Эта тема вечна. Сколько бы ни говорили люди о смерти, сколько бы исследований ни проводили и сколько бы умных и мудрых мыслей ни читали по этому поводу — Страх смерти никуда не девается. Тот, кто утверждает, что СОВСЕМ ее не боится — немного лукавит. Я ему не верю.

Причины этого страха очень разные, но одна из них — главная: мы думаем о смерти. О ней невозможно не думать, потому что мы встречаемся с ней часто. Умирают все: мотыльки-однодневки и могучие деревья, клетки нашего организма и планеты, То, что однажды родилось — обязательно умрет. Не важно — как и когда. Даже мечты способны умирать, так и не родившись, не воплотившись в этом мире…

Свое предназначение найти нелегко. Иначе не маялось бы столько людей в мире, пытаясь найти ответ на вопрос «Зачем я родился на свет, что мне суждено сделать?»

Если в детстве знаешь, кем хочешь быть — чем это обусловлено? Восхищением героями, примером жизни тех, на кого хочешь быть похожим. Но часто это только желание. Внутреннее и внешнее «я хочу!». Это часто проходит со временем. Жизнь решительно берет под руку и ведет проторенными тропами необходимости. О чем тут думать — живи, работай, так делают все.

Говорят, что человек всегда одинок. Когда рождается – люди встречают его, но не понимают. Надо научиться говорить. Когда научишься говорить – люди не понимают, потому что нужно научиться говорить понятно. Но очень трудно сделать так, чтобы люди поняли именно то, что говоришь. Уходит из этого мира человек тоже один, наедине с собой, будь он даже окружен большой толпой.

Людям свойственно бояться не только того, что может произойти, но и неизбежного. Этот страх — сильное нежелание, досада, грусть — периодически всплывает в уме, будоражит чувства и на какое-то время окрашивает мир серым. Когда ты молод и силен, еще жить да жить, такого страха практически нет. Есть «отмахивание» от советов старших, нетерпение по отношению к старикам, мысли «ну, это еще не скоро» и порой даже чувство, что тебя это почему-то минует… Но чем больше живешь, тем чаще мысли возвращаются к неизбежному будущему. Особенно когда встретится на пути согбенный, бредущий, опираясь на палочку, старый человек.

Похоже на сказку. Но это реальность, потому что действует. В христианстве есть понятие Семи смертных грехов. На самом деле в каждый из семи входит достаточно много — они подобны многоголовому дракону.

Есть грехи, а есть страсти — этим словом называют сформировавшийся уже навык души. Причина — повторение одних и тех же грехов. Грешит человек чаще всего с удовольствием, а страсти его уже мучают. Я думаю, они названы смертными, потому что способны убить в человеке человеческое. Заставляют душу болеть, порой смертельно.

На днях во время прогулки наш лабрадор Артур впервые увидел свое отражение в луже и отпрянул, буквально выпрыгнул из лужи. Он испугался, а я удивился. А потом задумался.

Это была, разумеется, далеко не первая лужа на его пути. Более того, будучи лабрадором, он лужи любит и под неодобрительными взглядами хозяев регулярно по этим лужам ходит. Почему же раньше он не видел своего отражения?

Интересное размышление было недавно. Обычно учимся мы в молодости. Дома, в детском саду, в средней школе, в колледже, институте или университете. И это период больших перемен в нашей жизни — мы не просто копим информацию или осваиваем какие-либо навыки, меняется вся наша жизнь, наше отношение к жизни, наш онтологический статус. Мы узнаем себя, мир, людей, и уже не можем жить по-прежнему…

Но после окончания ВУЗа, как правило, все успокаивается, и дальше мы разве что совершенствуемся в узком профессиональном направлении. Мы перестаем меняться внутренне, и жизнь наша также перестает меняться… Я бы назвал это проблемой, и осмысление ее в свое время помогло мне понять, для чего мне нужна философская школа (куда я пришел на своем первом курсе в университете) — не хочу переставать учиться.

А не так давно я почувствовал, будто натолкнулся на какое-то скрытое внутреннее сопротивление. Более пристально наблюдая за собой, я понял, что причина этого в том, что стало трудно меняться, а ведь учиться — это и значит меняться. Наверное, так проявляется в нас наша старость. Это осознание привело меня к мысли — обычно мы говорим: «пока молод — учись», а я теперь знаю иное: пока я учусь — я молод. И быть старым или молодым — не вопрос времени, а вопрос моего выбора...

Пускай седины обнаруживает стрижка и бритье
Пусть серебро годов вызванивает уймою
надеюсь верую вовеки не придет
ко мне позорное благоразумие

(Владимир Маяковский)

Мы любим праздники, но редко задумываемся об их сути. Сегодня социальные сети были переполнены просьбами о прощении, что одновременно радовало и огорчало. Радовало раскаянием, а огорчало порой шаблонностью и непониманием смысла. Вот интересно, надо ли вообще просить прощения?

Вроде бы такой простой вопрос, но попробуйте найти на него не стереотипный ответ, и вы увидите, насколько все непросто.

Даймоний Сократа — гений/божество/внутренний голос, нашёптывавший ему советы, — подсказывал ему, чего не надо делать. Не что ДЕЛАТЬ, а чего НЕ делать. Почему? Ведь ему же, даймонию, не трудно? Объяснить, направить, подтолкнуть, в конце концов…

А подумала я об этом, слушая свою любимую песню Стинга «Shape of My Heart». Она о человеке, играющем в карты. Он размышляет о мастях и перебирает их:

I know that the spades are the swords of a soldier
I know that the clubs are weapons of war
I know that diamonds mean money for this art
But that's not the shape of my heart

Далеко не всем посчастливилось с детства знать, кем они хотят стать, когда вырастут. И не всем, кто уже вырос, повезло знать, кто он на самом деле.

Мы живем, учимся, работаем, любим своих родных, проводим время с теми, кто нам дорог. Мчимся на любимую работу или, преодолевая себя, идем на нелюбимую. У нас много социальных ролей, мы отождествляем себя с несколькими из них и всегда можем сказать, кто мы есть. Пытаемся следовать предначертанным современным обществом стандартам, и страшно им не соответствовать — засмеют, станут порицать за то, что не сбылась как женщина — замуж, семья, дети: что не осуществился как мужчина — дом, дерево, сын… Не сделал карьеру, не имеешь достойную с точки зрения современных мерок жизнь. И вот стремишься, и достиг, и имеешь… Но иногда, не в самые радостные моменты, вдруг мелькнет мысль: вот я, я живу, делаю то-то и то-то, но это не то, чего я хочу на самом деле. Но чего я хочу? Что не так?