Готовился к очередной лекции из цикла «Открытие человека. Путь через века», на этот раз по современной литературе, которую вполне можно назвать мифографической. Снова, уже в который раз, перечитал «Хоббита» и «Властелина Колец» Толкина. Есть много идей этого, действительно, глубокого мифа, о которых хочется поговорить, но, наверное, самое важное мое открытие — это сам дух книги.

«...все древние истории Среднеземья печальны, но они делают сердца лучше и поднимают дух…» говорит Арагорн замерзшим и усталым хоббитам на привале в самом начале пути, рассказывая им древние легенды. Это же можно сказать и о самом «Властелине колец» — печальная история, исцеляющая сердце. Книга, которая утолит жажду — говорил Экзюпери о своей «Цитадели». Я бы сказал то же самое и о «Властелине». Написанная почти в то же самое «бескрылое время», она — выражение нашей тоски по крыльям, по величию, по глубине и по сокровенному.

Величие у нас обычно связывается с великими подвигами и властью, могуществом и силой. Но главные герои «Властелина» дают пример совершенно иного величия — более близкого нам — величия не великих, а малых. Помните, как возвышенно и с каким трепетом суровый Гимли говорит о Галадриэли, и как он вызывает на бой Йомера, отозвавшегося о ней неучитво? Какое благоговение и уважение испытывают хоббиты и многие другие к Гэндальфу, Арагорну, Элронду, Теодену, Фарамиру… Наверное, в этом и есть величие малых — тот, кто способен почувствовать величие другого и служить ему, сам по своему велик.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Наверное, у каждого человека есть любимое время года. Даже если кто-то, как и я, любит и ценит их все, но есть такое, которое на капельку дороже для души.

Несколько лет назад я стала замечать, что весна становится мне внутренне все ближе.

Каждое время года имеет начало, расцвет и завершение. В начале и в кульминации все они очень сильны и красивы, а под конец наступает «усталость». Как бы ни было зелено и буйно лето, но ближе к концу его листья на деревьях уже не так свежи, все кажется немного запыленным, желтеют травы… хочется обновления, но его не будет. Наступает иное время года.

0
0
0
s2sdefault

Чем больше русских писателей XX века я узнаю, тем все больше убеждаюсь, что и в этом веке, следующем за золотым веком нашей литературы, было немало великих писателей, к сожалению, не получивших ту известность, которую они заслуживали. Времена, которые проживала наша страна, стирали многие имена, которые могли бы стать жемчужинами мировой литературы. Мое открытие в этот раз — это Юрий Осипович Домбровский, писатель, с очень непростой судьбой, трижды попадавший под репрессии, побывавшей в лагерях на Колыме, человек неимоверной силы духа и благородства.

0
0
0
s2sdefault

Вы же наверняка знаете, каково это: после длительного и утомительного путешествия вернуться домой и принять ванну? Чистая и горячая вода в этот момент кажется верхом блаженства, тело отдыхает, а в сознание проникают неожиданное светлые и прекрасные мысли.

Потом это проходит :-)

На следующий день в горячей воде уже нет ничего необычного. Это что-то само собой разумеющееся, она всегда должна была быть в этом кране, чего тут особенного? Да ничего. Кроме одного нюанса: мы привыкаем и перестаем ценить то, что нас окружает.

0
0
0
s2sdefault

Всегда любила химию. Для меня это тайна превращений и сила взаимосвязей. А тут судьба подкинула возможность припомнить школьный курс! Какое же увлекательное путешествие оказалось в те детали, которые уже потерялись в памяти (за ненадобностью в повседневности), а теперь стали осмысливаться в контексте философских размышлений.

В голове потянулась ниточка ассоциаций, и я вспомнила один очень важный урок, полученный на первом курсе, благодаря этому предмету. Наш преподаватель — человек добрейшей души и, как многие, увлеченный своим предметом, нам многое рассказывал. Но головы первокурсников не вмещали весь его азарт относительного этого предмета. Поэтому, подходя к экзамену, все тряслись и запасались брошюрами, методичками, шпаргалками, даже томами книг, в надежде спастись от его любимых вопросов. А вопросы эти были примерно такие: «Возможна ли реакция...» дальше произносились два элемента из таблицы Менделеева, которые даже сложно было вообразить вместе (если не сказать точнее — в принципе вообразить). Я помню, как каждый судорожно рылся в своей голове, чтобы извлечь какие-то приметы, признаки и условия протекания реакции — что-то отвечал. Но чаще всего слышал в ответ: «Это на Земле невозможно. А вот в условиях Солнца — вполне возможно!»

Тогда голова взрывалась от неопределенности. Но это был чудесный урок расширения сознания и осознания, что все очень относительно. Это была простая иллюстрация, как наше мышление привязано к условиям, в которых мы живем, и с каким трудом нам дается представление, что может быть все по-другому. Конечно, я не помню ни тех конкретных задач, ни параграфов, но я очень благодарна за этот урок — нет невозможного, надо только найти или создать условия!

