«Ничего подобного в жизни не было, описать это тому, кто не был там, – невозможно». Так поведал мне о фестивале Burning man (Пылающий человек) мой товарищ, уже давно живущий в США. Впечатления перехлестывали слова. При том что попал он не на сам фестиваль, а на его сильно урезанную неофициальную ковидную версию — просто собрались постоянные участники, которые уже не представляют себе свою жизнь без него.

По его совету я посмотрел фильм о Burning man и был весьма вдохновлен и шокирован. Но помимо эмоций почти одновременно где-то в глубине, внутри что-то завибрировало, отозвалось…

Смотреть фильм «Burning Man. Как построить утопию в пустыне»

Шок

Итак, что же поражает.

Первое: люди добровольно весь год копят средства, чтобы купить недешевый билет, а потом на протяжении восьми дней совершенно бесплатно чем-то делятся — делают пиццу, чинят обувь, устраивают вечеринки, создают скульптуры, читают лекции... И всю неделю народ живет без денег. Нет-нет, не подумайте, все приезжают подготовленными, с запасом провианта и хозяйством. Просто если что, то – всегда пожалуйста.

 

Второе: можно осуществить всё, что душе угодно. Бесконечно развлекаться (от прыжков с парашютом до безумных дискотек), учиться (от философии до лозоплетения), слушать умных людей (ученых, бизнесменов, художников)...

 

Третье: нет никаких запретов, кроме запретов на рекламу (даже все значки брендов тщательно отпарываются), на хейтерство (критиканство), на любые формы бизнеса и любые насильственные формы отношений.

 

Четвертое: нет никакой религии и идеологии. Хотя есть «храм» — туда люди просто приносят память о самом дорогом в жизни.

 Стена «храма»

Пятое: все это происходит в пустыне! Климатические условия — нечеловеческие. Это не просто пустыня, это безжизненное дно высохшего озера. Нет никакой растительности. Щелочная пыль — везде. Нередко проносятся пылевые бури. Днем — жара, ночью — холод. Ты почти всегда ходишь в маске или платке.

 Город Black Rock City, который создается в пустыне на 8 дней. В этот раз в нем живет около 80.000 чел.

Мысли

Понятно, что просто ради просмотра инсталляций (а именно этим знаменит Burning man) туда не поедешь на неделю. Большинство отправляется прежде всего за особой атмосферой, за совместной жизнью и многообразным опытом.

Подкованный марксист, конечно, скажет: капиталисты, мол, с жиру бесятся. Наверное, не без этого: есть очень четкий финансовый порог, да и человек ниже среднего достатка вряд ли заинтересован в искусстве. Ну и, конечно, маргиналы просто не доберутся до этой пустыни. И возник фестиваль именно в Америке — ведущей экономической системе мира.

 

Но вот тут возникает подозрение, что не всё так просто. Почему в одних странах наличие избыточного капитала приводит к гуманистическим проектам, а в других — к развитию приторной культуры элит? Этого самого «финансового жира» в Америке, как и в Европе, очень много. Традиционный путь его овеществления — это инвестиции в предметы искусства и роскоши, ценные бумаги. Коллекционирование полотен и автомобилей, бесконечное и бессмысленное хвастовство перед другими — традиционный путь обращения с этим «жиром». Правила это странной игры известны уже несколько тысяч лет. Зачем выдумывать еще что-то?

 Фигура человека, которую традиционно сжигают в конце фестиваля

Ведь тут, на фестивале, люди «инвестируют» в никуда! Деньги просто выбрасывают на ветер, а точнее — в костер: большинство произведений искусства по окончании феста сжигают. Это важный ритуал в финале. Обычные люди (не художники) не получают никаких дивидендов — ни славы, ни заработка. Тем не менее те, кто постоянно ездит на фестиваль, формируют особый образ жизни. Весь год они готовятся, чтобы в кратчайшие сроки в безлюдной пустыне всего на неделю возник город со всем необходимым для жизни и с парком скульптур, большинство из которых будут уничтожены...

 

Традиционное сжигание инсталляций в конце фестиваля

Люди вкладываются, движение растет. Появляются сообщества «бёрнеров» по всему миру. С 2016 года филиал Burning man`а открылся в Европе. В небогатой Украине – одно из самых развитых. Украинский художник Милов именно на Burning man создал свою знаменитую скульптуру «Любовь».

 Скульптура «Любовь» Александра Милова

И люди едут и едут. Последний доковидный фест собрал 80 000 участников, был возведен город диаметром около трех километров! И в нем было очень много русскоговорящих, были открытые лагеря, где украинцы готовили борщ, а россияне предлагали попариться в бане.

Кто-то может подумать, что это безответственное веселье обеспеченных граждан. Это не так. Один из принципов фестиваля — после себя всё оставить так же, как было до. Мало кто представляет, что команда уборщиков остается порой с августа до октября, чтобы убрать весь мусор, до последней оторванной пуговицы.

Выводы

Самый главный вывод в том, что это, как мне кажется, давно уже не просто фестиваль. Смотришь на это все и понимаешь: здесь пестуют что-то очень важное и нужное. Что-то, от чего исходит аромат душевного здоровья, целостности и надежды для человечества. Это территория реализации гуманистических ценностей. Да, это игра, игра в утопию. Но здесь люди обретают себя. Может, поэтому всех так тянет возвращаться сюда снова и снова. Вероятно, это тяга к себе подлинному. Так ведь важно попробовать себя, отбросив все, что тебе говорили «правильного», осмелиться наконец быть собой. Так важно где-то не бояться осуждения и косых взглядов, поискать себя в разном творчестве, найти свое, познакомиться с интересными людьми, найти своих и через это найти себя…

 Бёрнеры

И есть еще один секрет. Побывав на фестивале зрителями, воспользовавшись всем тем, что им бесплатно подарили другие, многие возвращаются делать что-то для других. Потому что это нормально. Потому что вдруг ощущают, какое же это удовольствие — свободно отдавать, делиться тем, что ты умеешь и любишь.

Сегодня бёрнеры называют себя finally normal people — «наконец-то нормальные люди». Да ведь, в конце концов, так и есть. Нормальный человек — это смелый, творческий индивид, уважающий свободу другого и готовый с радостью поделиться с ближним. Нет, это не святой, просто — нормальный.

Это немного похоже на рождение новой религии. Нет-нет, никаких сверхъестественных сущностей! Религия тут по Тиллиху — как практика осуществления высшего смысла. А в чем же смысл? Свобода, открытость к многообразию, принятие, сотрудничество, отдача, творчество — в этом. Невероятный пафос соответствует самой сущности Жизни. На мертвой земле возникает взрыв красок и многообразия.

Кажется, люди распробовали радость свободы и творчества, распробовали человечность...

You have no rights to post comments

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s