Закончилась пора отпусков, начинаются привычные будни, жизнь входит в свою колею… Не за горами момент, когда многие из нас, загруженные работой и многочисленными проблемами, начнут уставать, появится раздражение и искушение делать свои дела формально. Есть ли способ этого избежать? Неужели нет никакого шанса обрести так необходимое нам вдохновение и творческие силы? Конечно, рецептов не существует, но… Все возможно, стоит лишь захотеть. И один из способов — не удивляйтесь – это умение слушать музыку.
Согласитесь, для большинства из нас музыка стала явлением довольно обыденным: не трудно включить на работе радио или, придя домой, поставить в магнитофон любимую кассету. Бывает, что мы постоянно окружены музыкой и воспринимаем ее просто как своего рода шум. Или обратная ситуация: у нас есть любимые композиторы, песни, направление музыки, которые мы готовы слушать часами и, извините за выражение, "балдеть". А что если попробовать подойти по-другому к самой музыке и к тому, как ее слушать?

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Шекспир без конца!
И.В. Гете

Читатель любит тайны. Кто-то находит их в романах Агаты Кристи, кто-то наслаждается, читая Достоевского, а кто-то обращается к великому Данте. Тайны — то есть неизвестное, неизведанное — будоражат пытливый читательский ум (а иногда и не столь пытливый). Тайна — почти всегда залог успеха, будь то повествование, полное приключений, попытка разгадать Историю или просто чья-то уловка, использующая одно из древнейших стремлений человека — стремление узнавать.
Люди всегда исполняются восторгом, сталкиваясь с чьей-то гениальностью. Ученые, художники, поэты и писатели, политики... Если они признаны человечеством, они достойны такого поклонения. А если их жизнь еще и окутана тайной, то интерес и глубокое внимание к этим людям проживут очень и очень долго. Именно таким человеком был и остается по сей день Уильям Шекспир.

0
0
0
s2sdefault

"Я принужден был отдать в руки нашей публики мои произведения, несмотря на всю их идеальную концепцию. Теперь я задаю себе важный для меня вопрос, не следует ли это последнее, священнейшее для меня создание спасти от пошлой карьеры обыкновенных оперных спектаклей? К этому особенно побуждает меня чистая тема, чистый сюжет моего "Парсифаля". Постигая то, что происходит кругом, я назвал своего "Парсифаля" "сценическим священнодействием". Им я должен освятить мой театр в Байрете, одиноко стоящий в стороне от всего мира. Только там будет поставлен "Парсифаль". Его не должны давать на других сценах - для забавы публики" (из письма Рихарда Вагнера королю Людвигу Баварскому, сентябрь 1880 года).

0
0
0
s2sdefault

В детстве нас учили, что театр  —  всего лишь выдумка по сравнению с реальностью, лишь копия, более или менее искаженно передающая существо оригинала. Это ложь! Театр — это Действительность, не стиснутая рамками пространства и времени. Он проникнут духом метафизики, и поэтому мы называем его Театром Мистерий…

Хорхе Анхель Ливрага "Театр Мистерий"

Мы приходим в театр, чтобы приятно провести время, отдохнуть, расслабиться или посмотреть нашумевшую пьесу. Но попробуйте однажды задержаться после представления в темном опустевшем зале. А вдруг и сам театр может поведать немало интересных историй? Возможно, он посетует на то, что в его стенах ставят все больше политизированные фарсы или популярные нынче представления, удовлетворяющие патологическую страсть человека к жестокости и насилию. Или пожалуется на несуществующих гипотетических существ, которые якобы отображают нашу действительность, но в лучшем случае способны лишь вызвать смех.

0
0
0
s2sdefault

Из книги "Я вспоминаю".

Двадцатый век подводит свои итоги*. Близится к концу второе ты­сячелетие. И вдруг ока­зы­вает­ся, что сегодня необходимо говорить о понятиях, па первый взгляд очевидных, что уже однажды высказан­ное требует уточнения и более глубокого разговора.

0
0
0
s2sdefault

Стали цветущие юноши, в легкой искусные пляске.
Топали в меру ногами под песню они с наслажденьем.
Легкость сверкающих ног замечал Одиссей и дивился.


Человек античности остро ощущал гармонию Божественного и земного и стремился найти ее в себе и в обществе. Благодаря этому формировался образ человека идеального, красивого и внутренне, и внешне.

0
0
0
s2sdefault

В Челябинском отделении «Нового Акрополя» прошла презентация Малого собрания сочинений (в семи книгах) великого австрийского поэта Райнера Мария Рильке. Переводчик и комментатор издания – поэт и философ Николай Болдырев, известный своими книгами о Василии Розанове, Андрее Тарковском, Симоне Вейль.

0
0
0
s2sdefault

Случалось ли вам когда-нибудь подниматься в горы? Тогда вам наверняка знакомо ощущение величия открывающейся картины от возможности увидеть ее сверху, всю целиком, а не маленькие фрагменты ее, как внизу. Что произошло? Да просто поменялся угол зрения, ракурс, и все перестало быть обычным, бессмысленным, несвязанным. Интересно, что смысл открывается только после этого восхождения, после проделанного пути и изменения угла зрения.

0
0
0
s2sdefault

1. Когда итальянскому композитору Джузеппе Верди было пятьдесят лет он встретился с одним молодым музыкантом. Музыканту было 18 лет. Он все время говорил о себе и своей музыке. Верди внимательно слушал молодого человека, а потом сказал:

- Когда мне было 18 лет, я считал себя великим музыкантом и говорил "Я". Когда мне было 25 лет я говорил "Я и Моцарт". Когда мне было 40 лет, я уже говорил "Моцарт и Я". А сейчас я говорю "Моцарт".

0
0
0
s2sdefault

У города есть душа. Она может быть подобна живой воде, жизненной силой наполняющей. И напротив, может быть душа города, подобно мертвой воде, — души людей умертвляющей. Такой способностью наделены города «без архитектуры»: без памятников старины, без прорывов в будущее. И лишь в одном городе на Земле явлены совсем особые взаимоотношения с горожанами. Это — Санкт-Петербург: Град прекрасный на Неве, достигший всех мыслимых совершенств и... утрате их противостоящий.

0
0
0
s2sdefault