Фото с сайта http://www.quaintplaces.comСимфонический дом

На берегу озера Мичиган появилось удивительное строение, в котором элементы архитектуры являются и частями музыкальных инструментов.

«Симфонический дом» — совместный проект американского архитектора Дэвида Ханауолта и Билла Клоуза, музыканта, художника и мастера по изготовлению музыкальных инструментов.

Это довольно крупный загородный коттедж, который одновременно является музыкальным инструментом. Струнным. Если вы имеете представление о том, как трудно создать хорошую скрипку или виолончель, то поймете, чего стоит построить музыкально звучащий дом. Да еще так, чтобы в нем можно было жить.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Пышность и великолепие дворцов. Изобилие архитектурных форм. Завитушки, золото, фейерверки, немыслимые карнавалы и развлечения. Кринолины, кружева, банты, веера, изысканные позы менуэта. Такой мы представляем эпоху барокко. Но почему же в это время появились такие глубокие композиторы, как Иоганн Себастьян Бах и Антонио Вивальди, мыслители Блез Паскаль и Рене Декарт, ведь они задавались отнюдь не праздными вопросами бытия? Быть может, мы совсем не знаем барокко?

0
0
0
s2sdefault

Исследователи-педанты называют произведения великого петербургского зодчего — Растреллиево барокко. Исследователи-интуитивисты, не приводя тому доказательств, предпочитают другое наименование — русское барокко. Слушатели моих лекций, итальянцы, утверждали: это — не барокко. Современники Растрелли называли его дворцово-парковые ансамбли «русской Версалией».

 

0
0
0
s2sdefault

Иногда везение способно сыграть не меньшую роль, чем знания или гениальное озарение. Именно везение помогло появиться на свет знаменитой планетарной модели атома.


Не родись красивым, а родись счастливым, гласит народная мудрость, которая, естественно, касается и людей науки. Удача посещает ученых очень по-разному – например, нечаянное наблюдение может обернуться замечательным открытием. Именно так американский радиоинженер Карл Янски открыл радиоволны звездного происхождения, а его соотечественники Арно Пензиас и Роберт Уилсон через 32 года обнаружили космическое реликтовое излучение, ставшее самым веским доказательством справедливости теории Большого Взрыва. Фортуна проявляет себя и внезапным озарением блестящей идеей, и встречей с хорошими партнерами по работе, и даже своевременной отправкой рукописи в редакцию.
0
0
0
s2sdefault

Аркаим… Материал об этом загадочном древнем городе, существовавшем на территории Южного Урала во II тысячелетии до н.э., появился в предыдущем номере нашего журнала. В нем рассказывалось об истории открытия этого уникального поселения, части целой «Страны городов», относящейся к культуре индоевропейцев. Однако эта находка выходит далеко за рамки истории или археологии…

0
0
0
s2sdefault

В одном из писем своему отцу из Каира весной 1814 г. Буркхардт писал:
«Никогда, никогда я не сказал ничего о виденном или встреченном мною, что не было бы вполне согласно с моей совестью, — ведь не для того же, чтобы писать романы, я подвергался таким опасностям!»

Иоганн Людвиг Буркхардт родился в 1784 г. в Лозанне в семье полковника французской армии. Получив домашнее образование, он затем учился на факультетах права, философии и истории в университетах Лейпцига и Геттингена. Семья рассчитывала, что он сделает карьеру юриста или дипломата, но 22-летний Иоганн избрал совершенно другой путь. Он отправился в Лондон, чтобы вступить в Ассоциацию по поддержке открытий во Внутренней Африке, где предложил поехать с экспедицией, чтобы найти исток реки Нигер. Так началась история экспедиции, которой так и не суждено было состояться.

0
0
0
s2sdefault

 

Крещение Капри

«Если бы я был Богом, то сделал бы себе кольцо, в которое вставил бы Капри», — писал Максим Горький о легендарном итальянском острове. Со времен Горького, да что там — императора Тиберия, который провел на Капри 11 последних лет жизни, основные ингредиенты каприйской красоты остались те же: голубые бездны, огромные чайки-буревестники, пронзительно кричащие над морем, и напоенный соснами воздух. Именно таким в 1876 году увидел Капри и 19-летний молодой студент-медик Аксель Мунте. В Италию он приехал по несчастью. Врачи нашли у него легочное кровотечение и решительно заявили: единственное спасение — поездка на юг, к морю. Мунте отправился на Капри. И увидев остров, обомлел.

 

0
0
0
s2sdefault

Йозеф ГайднЙозеф Гайдн — сын каретника из Цвиккау. В детстве поет в церковном хоре в венском соборе Святого Стефана, в свободное от учебы время чистит на улицах сапоги прохожим, а по вечерам развлекает любителей музыки исполнением серенад и дивертисментов.


Любителем шуток и озорства Гайдн был всегда. Однажды он подговорил приятелей-музыкантов спрятаться в разных уголках Вены и ночью по его сигналу заиграть кто что захочет. Как же возмущались венцы, среди ночи разбуженные таким «кошачьим концертом»!

0
0
0
s2sdefault

Детство Рихарда Вагнера было насыщено впечатлениями театральной жизни: его отчим был актером в дрезденском театре, и в их доме постоянно гостили артисты, здесь разыгрывали сцены из спектаклей, читали стихи известных поэтов. Но театр с его напудренными париками, наигранностью и жеманством мало прельщал Рихарда. Он увлекся античной литературой и в 13 лет с жадностью перевел на немецкий язык 12 песен «Одиссеи», трагедии Эсхила и Софокла. В это же время юный Вагнер открыл для себя Шекспира и для того, чтобы читать его в подлиннике, сам за короткий срок выучил английский язык. Результатом такого увлечения стало рождение его первой драмы «Лейбальд и Аделаида», которая по своему трагизму напоминала «Гамлета» и «Короля Лира» вместе взятых. Два года подросток увлеченно трудился над этим полотном! В пьесе постепенно умирают 42 героя, и, чтобы довести драму до конца, юный автор был вынужден вернуть их в следующих действиях в роли привидений. Поразительно, но уже тогда Вагнера не остановили трудности, встретившиеся на пути к воплощению задуманного, не испугала величина идеи, за которую он взялся! В этом он не изменял себе всю жизнь.

 

0
0
0
s2sdefault

Разговор этот может показаться немного надуманным. Город сегодня — огромный организм или скорее механизм: дома, улицы, предприятия, машины… Гигантский муравейник, иногда жестокий к своим мелким обитателям, иногда благосклонный.

Тело этого организма изучено довольно хорошо и продолжает изучаться: есть статистика, показатели уровня жизни, экологические данные, есть определенные законы, по которым живут мегаполисы и города небольшие. Есть учет мигрантов, занятости, нормы потребления энергии. И так далее. Это наука, и ее специалисты ведут большую работу.

0
0
0
s2sdefault