есть путешественники, постигающие ее силой своей человеческой души, неутомимо и упорно идущие по пути.

Пушкин:
«К чему холодные сомненья?..»

Начнем традиционно — с классиков. Как известно, самый классический классик — это Александр Сергеевич Пушкин. Он всегда неожиданно актуален. Вот что он пишет в «Отрывке из письма к Д.» о своем путешествии в Крым:

«Из Азии переехали мы в Европу (из Тамани в Керчь) на корабле. Я тотчас отправился на так называемую Митридатову гробницу (развалины какой-то башни); там сорвал цветок для памяти и на другой день потерял без всякого сожаления. Развалины Пантикапеи не сильнее подействовали на мое воображение. Я видел следы улиц, полузаросший ров, старые кирпичи — и только.
<...> В Бахчисарай приехал я больной. Я прежде слыхал о странном памятнике влюбленного хана. К** поэтически описывала мне его, называя la fontaine des larmes (фонтаном слез). Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан; из заржавой железной трубки по каплям падала вода. Я обошел дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат.
<...> Растолкуй мне теперь, почему полуденный берег и Бахчисарай имеют для меня прелесть неизъяснимую? Отчего так сильно во мне желание вновь посетить места, оставленные мною с таким равнодушием? или воспоминание самая сильная способность души нашей, и им очаровано все, что подвластно ему?»

0
0
0
s2sdefault

Они протянулись на 450 км, заняв общую площадь примерно в 7500 кв. км. Здесь круглый год весна купается в ярком солнце среди бескрайнего Атлантического океана.

Канарские острова: семь больших — Гран-Канария, Тенерифе, Фуэртевентура, Лансароте, Гомера, Пальма, Ферро — и несколько маленьких. Ближайший от северо-западного побережья Африки — остров Фуэртевентура. Их разделяет всего 96 км. Удивительно, что знаменитая канарская семерка сильно различается по ландшафту: продуваемый ветрами, похожий на пустыню Фуэртевентура, плодородный, с пышной растительностью остров Пальма, бесплодный Лансароте, скудный, созданный для уединения Ферро и великолепные Гран-Канария, Гомера и Тенерифе.

0
0
0
s2sdefault

Поистине, это замечательная жизнь.
Лорд Резерфорд

Каких только легенд не существует о Кембриджском университете — одном из древнейших в Европе. Ореол его ученой славы всегда магически притягивал самых ярких, смелых молодых людей. Члены королевских семей считали честью учиться в его колледжах...

0
0
0
s2sdefault

В танцевальном зале дворца Шенбрунн — летней резиденции австрийских императоров Габсбургов — было прохладно и как будто чего-то не хватало. Красивые стены гулко отражали слова экскурсовода, а я пытался представить, как целая «команда» дворцовых — полторы сотни человек — перед балом зажигает во всем дворце свечи: вечером будут гости. В люстре, висевшей когда-то в этом зале, было 880 свечей. Смешные маленькие хитрости можно было устраивать с этими свечами. Если гости были дорогие, важные и долгожданные — брали новые, длинные свечи, для гостей попроще выбирались свечи покороче — бал считался оконченным, когда догорали свечи...
Направляясь вслед за экскурсией в следующий зал, я услышал отзвук собственных шагов и вдруг понял, чего может не хватать человеку в танцевальном зале прекрасного старого дворца с роскошной люстрой, пусть даже и включаемой сегодня одним щелчком выключателя. Мне не хватало... ожидания бала.

0
0
0
s2sdefault

Новый год в Китае
В Китае Новому году предшествовал особый период праздников, суть которых состояла в возобновлении связи с умершими предками. В эти дни совершались жертвоприношения «предкам и Небу»; считалось, что это время очищения от «дурных поветрий старого года». Тогда же приобретались так называемые «новогодние предметы».

0
0
0
s2sdefault

Я пишу эти строки в тот самый момент, когда самолет авиакомпании «Эр Франс» трогается в путь. Мы только что «отплыли» от шереметьевского причала. Я еду в Париж — туда, где в Лувре улыбается Джоконда, где Собор Парижской Богоматери отражается в водах Сены, а в садах Живерни цветут водяные лилии Моне... Я еду в город Встреч.

0
0
0
s2sdefault

«Венеция, чью царственную стать
Несли в себе предродовые воды,
Жемчужница, многовековой символ,
Пергамент, на котором чайка пишет крылом…»

Так начинаются стихи итальянской поэтесы Марии Луизы Спациани, посвященные Венеции — городу, чье одно только имя будит самые романтические и нежные воспоминания души. Именно с птицей, парящей между водой и небом, часто сравнивали Венецию люди, очарованные ее прекрасным обликом, запечатленным на гравюре Якопо де Барбари в 1500 году, в момент, когда она достигла своего наивысшего блеска. Именно в это время посол короля Франции в Венеции Филипп де Коммин, человек острой наблюдательности, назвал Венецию «самым великолепным городом Европы».

0
0
0
s2sdefault

Читая в детстве книги о дальних странствиях, об открытии новых земель, о трудностях и испытаниях, выпадавших на долю первопроходцев, мы часто восклицали: «Ну почему мы родились в такое время, когда все открытия уже совершены! На карте больше нет белых пятен, и земли, на которые не ступала нога человека, остались в далеком прошлом...» Действительно, кажется, что Земля давно уже обжита. Последние ее недоступные точки — Северный и Южный полюсы, высочайшая вершина — Эверест — достигнуты в XX веке. Что же остается нам?
Но так ли уж верно, что на Земле известно уже все? Да, вся ее твердая поверхность исхожена или подробно рассмотрена с самолетов и спутников. Но остаются еще недра, о которых мы знаем очень мало, и, наверное, самое интересное — подводный мир.

0
0
0
s2sdefault