Вы когда-нибудь пробовали петь на два голоса? А на три? Дуэт или трио требует так состроить голоса, чтобы получился единый звуковой поток.

И это единство — новое качество.

Вообще весь мир вокруг нас звучит. И никогда не бывает абсолютной тишины. Даже в вакууме или под водой мы будем слышать стук собственного сердца. Мир полон звуков и скрытой гармонии. Как порой трудно бывает отыскать созвучие с  самим собой, с тем, кто рядом и с миром вокруг.

В 16 веке английский композитор Томас Таллис написал удивительное произведение. Мотет на 40 (!) голосов «Spem In Alium». 

Восемь хоров по пять голосов в каждом, звучат одновременно. 

Космическая гармония звуков, торжество света, красоты и единения голосов  в буквальном смысле исцеляет слушателя.

Если Вы вдруг чувствуете себя разорванным на «тысячу медвежат», если Вам требуется «собрать» себя из кусочков заново. 

Просто включите эту целебную музыку и растворитесь в ней на несколько минут. На мгновение почувствуйте единство мира.

Слушать: Spem In Alium (Thomas Tallis) — Tallis Scholars

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

В наш прагматичный век, тонущий в море информации, какие звуки нас окружают? Находим ли мы время послушать шум дождя, шелест листьев на ветру или пенье птиц? Или просто слушать музыку?

К счастью, записи великих музыкантов сохраняются, и мы в любой момент можем погрузиться в мир совершенного звука и гармонии. Настроить душу и сердце в унисон с природой и миром.

0
0
0
s2sdefault

Как соединить несоединимое? Небо и землю, космическую беспредельность и человеческие маленькие заботы, тайну бытия и каждое прожитое мгновение? Парадоксально просто и изящно Гия Канчели делает это в своей музыке.

Все мы помним фильм «Кин-дза-дза!». Мир планеты Плюк, так похожий на наш. Пронзительная главная тема. Что-то родное и изначальное в трогательной печальной мелодии пацаков так сильно берет за душу, что запоминается навсегда.

0
0
0
s2sdefault

Что такое время? Природа времени загадочна и не подвластна человеку. Однако для гения подобных преград не существует. Он находится одновременно во всех временах и эпохах. Как будто заново сшивает ткань времени, создает уникальный орнамент будущего.

«Сюита в старинном стиле» Альфреда Шнитке — удивительное произведение. С одной стороны, — прекрасная барочная музыка. С другой стороны, — пульс современной реальности в которой все стили и эпохи, сплавлены и неразделимы. Первая часть «Пастораль» размеренна и грациозна. Вторая часть «Балет» развивается стремительно и вовлекает нас в бушующий поток событий.

0
0
0
s2sdefault

Что делать, когда родился гением, но немного не угадал время. Или гении всегда не ко времени? Михаил Меерович родился в Киеве в двадцатом году. Уже в музыкальной школе стало понятно, что мальчик необыкновенно талантлив. 

Музыку он начал писать в 13 лет. Естественным продолжением пути юного музыканта стала учеба в Московской Консерватории. Будущее композитора виделось в самых радужных красках. Однако у судьбы были другие планы.

Феерически свободная музыка Мееровича никак не вписывалась в послевоенную суровую реальность. Работа в любимой консерватории вскоре стала недоступна. Знаменитое постановление 48-го года о космополитизме в искусстве и зловредных влияниях запада искалечило многие судьбы.

0
0
0
s2sdefault

Когда приезжаю в Питер, неизменно оказываюсь на улице Рубинштейна. Строгий питерский модерн гордо держит фасон. Здесь жил обожаемый мной Сергей Довлатов, бегал маленьким мальчиком Иван Ефремов. А причем здесь музыка, спросите вы? Антон Рубинштейн, русский композитор, великий пианист и реформатор тоже когда-то жил на этой улице. Вот что пишет о нем современник А.А. Трубников: «Он порабощал вас своею мощью, и он же увлекал вас изяществом, грациозностью исполнения, своим бурным, огненным темпераментом, своею теплотой и лаской. Его crescendo не имело границ нарастания силы звучания, его diminuendo доходило до невероятного pianissimo, звучащего в самых отдаленных уголках громаднейшего зала. Играя, Рубинштейн творил, и творил неподражаемо, гениально. Популярность его была так велика, что выражения «так играет Антон», «так дирижирует Антон» или просто «так сказал Антон» были совершенно естественными. Все понимали, что речь идет об А. Г. Рубинштейне».

0
0
0
s2sdefault

В 1934 году в руки композитора Карла Орфа попала необычная рукопись.

«Фортуна играючи подсунула мне каталог Вюрцбургского антиквариата, где я нашел название, которое магической силой приковало мое внимание: «Кармина бурана — немецкие песни и стихи из рукописей 13 века, изданные Иоганном Шмеллером».

«Carmina Burana» в переводе означает Бойернские песни, по названию старинного монастыря в Альпах.

Студенты, бродячие музыканты и монахи — авторы 250 текстов на латыни, французском и немецком. Темы самые разные от бытовых зарисовок и любовной лирики, до сатирических стихов и высоких гимнов. На редкость современно звучат старинные тексты из далекого Средневековья.

0
0
0
s2sdefault

Всё началось с концерта «Аквариума». Нет, поверьте, всё было прекрасно, даже сверх ожидания: колоритная банда музыкантов-профессионалов, за три песни прокачавшая зал, зажигательная музыка, немножко сумасшедшие и мудрые слова, спокойно-ядерный Борис Борисыч...

Но в какой-то момент, посередине очередной песни, я со всей отчетливостью поняла: он — пришелец. И песни его — пришельческие. Потому что когда их слушаешь по одной, то еще вслушиваешься в слова, пытаешься разобрать смысл... А когда вот так, в массе, становится очевидно: слова здесь вообще не важны, все они — про одно. Какое-то одно послание в совершенно разных формах пробивается через нашу скорлупу, стучится то через смех, то через слезы, то через бешеный ритм, то через трепет души... А все эти темы, слова, кусочки мироздания — только повод.

0
0
0
s2sdefault

Когда тебе дают имя  Blu в честь любимого блюза, когда с четырех лет ты поешь при каждом удобном случае, когда твоя юная душа без остатка погружена в музыку и ты готова вкладывать все свои силы и чувства в творчество, успех неизбежен.

История прекрасной «золушки» Адель, которая однажды проснулась знаменитой. Это история о реальности, преобразившейся в мечту. Ее стремительный взлет на музыкальный Олимп кажется таким естественным. Ингредиенты оглушительного успеха — это и незабываемый голос на пять октав, и искренность в каждой ноте, и конечно тексты песен, которые Адель пишет сама.

0
0
0
s2sdefault

Когда мастер пишет иероглиф, послание передается пространством белого листа, на котором он написан. Тайна музыки хранится между нот, в паузах, длительностях, переходах. Тишина как квинтэссенция музыки, ее бесконечный предел.

Гия Канчели — композитор-философ. Он пишет свои произведения годами, оттачивает каждый звук, каждую фразу.

Гия Канчели — Данелиада, фантазия к/ф Кин-Дза-Дза. Оркестр Таврический п/у Михаила Голикова

0
0
0
s2sdefault