В марте 2015 г. волгоградский городской портал «ВсеХорошо» и культурный центр «Новый Акрополь» в Волгограде провели конкурс на лучшее эссе на тему «Зачем философия современному человеку». Семеро победителей конкурса были награждены призами. Наш журнал счел важным поделиться на своих страницах размышлениями участников конкурса о нужности философии в современном мире.

0
0
0
s2sdefault
vk button
powered by social2s

Средства массовой информации заставляют нас привыкать к страшным картинам лишений, которые испытывают многие люди. Голод похож на ужасные когти, что терзают подчас сильнее самых жестоких болезней. Увы, и от голода, и от смертельных заболеваний быстродействующего и практичного средства найти пока не удалось.

Однако мы полагаем, что дело зашло гораздо дальше, что от голода страдают уже не только физические тела, но он постепенно разрушает все человечество. Поэтому давайте попробуем определить, в каких именно сферах жизни нищета, нужда, лишения проявляются с особой силой.

0
0
0
s2sdefault

Если бы я любил загадки, я бы начал с вопроса: что происходит тысячу раз на дню, но мы этого не замечаем? Или: что мы делаем, даже если не делаем?

Но я начну с почти хрестоматийной истории. Был весенний солнечный день, но меня он не радовал. Мне было двадцать пять, и я не знал, куда мне идти: заниматься ли психологией, о чем я мечтал уже много лет и, будучи студентом II курса психфака, уже начал эту мечту реализовывать, либо философией, где все было слишком ново и необычно. Моя душа, а точнее, голова разрывалась «на тысячу маленьких медвежат», мысль билась, пытаясь выбраться из полного тупика… Проблема была в том, что опереться в этом выборе мне было не на что, ни мудрые советы мудрых, ни добрые пожелания добрых не смогли мне помочь. Я сидел на скамейке под большим старым ясенем и, не зная, как разрешить это огромное внутреннее напряжение, загадал особый знак судьбы. Ведь хорошо, когда есть знак судьбы… Но тянулись минуты, а его не было и не было. И вот тогда-то я вдруг понял, что вопрос не в советах и не в знаках, а в том, что я чувствую внутри. Выбор в том, чтобы решиться поверить самому себе, своему внутреннему голосу, сердцу, интуиции — называйте как хотите — без опытных подтверждений и рациональных обоснований. Они будут, но будут потом, когда станут не нужны, как мне стал не нужен загаданный мною знак, пришедший сразу же после моего решения. Вот как-то так и началось мое большое философское путешествие...

Наверное, все настоящие путешествия и приключения начинаются с того, что человек решается на них. С выбора. Гамлет мучается своим знаменитым вопросом, Фауст решается заключить пари с Мефистофелем, Фродо — отправиться с кольцом...

0
0
0
s2sdefault

Начиная разговор о свободе и пропаганде, нам нужно прежде всего хоть сколько-нибудь ясно определить, что мы понимаем под тем и другим. Начнем с первого – со свободы. Мы не сможем дать ей исчерпывающее и сжатое определение, это сразу понятно. Но предположим, что мы хотим изобразить свободу в художественной форме. Тогда, возможно, мы  воспользуемся образом разорванных цепей или человека, пробивающегося через преграды, — одним словом,  выберем образ, который имеет отношение к окружающему миру. Свободу нельзя определить как какую-то сущность, обычно она связывается с противостоянием, с противопоставлением окружающего мира и «я», которое хочет выразить себя. Давайте вспомним, что о свободе думали люди в древности.
Во-первых, определений свободы существует почти столько же, сколько мыслителей и философов, и то, что для одних — свобода, для других иногда таковым не является. Этим объясняется такое разнообразие идей и толкований свободы. На Древнем Востоке свободу всегда представляли как нечто обусловленное: человек постоянно ищет свободы, или освобождения (говоря о восточной философии, мы обычно используем такой перевод), и этот поиск всегда обусловлен окружающим миром. Но рождается он из самой глубины человеческого существа, из самого его духовного корня; из глубины человека рождается потребность в свободе, в выражении себя, рождается необходимость быть.

0
0
0
s2sdefault

Мир, в котором мы живём, очень изменился за последние сто лет. Он стал больше, но расстояния между нами сделались короче. И мы, люди совершенно разных культур, ещё недавно обитавшие будто в разных измерениях, неожиданно очутились рядом: в одном мире, в одном городе, в одном доме.

