Ощущение рождается из чувственного контакта, являясь основой нашего отношения к феноменальному миру. Этот способ реагирования на внешний мир имеет свою ценность как средство познания, счастья и роста, если занимает своё место. Именно тогда, когда ощущение (скажем, сексуальное ощущение, которое можно считать типичным) психологизируется, превращается в потребность и беспорядочно смешивается с процессом нашего мышления, и начинаются проблемы.

Когда ощущение доставляет удовольствие, Манас, или ум, который является инструментом осознания, привязывается к определённому ощущению. Желание возникает как активная или «оживлённая» форма этой привязанности — желание повторения опыта. Такой опыт механистичен по своей сути, принадлежит материальному миру и является формой инертности. Память основана на повторении. Желание тоже основано на повторении. Оно имеет свой цикл, состоящий из возникновения, развития, завершения в виде удовлетворения, и немедленного возрождения.

Активность желания вызывается умом. Даже у животных желание возникает благодаря уму, но действующему бессознательно.

Ум и ощущение порождают желание, когда ум погружается в ощущение. Ощущение окрашивается менталом. Именно таким образом ум впоследствии распознаёт ощущение, сохраняет его как основу мышления и как память. Кроме того, и ум окрашивается ощущением удовольствия или боли. Реакция на удовольствие или боль проникает внутрь мысли и обусловливает её. В противном случае ощущение существовало бы только в тот момент, когда происходит непосредственный возбуждающий контакт, и не вызывало бы желания. Желание — это сила, которая обращается к прошлому, появляясь оттуда, как призрак, и властвуя над настоящим.

Это ум со своей материальной стороны (он соединён и с духовным принципом) связывает прошлое и настоящее и ассоциирует одну вещь с другой с помощью наблюдения и сравнения. Он прокладывает путь памяти. Он создаёт паутину ассоциаций.

Желание, которое является импульсом, созданным столкновением ума с ощущением, вторгается в ум. Таким образом, оно закрепляется и распространяется. Ощущение, берущее своё начало в прошлом, продлевается и в настоящем. Его первоначальные вибрации постепенно затихают (если только не будут усилены), подобно звучанию камертона в непрерывном пространстве ума. Ум вспоминает прошлое ощущение и, поскольку оно связано с желанием, наслаждается этим ощущением и старается продлить и усилить его. Через ассоциации, созданные умом, желание распространяется в ментальной сфере. Тогда каждая ассоциация становится загрязнённой и возбуждает желание.

 

Желание, если это сексуальное желание, воздействует на нервную систему. Все ощущения — это возбуждение нервов, то есть всего тела. Когда ум вспоминает это возбуждение, то есть задерживается на нём в своей памяти, желание «поднимает голову» от каждой ассоциации, а возбуждение нарастает, пока не достигнет своей кульминации. Ум становится рабом этого возбуждения, и не может функционировать отдельно от него. Но этот раб весьма активен и подстёгивает чувства всякими ухищрениями, чтобы усиливать желание и подпитывать его.

Мы наглядно видим это в эротическом шоу или ревю. Режиссёр-постановщик представляет собой ум. Именно его ум придумывает и прорабатывает каждую деталь, что может привлечь зрителей, и, играя на ассоциациях в их умах, возбуждает в них сексуальное желание, которое усиливает старые ассоциации и распространяется на новые. Каждая деталь становится ручейком, который увеличивает поток желания и возбуждения, приводя к состоянию взаимодействия, — порочному кругу из ума, побуждаемого желанием, и нервов.

Чем больше возбуждение нервов, тем больше отклик тела и наслаждение этим телесным ощущением. Чем больше наслаждение, тем сильнее привязанность к этому наслаждению и жажда его повторения, которая возникает снова и снова.

«Искусство» любого эротического романа, или чего-либо другого, связанного с сексуальной привлекательностью, также заключается в обыгрывании ассоциаций.

 

Таким образом, большое число людей оказывается во власти обостряющейся и усиливающейся похоти, которое в итоге делает из них запрограммированных автоматов, существующих только ради удовлетворения этой похоти, монстров, которые не остановятся ни перед чем под гнётом её безжалостной тирании.

Потворство своим желаниям со временем подавляет и уничтожает любой неэгоистический инстинкт, ибо ум укоренён в ощущениях. Похоть превращается в жестокость, в садизм. Даже в слабо развитой форме похоть и потворство своим желаниям порождают безразличие к другим, разрушают любовь в единственно истинном и прекрасном смысле этого слова.

Лишь с помощью ума такое желание можно контролировать и преодолевать. Мудр тот, кто не говорит «Я желаю», но способен отделить себя от желания. Теперь он понимает, что «его» ум – это, главным образом, процесс мышления, с которым он связал себя.

 

Когда сердце наполнено любовью, стремящейся отдавать, а не хватать или наслаждаться, усиливая самость посредством ощущений, коренящихся в той же самости, все вожделения должны умереть. Любовь — вот «противоядие» от секса, когда секс становится проблемой. Когда есть святость чистой любви, где отсутствует самость, мы как будто смотрим глазами невинного ребёнка на все те вещи, которые могли бы стать возбуждающими для сексуально озабоченного ума.

В современной жизни любовь ассоциируется с обладанием и наслаждением. Но её истинная природа связана с отсутствием желания в любой форме, тонкой или грубой.

Глава из книги «Интересы человека»

Перевод: Татьяна и Павел Игнатовы. Редакция: Леонид Мебель.

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s