И все-таки химия, как и наша жизнь — тайна превращений и сила взаимосвязей.

0
0
0
s2sdefault

О том, что надо учиться у детей непосредственности, неординарному мышлению, или искренности — знают все. Но есть еще удивительное качество — УМЕНИЕ ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ. Когда я размышляю над чем-либо, я понимаю, что именно правильно заданный, верный, точный вопрос приближает меня к особенному и эксклюзивному ответу.

Надеюсь, что фильм Паоло Соррентино «Молодой Папа» уже стал общемировым достоянием, и поэтому фрагмент из него не станет спойлером и не повредит желающим его посмотреть.

Для меня здесь много важного. Но эти детские (философские) вопросы — это что-то особенное. 

И это не о детях, друзья. Это о нас с вами. О Боге, как открытой границе, и о том, как обнять весь мир, каждого... И этому можно научиться. Улыбайтесь!

Фрагмент сериала «Молодой Папа»

0
0
0
s2sdefault

Слова, которые творят чудеса. Это не заклинания, не заговоры и не странные непонятные другим формулы. Наоборот — обычные, те, что слышим каждый день. Но они производят невероятный эффект на душу.

Одна из таких фраз, которая меня поднимает из мертвых — «Все будет хорошо». Которую говорю сама себе в минуты, близкие к отчаянию, в часы крайней, смертельной усталости, в моменты, когда покидает надежда. Сказанная другим человеком — не действует. Странно, правда? Можно упрекать меня в том, что внушаю себе несуществующее, уговариваю успокоиться. Но нет. Слова эти похожи на музыку, которая однажды спасла меня от отчаяния. Трудный был момент, безысходный. И вот звучит Она… Наверное, на другого человека не произвела бы она такого действия. А со мной совпала.

Вот так же и это — простое, «банальное», на других людей, может, и не действующее «Все будет хорошо». Сказано — и как бальзам на душу. Ведь и правда — что может быть страшного, безысходного в том, что скоро кончится? Все проходит, и это пройдет. И все будет хорошо.

0
0
0
s2sdefault

Думаю, вы замечали, что когда погружаешься в какую-то тему, да еще и с целью рассказать об этом другим, вдруг начинают твориться удивительные события. Видишь то, что раньше не замечал. Читаешь знакомый текст, и поражаешься новизне и актуальности. А, иногда и вовсе — открываешь в известном, доселе неизвестное, «незамечаемое-до-этого».

Последний месяц я жил совсем рядом с Андреем Тарковским и Ингмаром Бергманом. Читал их книги, читал о них статьи, смотрел интервью, передачи. Фильмы, само собой.

0
0
0
s2sdefault

Думаю, никому не нравится болеть. За исключением моментов, когда очень сильно устал, и есть возможность заболеть и не ходить на работу или учебу. Но согласитесь, приятного все равно мало. Что толку от свободного времени, когда чувствуешь себя очень плохо, и тебе ни до чего нет дела.

Хочу рассказать о действиях по отношению к себе, заболевшей «обычным» гриппом. Есть спорное утверждение (в которое я, кстати, верю), что лекарств от гриппа нет. Все медицинские препараты лишь облегчают симптомы, но организм сам должен победить вирус. Отсюда и поговорка: «Когда лечишься, грипп проходит за семь дней, а когда не лечишься — за неделю». Поэтому я не вижу для себя особого смысла в приеме лекарств.

0
0
0
s2sdefault

Дрогнула рука, несущая свечу — и воск пролит на ткань. Главное — не пытаться его сразу счистить: размажется так, что потом придется приложить гораздо больше усилий, чтобы его удалить... лучше оставить, чтобы застыл. Но все равно след останется надолго. Носи свечу осторожнее.

Если тонер из картриджа просыпался — еще интереснее.

Но это все не страшно. Максимум — испорченная вещь. А бывают штуки посложнее. Вот, например, сказанного не воротишь. Уже вылетело, уже всколыхнуло людей и пространство вокруг неосторожно, необдуманно сказанное слово. Легче, если написано. Можно удалить. Можно не отсылать. Но как будто кто-то под руку толкает — и вот уже послано письмо и прочитано. Все, даже не пролитый воск и не просыпанный тонер — царапина на пластинке, и ее уже никогда не загладить.

«Если ты выдернешь волосы — ты их не вставишь назад,
И твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад».

Наутилус Помпилиус. Грубо, но правда.

Интересно, сколько нужно пролитого воска, просыпанного тонера и поцарапанных пластинок, чтобы научиться человеку быть осторожнее, умнее, дальновиднее... и скромнее?

0
0
0
s2sdefault