У нас разный разрез глаз. Мы называем Бога разными именами. По-разному видим себя, жизнь, историю. Мы не похожи. Мы смотрим на другого как на инопланетянина и не слишком хорошо понимаем его. То есть не слишком хорошо понимаем его ценности. Да и не очень интересуемся ими. Потому что не видим в них особой важности. Как в анекдоте про наших разведчиков и ихних шпионов…

0
0
0
s2sdefault

Этот психологический страх, которому иногда удается овладеть физической и ментальной сферами нашей личности, имеет также другие обличья: он проявляется как страх приключений, страх риска, страх потерять что-то и даже страх успеха. Не единожды сказано, что человек — животное с привычками, и это верно. У человека много «хозяев», и они «дрессируют» его, обучая определенным привычкам, которые позволяют ему чувствовать себя в безопасности в сообществе других людей. И эти же «хозяева» заботятся о том, чтобы человек боялся отказаться от приобретенных привычек, по крайней мере, пока он соглашается с намерениями своих «дрессировщиков».

0
0
0
s2sdefault

Старый известный афоризм гласит: как наверху, так и внизу. Но его можно прочитать и наоборот: как внизу, так и наверху, или — что то же самое — большое и малое подобны в главном.

Это, а также множество разных событий, о которых нам каждый день сообщают средства массовой информации, наводит меня на мысль о том, что между Землей и Человеком есть бесспорная связь и что они переживают сходные процессы.

На Земле одни обширные территории страдают от наводнений, другие — от ужасных засух. Где-то часто содрогаются вулканы, извергая лаву и облака дыма, а в каком-то другом уголке планеты остаются затерянные, удивительно красивые, спокойные и тихие места, которые еще не пострадали от туристического вандализма.

0
0
0
s2sdefault

Несколько дней назад я перечитывала статью моего учителя Хорхе Анхеля Ливраги «Плыть против течения». И меня, как никогда, поразило одно его высказывание, короткое и сильное, о только что закончившемся XX веке: «Этот век — черный век». В самом деле, все исторические события в их совокупности, постоянные войны, в которых были уничтожены целые народы, вполне соответствуют такому определению.
И хотя я согласна с ним, и, пожалуй, именно потому, что согласна, я попыталась найти что-то, каким бы маленьким оно ни было, светящееся собственным светом в столетии, к которому мы все принадлежим по своему рождению. И, не умаляя важности других ценностей, я нашла нечто драгоценное в сфере моих музыкальных интересов — исполнителей.

0
0
0
s2sdefault

Слабости прошлого
Те, кто пишут историю, не всегда справедливы к людям прошлых эпох. Полагая, что это тот случай, когда сгодится любая оценка, им приписывают столько умственного инфантилизма, сколько требуется, чтобы подчеркнуть достижения, ум и способности современного человека.
За долгие годы мы выучили этот урок и хорошо усвоили, что древние не умели мыслить рационально, научно, что их искусство было жестким, суровым, а религии являлись отражением их страстей и страхов.
Этот дологический человек, разумеется, не знал ни Вселенную, в которой он жил, ни Землю, которая давала ему пристанище, ни остальные звезды и планеты, и очевидно, у него не было необходимых для этого средств. Мир представлялся ему живым, а силы Природы — одушевленными; и точно так же как он вглядывался в небо, ища там объяснений, глубоко под землей он пытался увидеть преисподнюю и невообразимых чудовищ. Камни, деревья, животные, ветер, вода — во всем жили ужасные или прекрасные боги, отражения тех страхов и желаний, которые он испытывал каждый день; это были капризные боги, которым надо было приписать какое-то поведение, образ жизни, поскольку древний человек еще не знал о существовании математических и физических законов, которые управляют бытием. Говорить тогда об этом и других мирах было совершенно нормальным: человек абсолютно ничего не знал ни об этом, ни о других мирах и представлял их заселенными множеством божеств.

0
0
0
s2sdefault

Есть парадокс в самом звучании — «вечные ценности»: «вечные» как оправдание, тогда как Вечное и есть единственная Реальность. Жизнь теряет смысл, если в ней нет вечной Основы, на которой все держится, если нет высшего Образца — Логоса, Нуса, к которому все устремляется, несмотря на неразумие людей. Если все преходяще, нет ничего постоянного — установка современного сознания, — значит, нет ничего святого. Если нет ничего святого, то все дозволено. Если все дозволено, то непробужденное сознание ведет разрушительную работу, превращая все в свою противоположность, в фикцию, выворачивая мир с его вечными ценностями наизнанку. Когда все превращается в свою противоположность, мир становится антимиром, катится в бездну хаоса, о чем в XX веке возвещают философы.

0
0
0
s2sdefault